В проекте Типовых правил пребывания посетителей в судах забыли о гласности судебного разбирательства

Наибольшую критику вызвало указание на то, что для прохода в суд посетитель должен иметь документ, дающий право на пребывание в нем

В проекте Типовых правил пребывания посетителей в судах забыли о гласности судебного разбирательства

Так, один из экспертов «АГ» отметил, что нет такого понятия, как «документ, предоставляющий право пребывания в суде». Другой заметил, что такое правило нарушает конституционный принцип открытого судебного разбирательства. Председатель Совета судей Виктор Момотов в комментарии «АГ» отметил, что проект пока находится в стадии разработки, и потому критические замечания на данный момент преждевременны.

В распоряжении «АГ» оказался проект Типовых правил пребывания посетителей в судах, подготовленный Советом судей РФ. Как ранее сообщалось, Разработка документа была инициирована в 2018 г. после обращения Минюста, который просил выработать единообразный подход к установлению правил внутреннего распорядка судов, учитывающих требования Закона об адвокатуре и исключающих создание препятствий для реализации конституционного права граждан на доступ к судебной защите. Поводом для этого стало письмо ФПА, касающееся действий сотрудников Службы судебных приставов и Росгвардии в отношении адвоката Лидии Голодович при задержании в здании суда.

Подготовленный проект Типовых правил содержит пять разделов, регулирующих общие положения, организацию пропускного режима, права и обязанности посетителей суда, меры безопасности в суде, а также ответственность посетителей суда.

В частности, указывается, что посетитель – это любое физическое лицо, временно находящееся в здании (помещении) суда, для которого суд не является местом работы, имеющий документы, удостоверяющие личность и (или) предоставляющие право на пребывание в суде. В то же время предлагается иное определение понятия «посетитель», в котором отсутствует указание на предоставление паспорта и документа, необходимого для пребывания.

Президент АП Воронежской области Олег Баулин посчитал, что слово «посетитель» выглядит странно. «Допустим, прокурор, на которого тоже в определенной степени эти правила распространяются, обидится, что его именуют посетителем. Я тоже обижусь. Я не посетитель, я пришел заниматься профессиональной работой. Поэтому все-таки надо в самом наименовании и по тексту разграничивать две категории – публику, которая из любопытства пришла в процесс или сопровождает родственников, и тех, кто пришел работать», – отметил он.

По мнению Олега Баулина, непонятна формулировка о необходимости представления посетителем помимо документов, удостоверяющих личность, еще и документов, удостоверяющих право на пребывание в суде. Он отметил, что, кроме того, не указано, что это за документ. «По логике и из предыдущего опыта я могу сказать, что, вероятно, могут попросить повестку, определение, выяснить, в какое заседание вы идете, и т.д.», – указал президент АП Воронежской области.

Олег Баулин отметил, что при проработке проекта был забыт принцип гласности, открытости судебного разбирательства, который есть разная общественная форма контроля за правосудием и который предполагает право каждого попасть в любое судебное заседание, за исключением закрытых. «Конституционный принцип открытого судебного разбирательства предполагает, что не надо объяснять, в какой процесс вы идете. Безусловно, документы, удостоверяющие право на пребывание в суде, необходимо конкретизировать и тогда объяснять. Однако конституционный принцип никак нельзя ограничивать или модифицировать», – подчеркнул он.

Научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Екатерина Ходжаева отметила, что нет такой категории, как документ, предоставляющий право пребывания в суде. «Что это? Явка, повестка, необходимо доказать, что ты сторона по делу? Непонятно. Следовательно, на местах это будет трактоваться по-разному, в связи с чем возможно ограничение в допуске посетителей, которые хотят быть слушателями», – указала она. Эксперт сослалась на мониторинг, который проводил Центр правовых программ Леонида Никитинского в 2018 г. «Это нетиповая ситуация, когда посетитель просто так приходит в суд послушать дело. Суды к этому не готовы. Например, в Санкт-Петербурге двое из участников не получили право послушать дело. В одном случае в районном суде секретарь не пустила студентку, сказав: “А кто ты такая? Вы что думаете, что любой человек может придти в суд послушать дело?” А в другом случае мировой судья поступила также в отношении другой студентки», – рассказала Екатерина Ходжаева.

В проекте отмечается, что по служебным удостоверениям в здание суда пропускаются судьи, члены Совета Федерации и депутаты Госдумы, депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, руководители федеральных органов власти, должностные лица, удостоверения которых подписаны Президентом, Председателем Правительства РФ и его заместителями, федеральные государственные гражданские служащие ВС, работники системы Судебного департамента при ВС, Минюста, должностные лица ФССП, МВД, СК, ФСБ, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, прокуратуры, налоговых и таможенных органов, представители органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, адвокаты. Кроме того, указывается, что по предъявлении служебного удостоверения в здание (помещение) суда пропускаются сотрудники Государственной фельдъегерской службы.

Олег Баулин отметил, что непонятно, по какому принципу указаны данные категории лиц. «Все-все-все, вплоть до таможенников, сначала перечислены, а потом уже идут адвокаты. Критерий не совсем понятен – если перечисляли по алфавиту, тогда вроде должны быть впереди. Если по значимости, тогда логично, что сначала должны быть указаны федеральные госслужащие, где-нибудь в середине или вверху, а потом адвокаты. Но такое впечатление, будто написали: “Ну еще и адвокаты”», – указал он.

