Вопросы юристу


ВС указал, что может свидетельствовать о причинении вреда окружающей среде

Как пояснил Суд, отсутствие загрязняющего вещества в соответствующем перечне, утвержденном правительством, не влияет на необходимость возмещения вреда нарушителем

ВС указал, что может свидетельствовать о причинении вреда окружающей среде

Эксперты сошлись во мнении, что Верховный Суд лишь подтвердил устоявшуюся практику. Один из них указал, что ранее можно было встретить отдельные споры, в которых суды отказывали в требованиях о возмещении вреда в связи с тем, что вещество не является загрязняющим по смыслу ст. 4.1 Закона об охране окружающей среды, однако во многих случаях отсутствие вещества в Перечне само по себе не препятствовало установлению факта и расчету размера вреда. Второй заметил, что если государством не установлены нормативы качества загрязняющего вещества, например нефтепродуктов в почве, то суд учитывает концентрацию этого же вещества в фоновой пробе.

Верховный Суд опубликовал Определение № 309-ЭС22-3206 от 29 сентября по делу № А50-23706/2020, в котором разбирался, вправе ли Росприроднадзор взыскивать причиненный ущерб из-за обнаружения в почве веществ, которых нет в Перечне загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды.

Западно-Уральское межрегиональное управление Росприроднадзора при участии помощника березниковского природоохранного прокурора и специалистов филиала Центра лабораторного анализа и технических измерений по Пермскому краю обследовало территории земельных участков, на которых размещен трубопровод АО «Объединенная химическая компания “Уралхим”» с канализационным колодцем. В ходе обследования были выявлены следы протечки: почва под трубопроводом покрыта сточной водой, визуально выявлены признаки наличия соли. Пробы почвы на загрязненном участке показали, что в них превышены предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ в сравнении с фоновыми показателями.

Применив Методику исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденную Приказом Минприроды России от 8 июля 2010 г. № 238, управление Росприроднадзора определило размер вреда в сумме более 1,8 млн руб. Поскольку «Уралхим» в добровольном порядке не возместил причиненный почвам вред, ведомство обратилось в суд.

Арбитражный суд Пермского края со ссылкой на ст. 15, 1064 ГК, ст. 12 Земельного кодекса, ст. 3, 77, 78 Закона об охране окружающей среды, разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде», исходил из доказанности факта причинения обществом вреда почве в результате протечки сточных вод с превышением предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ и оснований для взыскания с него вреда в исчисленном управлением размере. При этом суд отклонил довод «Уралхима» об отсутствии загрязняющих веществ в утвержденном Распоряжением Правительства от 8 июля 2015 г. № 1316-р «Перечне загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды», указав на то, что само по себе отсутствие хлорид-ионов, кальция, натрия, калия в указанном перечне не исключает негативного воздействия указанных химических элементов на состояние почвы как объекта природы.

Апелляция признала вывод первой инстанции противоречащим положениям ст. 1, 4.1 Закона об охране окружающей среды, а также Распоряжению Правительства от 8 июля 2015 г. № 1316-р, в преамбуле которого указано, что Перечень загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды, утвержден в соответствии со ст. 4.1 Закона об охране окружающей среды. При этом в Законе об охране окружающей среды и Распоряжении Правительства № 1316-р не указано на применение Перечня только в случае расчета платы за негативное воздействие, иными нормативными актами такое применение документа не предусмотрено.

Принимая во внимание, что вывод о загрязнении земельного участка сделан в связи с выявлением в почве превышения концентрации калия, натрия, кальция, хлорид-иона, но Правительством РФ данные вещества не включены в Перечень веществ, вредное воздействие которых на окружающую среду презюмируется самим наличием в нем, апелляционный суд заключил, что нахождение в почве таких веществ само по себе не означает ее загрязнение, не свидетельствует о негативном воздействии и не может служить основанием для взыскания вреда. Указав, что отсутствие спорных веществ в Перечне не исключает их негативного воздействия на окружающую среду, при этом наличие убытков, факт причинения вреда должны быть доказаны истцом, однако последним доказательства, подтверждающие вредное воздействие указанных веществ на почву или иные компоненты окружающей среды, в материалы дела не представлены, ходатайство о проведении соответствующей экспертизы не заявлено, апелляция не усмотрела оснований для возложения на общество обязанности по возмещению вреда, причиненного почве.

Поскольку Арбитражный суд Уральского округа оставил решение апелляции без изменения, управление Росприроднадзора подало кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Отсутствие упоминания загрязняющего вещества в НПА не освобождает от ответственности

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС заметила, что сам факт негативного воздействия на земли и почвы, включая загрязнение, истощение, деградацию, порчу, уничтожение земель и почв, предполагает, что в результате таких действий (бездействия) происходит нарушение естественных плодородных и иных свойств почвы, т.е. причинение вреда почве как объекту окружающей среды. Соответственно, при рассмотрении требования о возмещении вреда достаточно представления доказательств, которые с разумной степенью достоверности подтверждают негативный характер воздействия на земли и почвы хозяйствующим субъектом при ведении своей деятельности или иными лицами. Неблагоприятные экологические последствия могут проявляться спустя продолжительное время.

При этом оценка допущенного в результате хозяйственной деятельности воздействия на состояние почвы как негативного не ставится в безусловную зависимость от включения того или иного вещества в Перечень, утверждаемый правительством в соответствии со ст. 4.1 Закона об охране окружающей среды. Напротив, подчеркнул Суд, как следует из системного толкования основных понятий, приведенных в ст. 1 Закона об охране окружающей среде, включая такие понятия, как «качество окружающей среды», «негативное воздействие на окружающую среду», «загрязнение окружающей среды» и «загрязняющее вещество», при оценке воздействия на окружающую среду как недопустимого (негативного) значение имеет способность химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов, либо их смеси в соответствующем количестве и (или) концентрации приводить к ухудшению физических, химических, биологических и иных показателей окружающей среды и (или) их совокупности после поступления в нее.

