Вопросы юристу


ВС разъяснил особенности поворота исполнения решения суда по иску о взыскании авторского вознаграждения

Со ссылкой на позицию КС Суд указал, что поворот исполнения решения по данному виду спора возможен, только если отмененное решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или подложных документах

ВС разъяснил особенности поворота исполнения решения суда по иску о взыскании авторского вознаграждения

Один из экспертов отметил, что Верховный Суд восполнил пробел правового регулирования подобных споров на период до принятия соответствующих поправок в ГПК. Другой подчеркнул, что для физлиц поворот судебного решения может иметь более серьезные последствия, чем для юрлиц, – как в материальном, так и в нематериальном аспектах.

Верховный Суд вынес Определение № 11-КГ22-9-К6, в котором разъяснил, в каких случаях допустим поворот исполнения решения по иску о взыскании гонорара.

В 2007 г. Александр и Михаил Ососковы вместе с Анатолием Перевертовым создали служебное изобретение, на которое был выдан патент. В 2010 г. судом был установлен факт использования указанного служебного изобретения в ОАО «КАМАЗ». Решением суда общество обязали заключить с авторами соглашение о выплате авторского вознаграждения, которое было заключено между сторонами. В 2016 г. суд обязал общество предоставить расчет полученной прибыли для исчисления гонорара.

12 ноября 2018 г. Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан удовлетворил исковые требования авторов изобретения к ПАО «КАМАЗ» о признании расчета недействительным, а также об определении экономического эффекта (размера прибыли) от использования изобретения в целях расчета размера авторского вознаграждения. Суд установил размер прибыли и периоды использования обществом изобретения. 11 февраля 2019 г. апелляционная инстанция оставила решение без изменения. Исходя из доли вознаграждения, установленной соглашением сторон, авторы изобретения обратились в суд с исковым требованием о взыскании гонорара.

Решением
того же суда от 26 апреля 2019 г. с ответчика в пользу истцов были взысканы авторское вознаграждение, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также расходы на оплату госпошлины на общую сумму 9,8 млн руб. Данное решение было оставлено без изменения апелляционным определением Верховного Суда РТ от 18 июля 2019 г. 30 августа и 10 сентября того же года на основании исполнительных листов, выданных взыскателям во исполнение вступившего в законную силу решения суда, с банковского счета общества в пользу истцов были списаны денежные средства в указанной сумме.

Вместе с тем 11 сентября 2019 г. постановлением президиума ВС РТ решение от 12 ноября 2018 г. и апелляционное определение от 11 февраля 2019 г. были отменены, а дело направлено на пересмотр в первую инстанцию. При новом рассмотрении было принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Позднее общество обратилось в суд с заявлением о пересмотре решения суда от 26 апреля по новым обстоятельствам. Определением Набережночелнинского городского суда от 25 ноября 2019 г. заявление общества было удовлетворено. В результате повторного рассмотрения дела о взыскании авторского вознаграждения, процентов за пользование чужими денежными средствами было принято новое решение от 1 декабря 2020 г. – об отказе в удовлетворении иска. Апелляция данное решение поддержала.

24 декабря 2020 г. общество обратилось в суд с заявлением о повороте исполнения решения суда от 26 апреля 2019 г. Определением Набережночелнинского городского суда РТ от 17 февраля 2021 г. в удовлетворении заявления общества было отказано. Суд первой инстанции отметил, что послужившее основанием для вынесения решения от 26 апреля 2019 г. решение суда по другому гражданскому делу было отменено в кассационном порядке по причине, не связанной с сообщением истцами ложных сведений или представлением ими подложных документов. В связи с этим в силу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК поворот исполнения решения невозможен.

Вместе с тем ВС РТ 26 августа 2021 г. отменил определение первой инстанции, удовлетворив заявление общества. Был произведен поворот исполнения решения от 26 апреля 2019 г. в пользу ПАО «КАМАЗ», а с авторов изобретения взыскано 9,8 млн руб.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что исполненное обществом решение суда от 26 апреля 2019 г. не отменено первой инстанцией в кассационном или надзорном порядке, а пересмотрено в порядке гл. 42 ГПК. При этом апелляция указала, что отмена в кассационном порядке решения суда от 12 ноября 2018 г. по другому делу, повлекшая пересмотр спорного решения, не является основанием для применения положений абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК. Кассация согласилась с указанными доводами.

Впоследствии авторы изобретения обратились в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просили отменить обжалуемые судебные постановления как незаконные.

Рассмотрев дела, ВС напомнил, что в соответствии со ст. 443 ГПК в случае отмены решения суда, приведенного в исполнение, и принятия после нового рассмотрения дела решения об отказе в иске полностью или частично либо определения о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения ответчику должно быть возвращено все то, что было с него взыскано в пользу истца по отмененному решению суда (поворот исполнения решения).

Суд подчеркнул, что данный институт призван восстановить права ответчика, нарушенные в результате исполнения судебного акта, впоследствии отмененного судом вышестоящей инстанции или тем же судом, пересмотревшим дело по вновь открывшимся обстоятельствам, – то есть данный институт направлен на устранение судебной ошибки.