Екатерина Ходжаева также отметила, что документ уделяет большое внимание различным группам посетителей, включая фельдъегерскую службу. «Вероятность того, что они действительно дойдут к мировому судье с официальным визитом, как мне кажется, очень маленькая», – считает эксперт.

В проекте правил отмечается, что запрещается пропускать в здание суда лиц, имеющих внешний вид, оскорбляющий человеческое достоинство и общественную нравственность, либо в одежде и с предметами, не отвечающими санитарно-гигиеническим требованиям.

В документе подчеркивается, что доступ в открытые судебные заседания представителям СМИ должен осуществляться свободно. Не допускаются чинение препятствий и отказ представителям средств массовой информации в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации и (или) по иным основаниям, не предусмотренным законом. Кроме того, указывается, что представители СМИ допускаются в здание (помещение) суда при предъявлении служебного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность.

В связи с этим Екатерина Ходжаева отметила, что помимо ужесточающих норм проект правил вносит открытость относительно СМИ. По ее мнению, это большое достижение, поскольку в некоторых регионах введены аккредитационные правила. Эксперт указала, что документ более направлен на свободу СМИ, при этом доступность судов для обычных граждан он значительно ограничивает. «Это самый чувствительный вопрос документа. Естественно, он вызывает серьезные возражения, потому что противоречит постановлениям ВС об открытости и гласности и вообще законодательству об открытости правосудия, в том числе Конституции. Любой человек имеет право зайти в любое открытое судебное заседание и присутствовать на нем, если он не совершает каких-то противоправных действий», – указала Екатерина Ходжаева.

В документе отмечается, что лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, ведение кино- и фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио, телевидению и в интернете допускается в порядке, установленном процессуальным законодательством РФ. Кино- и фотосъемка, видеозапись в здании, служебных помещениях суда допускаются с разрешения председателя суда, лица, его замещающего, заместителя председателя суда, мирового судьи. Кроме того, предлагается добавить положение о том, что указанными лицами определяются место и продолжительность кино- и фотосъемки, видеозаписи.

Екатерина Ходжаева считает, что это достаточно расширительная трактовка. «То есть мы не можем фотографировать образцы документов на стенах без разрешения председателя суда. Мы не можем фотографировать зал, коридор, даже если там никого нет. Это серьезное ужесточение», – отметила она.

Олег Баулин указал, что данные вопросы урегулированы в процессуальных кодексах: ГПК, КАС, УПК. По его мнению, в повторном дублировании нет необходимости. «Если есть потребность – можно написать памятки о поведении в судебном заседании в виде выжимки соответствующих статей процессуальных кодексов. Если регулировать правила видеосъемки в коридорах, то это относится к пребыванию, а что касается процесса – там есть судья, есть порядок судебного разбирательства», – пояснил президент АП Воронежской области.

Кроме того, в проекте указано, что посетители обязаны при входе в здание суда сообщать судебному приставу о цели своего пребывания, предъявлять ему документ, удостоверяющий личность (служебное удостоверение), в развернутом виде, судебное извещение, определение суда (при его наличии).

Екатерина Ходжаева указала, что в данном случае документ закрепляет обычай. «Существует обычай не только показывать приставам документ, удостоверяющий личность, чтобы они зарегистрировали того, кто прошел. Мы как посетители должны указывать либо куда мы идем, к какому судье и в какой зал, либо называть номер дела. По сути, происходит указание на то, что ты имеешь право быть в суде. Этот момент закрепляет уже имеющуюся практику», – отметила она.

Говоря о документе в целом, Олег Баулин отметил, что он плохо продуман структурно, так как пунктов мало и они очень большие по объему. «Даже читать тяжело, потому что очевидно, что речь идет о разных вещах», – заключил он.

Комментируя «АГ» появление проекта документа, президент ФПА Юрий Пилипенко сообщил, что адвокатское сообщество привлечено к его обсуждению: «В предложенном варианте Типовых правил пребывания посетителей в судах есть серьезные недоработки, которые мы попросим устранить».

Между тем председатель Совета судей Виктор Момотов в комментарии «АГ» отметил, что критические замечания к проекту Правил вызывают некоторое недоумение, поскольку в данный момент проект находится в стадии подготовки и Советом судей не рассматривался.

В проекте Типовых правил пребывания посетителей в судах забыли о гласности судебного разбирательства

Виктор Момотов
Председатель Совета судей РФ

«Идет рабочий процесс, на площадке Совета судей РФ обсуждаются различные предложения и замечания. К участию в работе над проектом приглашены, в том числе, представители Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и Федеральной палаты адвокатов. Кроме того, в обсуждениях принимают участие представители Министерства юстиции РФ и Федеральной службы судебных приставов»

Он отметил, что 6 февраля на заседании Президиума Совета судей состоится первое обсуждение рабочих материалов, подготовленных членами Совета судей и приглашенными экспертами, после чего будет продолжена совместная работа судейского сообщества, представителей гражданского общества, заинтересованных органов и организаций. «С учетом изложенного полагаем критические замечания преждевременными и призываем к конструктивному участию в дискуссии, а также соблюдению этики делового сотрудничества в рамках работы над проектом», – указал Виктор Момотов.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о