Вопросы юристу


ВС уточнил позицию о критериях разграничения движимого и недвижимого имущества

Суд указал, что само по себе использование участка для возведения и эксплуатации на нем объектов капитального строительства не может служить основанием для взимания налога на имущество в отношении стоимости работ по улучшению участка

ВС уточнил позицию о критериях разграничения движимого и недвижимого имущества

Как отметила одна из экспертов, ранее в подобных делах для ВС главными были критерии определения объекта основных средств, описанные в правилах ведения бухучета, а в этот раз Суд наконец исследовал именно гражданско-правовые характеристики спорного объекта. Другая указала, что ВС неоднократно напоминал о том, что сами по себе критерии прочной связи с землей, невозможности раздела вещи без разрушения, повреждения или изменения назначения не позволяют решить вопрос о праве налогоплательщика на освобождение от налогообложения движимого имущества.

13 декабря Верховный Суд вынес Определение
№ 305-ЭС21-12104 по делу № А40-95182/2020 об оспаривании доначисления налога на имущество организаций на результаты инженерной подготовки кустов скважин.

МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 провела выездную проверку ООО «Газпромнефть-Хантос» за период с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2017 г., по результатам которой доначислила обществу 135 млн руб. налога на имущество и пени свыше 29 млн руб., а также оштрафовала его на 12 млн руб. по ч. 1 ст. 122 НК РФ. Основанием для доначисления послужил вывод о том, что общество не включило в налогооблагаемую базу основные средства – результаты инженерной подготовки кустов скважин, созданные после 1 января 2013 г. По мнению налоговиков, сформированные по результатам инженерной подготовки площадки должны рассматриваться в составе недвижимого имущества как неотъемлемая часть кустов скважин, представляющих собой единый конструктивный объект капитального строительства. В подтверждение своих выводов инспекция сослалась на результаты экспертизы.

ООО «Газпромнефть-Хантос» обжаловало решение инспекции в ФНС России, которая отменила его в части начисления штрафа. Затем общество оспорило решение налогового органа в судебном порядке. В ходе судебного разбирательства было установлено, что в рамках инженерной подготовки кустов скважин налогоплательщиком были сформированы площадки для размещения на них сооружений, обеспечивающих добычу газожидкостной смеси. Общество утверждало, что основание кустовой площадки возводится для целей преобразования существующего рельефа земельного участка (выравнивания и обеспечения устойчивости территории), а обустройство оснований кустовых площадок является результатом выполнения солидного комплекса работ.

В итоге Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении иска, посчитав, что спорные объекты подлежат обложению имущественным налогом, поскольку они оказывают вспомогательную функцию для обеспечивающих добычу газожидкостной смеси сооружений, являются частью сложных объектов, не могут самостоятельно функционировать с учетом своих технических характеристик и своего предназначения, а их демонтаж и перемещение без соразмерного ущерба связанным с ними сооружениям невозможны. Апелляция и кассация поддержали это решение.

Рассмотрев кассационную жалобу общества, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что улучшение земельного участка, состоящее в приспособлении его для удовлетворения нужд пользующихся участком лиц, признается неотъемлемой частью такого объекта. Возникновение самостоятельного объекта может иметь место, если выполненные работы привели к появлению на земельном участке объекта недвижимости, отличного от собственно самого участка. В бухгалтерском учете капитальные вложения в земельные участки учитываются как отдельные инвентарные объекты по видам объектов капвложений.

«Исходя из приведенных положений улучшения земельного участка, необходимые для использования этого участка по назначению, по общему правилу не подлежат налогообложению налогом на имущество организаций, поскольку не формируют самостоятельного объекта гражданских прав, отличного от земельного участка, и в соответствии с правилами бухгалтерского учета их стоимость не включается в стоимость возводимых на земельном участке сооружений капитального характера. Следовательно, само по себе использование земельного участка для возведения и эксплуатации на нем объектов капитального строительства (зданий, сооружений и т.п.) не может служить основанием для взимания налога на имущество в отношении стоимости работ по улучшению земельного участка», – отметил ВС.