В определении разъясняется, что в силу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК в случае отмены в кассационном или надзорном порядке решений суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, о взыскании вознаграждения за использование прав на произведения науки, литературы и искусства, исполнения, открытия, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья либо смертью кормильца, поворот исполнения решения допускается, если отмененный акт был основан на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Судебная коллегия посчитала ошибочным вывод апелляционной инстанции о том, что решение от 26 апреля 2019 г. не отменялось в кассационном или надзорном порядке. Так, ВС обратил внимание, что данное решение было отменено определением от 25 ноября 2019 г. по новым обстоятельствам – а именно в связи с тем, что решение от 12 ноября 2018 г., послужившее основанием для принятия судебного постановления по данному делу, было отменено постановлением президиума ВС РТ от 11 сентября 2019 г.

Таким образом, Суд указал, что пересмотр по новым обстоятельствам решения от 26 апреля 2019 г. и его отмена были обусловлены отменой в кассационном порядке решения этого же суда от 12 ноября 2018 г., имеющего преюдициальное значение по данному делу и установившего факт использования обществом изобретения заявителей, – то есть установившего юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора о взыскании гонорара.

Верховный Суд подчеркнул, что, применяя положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК и отказывая в удовлетворении заявления о повороте исполнения, суд первой инстанции сослался на указанные основания отмены решения. Отменяя определение первой инстанции, апелляция в нарушение положений п. 6 ст. 329 ГПК не указала мотивы, по которым не согласилась с выводами нижестоящего суда.

Кроме того, ВС напомнил, что Конституционный Суд РФ в Постановлении
от 10 марта 2022 г. № 10-П признал абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК не соответствующим Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования он допускает поворот исполнения вступившего в силу решения суда, принятого по такому делу, в случае его пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, притом что само наличие трудовых отношений не было опровергнуто в судебном порядке, а отмененное решение не основывалось на ложных сведениях или подложных документах.

Верховный Суд добавил, что в данном постановлении указано, что впредь, до внесения в гражданское процессуальное законодательство надлежащих изменений, оспоренное законоположение подлежит применению с распространением установленных КС правил на случаи пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, если само их наличие не было опровергнуто в судебном порядке, а отмененное решение не было основано на ложных сведениях (подложных документах).

«Поскольку в абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ помимо дел о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, упомянуты также дела о взыскании вознаграждения за использование прав на произведения науки, литературы и искусства, исполнения, открытия, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, то выявленный в приведенном выше постановлении КС РФ конституционно-правовой смысл данной процессуальной нормы распространяется и на дела, связанные со взысканием авторского вознаграждения», – уточняется в определении.

Таким образом, Верховный Суд посчитал, что у апелляционного суда не имелось правовых оснований для отмены определения первой инстанции, а кассация ошибки апелляции не исправила. В связи с этим ВС отменил обжалуемые постановления, оставив в силе определение первой инстанции.

Старший юрист BIRCH LEGAL Алексей Дарков в комментарии «АГ» отметил, что суть рассматриваемого определения относится исключительно к процессуальному вопросу применения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК. Именно на основании этой нормы решается вопрос о повороте исполнения вступившего в силу судебного акта по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, связанным в том числе с взысканием авторского вознаграждения за использование прав на произведения науки, литературы и искусства, исполнения, открытия, изобретения, полезные модели, промышленные образцы.

Алексей Дарков пояснил, что формально положения указанной нормы ГПК предусматривают ограничение поворота исполнения решения для случаев, когда решение по указанным делам отменено в кассационном или надзорном порядке с установлением того факта, что отмененное решение основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах. «Однако данное ограничение “не работало” для случая, когда решение суда отменялось при пересмотре дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, так как новый судебный акт применяется судом первой инстанции, а не кассацией или надзором», – подчеркнул он.

Эксперт обратил внимание, что ВС принял данное определение в период, когда Постановлением КС № 10-П/2022 указанные положения были признаны неконституционными. В настоящее время разработаны проекты необходимых законодательных изменений.

Алексей Дарков уточнил, что указанное постановление КС напрямую касалось лишь трудовых отношений. «В связи с этим ВС, рассматривая дело о выплате авторского вознаграждения, восполнил пробел правового регулирования на период до принятия поправок в ГПК. Данное определение находится в рамках позиции КС, поэтому ее стоит только поддержать», – в заключение добавил эксперт.

Адвокат АП Ростовской области Сергей Скавронский полагает, что проблема поворота решений в сфере авторских прав и интеллектуальной собственности редко встречается в судебной практике. В то же время это не умаляет ее актуальности, особенно в части соблюдения интересов правообладателей и авторов – физических лиц.

По мнению Сергея Скавронского, для физических лиц поворот решения может иметь более серьезные последствия, нежели для юридических, – как в материальном (возврат ответчику взысканной суммы, существенной для истца), так и в нематериальном (моральные и нравственные страдания) аспектах. Эксперт добавил, что полностью согласен с позицией ВС, поскольку КС четко ограничил применение абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК.

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о