Вопросы юристу


Пожар в поселке: ВС объяснил, кто за все заплатит


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

В СНТ загорелась баня, огонь перекинулся на дома соседей. Они решили взыскать ущерб с владельца бани. Но суды выяснили, что возгорание произошло из-за поджога, а владелец бани в тот момент был в отпуске, — значит, он не должен отвечать перед своими соседями. Спор дошел до Верховного суда, который подчеркнул: не имеет значения, где собственник находился в момент пожара.

В сентябре 2018 года в подмосковном дачном поселке «Нива» недалеко от Химок произошел пожар. Загорелась баня Олега Земликова*. Хозяина тогда дома не было. Огонь быстро перекинулся на соседние участки, от пожара пострадали еще несколько построек. 

Полиция сперва отказалась возбудить уголовное дело. Но экспертиза установила, что пожар, вероятно, случился из-за поджога. Дело осложнилось тем, что предполагаемый поджигатель не попал на запись камер видеонаблюдения, установленных на участке Земликова.

Тем временем соседи потребовали, чтобы Земликов возместил им причиненный ущерб. Андрей Гульков* предъявил иск на 4,8 млн руб., а Эдуард Востряков* и его родственники — на 5 млн руб. Оба иска рассматривал Тушинский районный суд Москвы.

Первая инстанция назначила комплексную пожарно-техническую экспертизу. Специалист подтвердил, что пожар обусловлен «непосредственно действиями людей», но не смог установить конкретную причину. Суд решил, что ущерб соседям причинен по вине владельца бани, который «не выполнил требования пожарной безопасности при содержании своего имущества». Причиненный ущерб также посчитали в рамках судебной экспертизы: для Гулькова он составил 1,3 млн руб., а для семьи Востряковых — 5 млн руб. Суд взыскал эти деньги с Земликова.

Собственник не виноват

Московский городской суд с решением не согласился. Апелляция обратила внимание, что очаг пожара находился не внутри, а снаружи бани ответчика, а конкретная причина пожара не установлена. Истцы не доказали неосторожное использование печного отопления в бане, неисправность электропроводки, возгорание складированного мусора, травы или листвы.

Кроме того, на момент пожара ответчик со своей супругой был в отпуске за пределами московского региона. А еще Земликова признали потерпевшим по уголовному делу, в ходе расследования которого он высказал свои подозрения в отношении конкретного человека, с которым у него был
конфликт и который имел ключи от дома, а также хорошо знал участок. Мосгорсуд предположил, что повреждение
имущества произошло «по причине поджога со стороны неустановленных
лиц».

В таком случае ответственность за пожар нельзя возложить на собственника земельного участка, подчеркнули судьи. Истцам отказали в заявленных требованиях, а позднее Второй кассационный суд общей юрисдикции подтвердил это решение.

Присутствие не имеет значения

Соседи обратились в Верховный суд. Обе жалобы в конце декабря 2021-го рассмотрела коллегия по гражданским делам (дела № 5-КГ21-159-К2 и № 5-КГ21-142-К2).

Судьи ВС обратили внимание, что апелляция и кассация неправильно распределили бремя доказывания по этому спору. Поскольку ущерб имуществу истцов причинен из-за возгорания имущества ответчика, именно он должен был доказать отсутствие своей вины в пожаре. Ссылки на материалы уголовного дела,
возбужденного по факту пожара, не могли стать основанием для отказа в иске. Ведь они не опровергают вину ответчика.

Апелляция не учла, что ответственность за ненадлежащее содержание своего имущества сама по себе не связана с присутствием собственника на месте в момент происшествия. 

Кроме того, судьи обратили внимание, что сгоревшая баня находилась непосредственно на границе земельного участка Земликова и Гулькова. Апелляция вместо этого решила, что нарушение градостроительных и пожарных норм «не указывает на наличие прямой причинно-следственной связи между действиями ответчика и причиненным вредом». В то же время это обстоятельство имеет непосредственное отношение к вопросу распространения пожара на соседний участок, указали в Верховном суде.

С учетом этих разъяснений, ВС отменил решения апелляционного и кассационного судов по двум спорам и вернул материалы на новое рассмотрение в Мосгорсуд. На момент публикации материала дело повторно не рассмотрено.

Бремя доказывания в споре об ущербе

По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (или бездействия) которого возник ущерб, а также факт причинения вреда и наличие убытков, напоминает руководитель практики имущественных отношений Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС

Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС

Федеральный рейтинг.

×

Галина Гамбург. В таких делах действует презумпция вины, установленная ст. 1064 ГК — эта норма предполагает, что доказать отсутствие вины должен ответчик, напоминает президент Национальной Ассоциации Комплаенс Владимир Балакин.

Если в тех или иных обстоятельствах суд отказывает во взыскании ущерба с собственника, значит, суд не считает его причинителем вреда. Или обстоятельства в деле свидетельствуют об умысле или грубой неосторожности потерпевшего — в таких случаях суд либо отказывает во взыскании возмещения, либо уменьшает его размер.

Галина Гамбург

ВС отказался считать ссылки на уголовное дело доказательством вины собственника по той причине, что именно собственник должен следить за сохранностью имущества, в том числе за пожарной безопасностью, уверен Балакин.

Ключевым обстоятельством для решения спора станет вопрос о близости участков, полагает Гамбург. Если предположить и с помощью экспертизы подтвердить, что при соблюдении установленного расстояния до соседнего участка возгорание бани не причинило бы ущерб соседям, это может стать самостоятельным основанием для взыскания ущерба с ответчика.

* Имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о