Как пояснил Суд со ссылкой на материалы дела, обустройство месторождения нефти (газа) предполагает строительство на его территории комплекса наземных или подземных сооружений, позволяющего вести безаварийную разработку месторождения в соответствии с утвержденным проектным документом. Кустовая площадка представляет собой ограниченную территорию месторождения, на которой имеется специальная площадка для размещения группы скважин, нефтегазодобывающего оборудования, служебных и бытовых помещений и т.п. Спорные объекты основных средств были созданы обществом в рамках инженерной подготовки кустов скважин и представляют собой песчаные площадки (основание) для размещения на них сооружений и иных объектов, обеспечивающих добычу газожидкостной смеси.

ВС добавил: при рассмотрении дела общество последовательно указывало, что созданное по результатам выполнения комплекса работ покрытие кустовых площадок обеспечивает ровную и твердую поверхность для расположенных на ней объектов нефтепромысла, но не обладает самостоятельными полезными свойствами, а лишь улучшает полезные свойства земельного участка, на котором оно находится. При этом расположенные на кустовой площадке сооружения и оборудование, в том числе не носящие капитального характера, являются отдельными объектами основных средств.

«По окончании аренды земельных участков общество будет обязано провести работы по рекультивации нарушенных земель, в рамках осуществления которых все находящиеся на них сооружения должны быть демонтированы, а земельные участки – покрыты слоем почвы, пригодным для роста деревьев, вырубленных при добыче месторождения. Приведенные доводы и представленные в их подтверждение доказательства имели значение для правильного разрешения настоящего спора, поскольку они могут свидетельствовать о том, что обществом фактически понесены затраты по улучшению качественного состояния земельных участков, не образующие в силу подп. 1 п. 4 ст. 374 Налогового кодекса объект налогообложения по налогу на имущество организаций; из этих затрат сформированы инвентарные объекты основных средств, стоимость которых не включается в расчет налоговой базы по данному налогу», – отметил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. При новом рассмотрении АСГМ, в частности, предстоит проверить, сформирована ли стоимость спорных инвентарных объектов основных средств из затрат на улучшение земельных участков, либо в нее также включены затраты на возведение сооружений.

Как отметила адвокат, партнер и руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова, Верховным Судом в очередной раз исследовался вопрос о том, являются ли конкретные объекты объектами недвижимого имущества и, стало быть, объектами налогообложения налогом на имущество организаций: «Эта категория споров сейчас, пожалуй, одна из самых многочисленных в рамках налоговых правоотношений». 

Эксперт отметила: ВС РФ подтвердил ранее занятую позицию о том, что улучшения земельного участка являются с гражданско-правовой точки зрения именно его неотъемлемой частью. «И это, конечно, не может не означать, что такие улучшения не составляют объекта налогообложения налогом на имущество, поскольку согласно ст. 374 НК РФ объект налогообложения налогом на имущество должен быть отличной от участка вещью. Интересно, что во многих таких делах о квалификации объектов в качестве движимого или недвижимого имущества для целей налогообложения для Верховного Суда главными были критерии определения объекта основных средств, описанные в правилах ведения бухгалтерского учета. В рамках же рассматриваемого дела Суд наконец исследовал именно гражданско-правовые характеристики спорного объекта. Такой подход не может не радовать: он внушает надежду на то, что споров подобного рода станет меньше», – предположила Екатерина Болдинова.

Ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT Анна Мастракова отметила, что ВС РФ дополнил позицию относительно критериев разграничения движимого и недвижимого имущества. «Нижестоящие суды, определяя площадки для размещения сооружений для добычи газожидкостной смеси как объекты недвижимого имущества, стоимость которых должна учитываться в целях исчисления налога на имущество организаций, руководствовались положениями НК и ГК РФ. Верховный Суд в данном вопросе квалифицировал спорные объекты не как часть сложных объектов недвижимости, а как улучшения полезных свойств земельного участка, которые не формируют самостоятельного объекта гражданских прав и их стоимость не включается в налоговую базу по налогу на имущество», – пояснила она.

По мнению эксперта, такой вывод Верховного Суда согласуется с нормами действующего законодательства, поскольку из норм п. 10 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ следует, что «улучшения земельного участка» (замощения, покрытия и др.) не относятся к объектам капитального строительства и не признаются объектами недвижимости». «Ранее ВС РФ неоднократно напоминал о том, что сами по себе критерии прочной связи с землей, невозможности раздела вещи без разрушения, повреждения или изменения назначения не позволяют решить вопрос о праве налогоплательщика на освобождение от налогообложения движимого имущества», – отметила Анна Мастракова.

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о