Ваш маяк


Адвокат попросила у палаты помощи в ситуации с проведением в отношении нее ОРМ без санкции суда

Адвокат Ирина Савельева обратилась с жалобой в суд, однако тот посчитал, что каких-либо объективных доказательств проведения оперативно-розыскных мероприятий не имеется, а вывод об их проведении сделан на основании ее умозаключений

Адвокат попросила у палаты помощи в ситуации с проведением в отношении нее ОРМ без санкции суда

В комментарии «АГ» адвокат сообщила, что проинформировала АП Ульяновской области о сложившейся ситуации и попросила вынести этот вопрос на обсуждение Совета палаты, дать рекомендации по дальнейшим действиям и выделить куратора из членов Совета палаты. Советник ФПА Евгений Рубинштейн заметил, что сам по себе факт признания в процессуальном решении того обстоятельства, что в отношении адвоката не проводилось оперативно-розыскных мероприятий, уже может иметь тактическое значение в плане защиты от потенциальных претензий уголовно-правового порядка.

26 октября Ленинский районный суд г. Ульяновска вынес постановление, в котором отказал в удовлетворении жалобы адвоката на признание проведения ОРМ без разрешения суда незаконным.

Адвокат, член Квалификационной комиссии АП Ульяновской области Ирина Савельева является защитником бывшего Первого заместителя Главы г. Ульяновска Михаила Сычёва, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК. Уголовное дело находится в производстве следователя первого СО третьего СУ (с дислокацией в Нижнем Новгороде) ГСУ СК майора юстиции Павла Вертецкого. Оперативное сопровождение уголовного дела осуществляется ФСБ России по Ульяновской области, все следственные действия проходят в г. Ульяновске, подзащитный содержится в ФКУ УФСИН России СИЗО-1 г. Ульяновска.

12 октября Ирине Савельевой стало известно о производстве обыска у И., привлеченной ею к участию в деле в качестве специалиста-цивилиста. В ходе обыска были изъяты компьютер, телефон, флэш-карты с материалами по уголовному делу, которые адвокат передала для работы по составлению заключения.

Жалоба в порядке ст. 125 УПК

Ирина Савельева обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК (есть у «АГ»). В ней она указала, что общалась с И. только посредством сотовой связи, мессенджеров и электронной почты. О специалисте следователю могло стать известно исключительно из оперативно-розыскных мероприятий (предположительно – прослушивание телефонных переговоров и/или наблюдение), осуществляемых в отношении адвоката.

В жалобе она указала, что в соответствии со ст. 8 Закона об адвокатуре адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Этой же статьей предусмотрено, что проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Защитник отметила, что полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Ирина Савельева сослалась на ст. 18 Закона об адвокатуре, согласно которой вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Она также указала, что в соответствии со ст. 5 Закона об оперативно-розыскной деятельности не допускается осуществление ОРД для достижения целей и решения задач, не предусмотренных настоящим законом. Лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих ОРД, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд.

Адвокат указала, что согласно ст. 161 УПК не является разглашением данных предварительного расследования предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специалиста, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя.

«Своими действиями следователь П.Ю. Вертецкий незаконно вмешался в мою адвокатскую деятельность и воспрепятствовал полноценной работе нанятого мной специалиста, а также осуществил в отношении адвоката Савельевой Ирины Владимировны незаконные оперативно-розыскные мероприятия. П.Ю. Вертецкий своими действиями нарушил гарантированное Конституцией РФ право на защиту М.А. Сычёва», – подчеркивается в жалобе.

Она попросила признать незаконными действия Павла Вертецкого по осуществлению ОРМ и по проведению обыска у специалиста.

Вывод о проведении ОРМ основан на умозаключениях адвоката

Согласно постановлению суда (имеется у «АГ»), следователь предоставил информацию о том, что в отношении Ирины Савельевой ОРМ не проводилось, поручение на проведение подобных мероприятий в орган дознания не направлялось. Отсутствуют подобные сведения и в документах о результатах проведения ОРМ, ставших основанием для производства обыска по месту жительства специалиста.

«Учитывая вышеуказанные материалы, а также пояснения самой И.В. Савельевой о том, что каких-либо объективных доказательств проведения в отношении нее оперативно-розыскных мероприятий она не имеет, а вывод об их проведении сделан ею на основании ее умозаключений, суд полагает, что в признании незаконными действий следователя Вертецкого по осуществлению оперативно-розыскных мероприятий в отношении И.В. Савельевой следует отказать, поскольку данный факт своего подтверждения в ходе судебного заседания не нашел», – резюмируется в постановлении.

Суд указал, что не подлежат удовлетворению и требования адвоката Савельевой о признании незаконными действий следователя Вертецкого по проведению обыска у специалиста, поскольку обыск был проведен на основании полученного в установленном порядке решения суда, при этом в ходе его проведения были изъяты предметы, об изъятии которых и заявлялось ходатайство о производстве обыска (электронные носители информации и средства связи).

При этом, заметил суд, вопреки доводам заявителя изъятие данных предметов следователем было осуществлено на законных основаниях, поскольку, по мнению следователя, они имеют значение по уголовному делу, что не противоречит процедуре и порядку производства обыска, предусмотренному ст. 182 УПК.

Суд отказал в удовлетворении жалобы.

Признание отсутствия ОРМ может защитить адвоката

В комментарии «АГ» Ирина Савельева рассказала, что обратилась в Генпрокуратуру, прокуратуры Ульяновской области и Нижнего Новгорода, а также к Александру Бастрыкину.

Она указала, что следователь направил запрос в палату с просьбой предоставить информацию о ее текущем статусе. «Обычно такие документы берутся для подтверждения актуальности спецстатуса для проведения процессуальных действий – обыска, возбуждения уголовного дела и пр. Для чего это сделано в моем конкретном случае, я не знаю», – заметила Ирина Савельева.

Адвокат сообщила, что намерена обжаловать решение суда.

Кроме того, 2 ноября Ирина Савельева проинформировала АП Ульяновской области о сложившейся ситуации и попросила вынести этот вопрос на обсуждение Совета палаты, дать рекомендации по дальнейшим действиям и выделить куратора из членов Совета палаты.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн заметил, что проведение ОРМ в отношении адвокатов до сих пор является одной из актуальных проблем. Положения ст. 125 УПК РФ в совокупности с правовыми позициями, изложенными в ряде решений Конституционного Суда (например, в Определении от 14 июля 1998 г. № 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г. Черновой») открывают возможности как для содержательного, так и тактического обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц.

«Сам по себе факт признания в процессуальном решении того обстоятельства, что в отношении адвоката не проводилось оперативно-розыскных мероприятий, уже может иметь тактическое значение в плане защиты адвоката от потенциальных претензий уголовно-правового порядка. При таком решении сложно будет использовать результаты оперативно-розыскной деятельности против адвоката», – подчеркнул Евгений Рубинштейн.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о