Вопросы юристу


ВС напомнил о допустимости изменения очередности текущих платежей для недопущения катастрофы

Он указал, что платежи, направленные на предотвращение остановки деятельности должника и недопущение чрезвычайной ситуации, не могут вменяться конкурсному управляющему как нарушение порядка очередности текущих платежей.

ВС напомнил о допустимости изменения очередности текущих платежей для недопущения катастрофы

Одна из экспертов «АГ» заметила, что суды подошли к разрешению дела формально, не оценивая, какие негативные последствия наступили бы вследствие соблюдения очередности текущих платежей. Другая отметила, что ключевым тезисом ВС является указание на то, что обстоятельства, угрожающие катастрофой или гибелью людей, могут возникнуть не только вследствие неких исключительных факторов, требующих специального реагирования, но и в результате изменения воздействия на них внешней среды из-за прекращения их текущего обслуживания.

26 мая Верховный Суд вынес Определение № 301-ЭС19-21027 (4) по делу № А29-5410/2016 об оценке правомерности действий конкурсного управляющего должника, выполняющего социально значимую функцию, в связи с изменением им очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам.

Суды посчитали необоснованными действия конкурсного управляющего, направленные на избежание техногенной катастрофы

В июне 2016 г. по заявлению ООО «Водоканал», которое является единственным предприятием в Воркуте, осуществляющим забор, очистку и распределение воды для питьевых и промышленных нужд, а также сбор и обработку сточных вод, было возбуждено дело о его несостоятельности. 9 августа 2018 г. общество было признано банкротом, в отношении его имущества было открыто конкурсное производство.

В сентябре 2018 г. собрание кредиторов должника приняло решение о продолжении хозяйственной деятельности предприятия. Арбитражный суд признал решение собрания в этой части соответствующим п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве, указав, что прекращение деятельности должника могло привести к катастрофическим последствиям для жителей города, причинить вред здоровью и имуществу и иные негативные последствия.

С 8 октября 2019 г. по 21 мая 2020 г. конкурсный управляющий общества Виктор Вьюхин в режиме текущих платежей во внеочередном порядке оплатил горюче-смазочные материалы, транспортные услуги, кабель, химические реактивы и другое имущество, работы и услуги на общую сумму 47,6 млн руб. Он мотивировал это тем, что оплачивались товарно-материальные ценности, необходимые для производственной деятельности общества, а задержка в оплате привела бы к остановке его деятельности, что неминуемо повлекло бы техногенную или экологическую катастрофу, причинило вред жизни и здоровью людей, тем более что водоснабжение и водоотведение осуществлялись в условиях вечной мерзлоты.

Погашение требований второй очереди в спорный период было произведено на 20,1 млн руб., в то время как размер второй очереди текущих обязательств должника составлял 174,5 млн руб., в том числе НДФЛ – 75,4 млн руб., страховые взносы в ПФР – 99 млн руб.

Управление ФНС по Республике Коми, посчитав, что конкурсный управляющий необоснованно нарушил очередность погашения текущих платежей, чем причинил ему убытки, обратилось в арбитражный суд с жалобой на его действия, настаивая на том, что оспариваемые платежи не относятся к внеочередным. Позицию налогового органа поддержало общество «МРСК Северо-Запада» – вынужденный кредитор должника, долги перед которым по поставке электроэнергии не погашались во внеочередном порядке.

Определением АС Республики Коми от 22 сентября 2020 г. заявление налоговой службы было удовлетворено. Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали такое решение, не найдя в деятельности общества предпосылок для возникновения техногенной или экологической катастрофы.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих инстанций

Впоследствии Виктор Вьюхин обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные акты, указывая на нарушение судами п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве. В жалобе также указано, что задолженность второй очереди впоследствии была погашена и налоговая служба подтвердила это в судебном заседании. Он также указал, что 5 июля 2021 г. в Воркуте введен режим чрезвычайной ситуации, так как судебными актами обществу фактически запрещено оплачивать свои обязательства для ведения повседневной деятельности.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила об установленном п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве порядке очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам. Законодательство о банкротстве предусматривает возможность изменить указанную очередность и преимущественно перед любыми другими требованиями кредиторов во внеочередном порядке погасить расходы на проведение мероприятий по недопущению возникновения техногенных или экологических катастроф либо гибели людей, вызванных прекращением деятельности организации-должника или ее структурных подразделений.

Верховный Суд обратил внимание на то, что, признав неправомерным изменение очередности удовлетворения требований кредиторов, суды в данном деле исходили из того, что спорные платежи были направлены не на предупреждение катастрофы или гибели людей, а на осуществление повседневной производственной деятельности должника. Они указали на недоказанность возникновения чрезвычайной ситуации, потребовавшей применения экстренных мер, а выполнение должником социально значимых функций по обеспечению коммунальными услугами потребителей само по себе не является безусловным основанием для изменения очередности погашения текущих обязательств должника.

«Ограничительно истолковав п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве с той лишь позиции, что в данном обособленном споре не была доказана прямая и непосредственная связь спорных платежей с катастрофической ситуацией, суды, по сути, в полной мере не учли конституционно значимую цель введения этой нормы, состоящей в снижении риска катастрофы либо гибели людей посредством установления дополнительной гарантии для кредиторов, чья деятельность служит недопущению опасных последствий», – заметил ВС.

Он принял во внимание доводы конкурсного управляющего о том, что приостановление деятельности по водоснабжению или водоотведению даже на небольшой период времени могло бы вызвать тяжелые социальные и экологические последствия. С учетом размещения объектов общества на территории Крайнего Севера и холодного времени года (спорные платежи датированы октябрем 2019 г. – маем 2020 г.) такое приостановление с высокой вероятностью повлекло бы вывод из строя инфраструктуры водоснабжения и водоотведения города без возможности проведения восстановительных работ и, как следствие, катастрофическую ситуацию в населенном пункте, отмечается в определении.