Таким образом, отсутствие упоминания об определенном химическом, ином веществе в Перечне, утверждаемом Правительством на основании ст. 4.1 Закона об охране окружающей среды, не исключает возможности оценки в конкретном случае попадания соответствующих веществ как загрязнения почвы, в том числе с учетом количества и концентрации веществ, изменения качественных характеристик почвы. В частности, превышение в почве концентрации вещества, не включенного в Перечень загрязняющих веществ, по сравнению с концентрацией этого вещества на сопредельной территории аналогичного целевого назначения и вида использования может свидетельствовать о причинении вреда окружающей среде, отметил Верховный Суд.

Возложение законодателем на правонарушителя обязанности возместить вред на основании утвержденных в установленном порядке такс и методик определения размера вреда окружающей среде (п. 1 ст. 78 Закона о защите окружающей среды) обусловлено невозможностью точного установления характера, степени и размера вреда, причиненного объекту окружающей среды, в том числе вреда, причиняемого почве, которая, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба. Верховный Суд отметил, что данная правовая позиция согласуется с п. 11 Обзора судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утвержден Президиумом ВС РФ 24 июня 2022 г.).

Верховный Суд заметил, что первая инстанция признала подтвержденным факт принадлежности земельного участка ответчику и его эксплуатации последним, установила причинение вреда почве. При этом суд указал, что факт загрязнения и порчи почвы земельного участка подтверждается протоколами результатов количественного химического анализа проб почвы, произведенного по ГОСТу. Согласно расчету управления, произведенному на основании п. 5 Методики, размер причиненного вреда почвам составил более 1,8 млн руб., исходя из площади загрязнения. Последствия протечек подтверждаются материалами дела, в том числе заключением филиала ЦЛАТИ по Пермскому краю, согласно которому имеются превышения содержания калия, натрия, кальция и хлорид-иона относительно фоновых концентраций загрязняющих веществ в почве в контрольных точках.

По мнению ВС, ответчик не представил доказательства, позволяющие сделать вывод о том, что поступление в почву спорных веществ, в том числе с учетом их количества и концентрации, не повлекло негативного изменения физико-химического состава почв, а равно доказательства того, что загрязнение почвы допущено иными лицами и не является результатом его хозяйственной деятельности. Таким образом, суд первой инстанции установил как имевшийся со стороны общества факт сброса ряда веществ на земельный участок в результате ведения хозяйственной деятельности, так и факт загрязнения почвы. Размер вреда определен на основании установленной методики с учетом площади загрязнения. Соответственно, суд правильно применил нормы материального и процессуального права, исследовал все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. ВС оставил в силе решение первой инстанции.

Позиция ВС не нова

В комментарии «АГ» старший юрист экологического направления VEGAS LEX Дмитрий Моторин отметил, что Верховный Суд еще раз указал на необходимость придерживаться подхода, который закреплен в п. 11 Обзора судебной практики, утв. Президиумом Верховного Суда 24 июня 2022 г. «При этом, на мой взгляд, указанная позиция вполне обоснованна. Перечень, утвержденный Распоряжением Правительства от 8 июля 2015 г. № 13-16-р, применяется в сегменте обязанностей, относящихся к институту экологического нормирования (гл. V Закона об охране окружающей среды). Одним из основных назначений Перечня является определение маркерных загрязняющих веществ для целей разработки нормативов допустимого воздействия (например, нормативов допустимых выбросов, сбросов). Поступление в окружающую среду иных веществ, не включенных в Перечень, не должно использоваться при формировании платежной базы по плате за НВОС, однако не исключает возможности деградации и разрушения естественных экологических систем, т.е. причинения вреда», – указал эксперт.

Дмитрий Моторин отметил, что ранее можно было встретить отдельные споры, в которых суды отказывали в требованиях о возмещении вреда в связи с тем, что вещество не является загрязняющим по смыслу ст. 4.1 Закона об охране окружающей среды. Однако во многих случаях отсутствие вещества в Перечне само по себе не препятствовало установлению факта и расчету размера вреда. Как правило, суды учитывали фоновые значения спорных веществ на сопредельных территориях (п. 6 Методики, утв. Приказом Минприроды № 238), превышение которых также свидетельствует о нарушении естественного состояния почвы. «Можно сказать, что Верховный Суд лишь утвердил существующий в судебной практике подход», – посчитал он.

Юрист ZHAROV GROUP Олег Крысов также полагает, что позиция судебной коллегии Верховного Суда соответствует уже сложившейся судебной практике. Например, Восьмой арбитражный апелляционный суд прокомментировал Методику № 238 следующим образом: «Законом установлена презумпция причинения вреда самим фактом попадания извне в почву любого вещества, которое в почве ранее в такой концентрации не содержалось» (Постановление от 13 сентября 2019 г. по делу № А81-2716/2018). «Если государством не установлены нормативы качества загрязняющего вещества, например нефтепродуктов в почве, то суд учитывает концентрацию этого же вещества в фоновой пробе. Она берется с незагрязненной почвы на земельном участке такого же целевого назначения и вида использования. Но если контролирующий орган ошибся и взял фоновую пробу с неподходящего участка, то причинитель вреда вынужден доказать, что где-то рядом был участок, подходящий для отбора фоновой пробы. Эта процессуальная тонкость на самом деле более существенна», – отметил Олег Крысов.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о