Верховный Суд указал, что нижестоящие инстанции не учли и не опровергли эти доводы конкурсного управляющего об особенностях производственной деятельности общества и о вынужденном характере изменения очередности удовлетворения требований, отметив, что такой подход не соответствует целям абз. 2 п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, применение которого требует судебного исследования всей совокупности фактических обстоятельств, связанных с конкретными расходами. Это необходимо для установления их действительной направленности на проведение мероприятий по недопущению катастрофы либо гибели людей, в том числе реальности угрозы возникновения данных негативных последствий. Обращаясь к п. 3 Постановления КС РФ от 1 февраля 2022 г. № 4-П, ВС отметил, что важно учитывать все элементы конкретного правоотношения с участием кредитора и должника, включая особенности производственной деятельности последнего.

Экономколлегия также нашла несостоятельной ссылку судов на то, что спорные платежи не носили внеочередной характер, так как осуществлены в связи с обычной хозяйственной деятельностью должника и их прямой и непосредственной целью не являлось предупреждение опасных последствий. «Обстоятельства, угрожающие катастрофой или гибелью людей, могут возникнуть не только вследствие неких экстраординарных и очевидных факторов, требующих специального реагирования, но и в результате накопления критической массы угроз в самих водохозяйственных объектах или в результате изменения воздействия на них внешней среды из-за прекращения их текущего обслуживания в целом или даже отдельных их элементов», – поясняется в определении.

ВС посчитал вполне очевидным, что отсутствие определенных материалов (например, химических реактивов для очистки воды, оплата которых также произведена спорными платежами) повлекло бы невозможность осуществления деятельности общества, а приостановление деятельности по водоснабжению и водоотведению крупного населенного пункта даже на небольшой период времени без разрушений инфраструктуры влечет тяжелые социально-экономические последствия, тем более в условиях низких температур.

Суд подчеркнул, что из буквального толкования п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве следует возможность изменения очередности текущих платежей для недопущения возникновения катастрофы, то есть платежи должны быть направлены на превентивные меры, минимизирующие саму вероятность наступления тяжких последствий, а не на их ликвидацию.

Вывод нижестоящих инстанций о противоправности действий конкурсного управляющего сделан без учета существенных обстоятельств обособленного спора, требующих судебного исследования и оценки, заключил ВС. Платежи, направленные на минимально необходимые нужды общества для осуществления производственной деятельности в спорный период и, как следствие, на предотвращение остановки деятельности должника и недопущение чрезвычайной ситуации, не могут вменяться конкурсному управляющему как нарушение порядка очередности текущих платежей.

Верховный Суд напомнил, что при решении вопроса о наличии рисков катастрофы либо гибели людей в случае прекращения деятельности организации-должника или ее структурных подразделений, включая оценку того, насколько данные риски могут быть обусловлены отсутствием тех или иных ресурсов, суд может привлечь специалиста или провести судебно-экспертное исследование. В указанном деле для оценки действий конкурсного управляющего подлежат также учету его доводы о том, что ранее принятым по этому же делу решением суд подтвердил необходимость продолжения должником производственной деятельности с указанием на невозможность приостановки этой деятельности в силу особенностей водоснабжения. При этом ВС отметил, что конкурсный управляющий ссылался на объективную убыточность повседневной деятельности должника и на отсутствие стабильных дополнительных источников финансирования этой деятельности.

Кроме того, по мнению Экономколлегии, следует принять во внимание и то, что спорные платежи осуществлялись во внеочередном порядке в том числе во исполнение решений Комитета по чрезвычайным ситуациям города Воркуты, тогда как компетенция этого органа и юридические последствия возможного отказа конкурсного управляющего от исполнения его решений судами не установлены.

ВС добавил, что поставляемая должнику электроэнергия также необходима для осуществления его повседневной деятельности. Исходя из принципа равенства кредиторов, имеющих к должнику равнозначимые требования, права общества «МРСК Северо-Запада» могут быть защищены оплатой минимально необходимого для должника объема электроэнергии в той же очереди, в которой оплачиваются товары, работы и услуги прочих кредиторов, обеспечивающих минимальные потребности общества для его безостановочной деятельности.

Таким образом, Верховный Суд отменил обжалованные судебные акты, направив материалы обособленного спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции для исследования и оценки обстоятельств, указанных в данном определении.

Эксперты оценили подход ВС

Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства КПМГ в России и СНГ Лидия Солодовникова отметила, что социально значимые предприятия всегда стоят особняком по сравнению с другими банкротными организациями, так как продолжение деятельности таких предприятий связано с необходимостью жизнеобеспечения населения. «Водоснабжение и водоотведение потребителю по общему правилу осуществляется в непрерывном технологическом цикле, что обеспечивает бесперебойное и безопасное функционирование инженерных систем и инфраструктуры предприятия и его производственных мощностей. Соответственно, прекращение или приостановление предприятия влечет тяжелые социально-экономические последствия», – подчеркнула она.

По мнению эксперта, нижестоящие суды подошли к разрешению дела формально, не учтя фактические обстоятельства и не оценивая, какие негативные последствия наступили бы вследствие соблюдения очередности текущих платежей.

Лидия Солодовникова добавила, что управляющему необходимо было с учетом сроков осуществления необходимых платежей обратиться в суд с заявлением о разрешении разногласий с кредиторами путем признания подлежащими удовлетворению вне очереди преимущественно перед другими кредиторами по текущим платежам спорных расходов, а суду – признать законным отступление конкурсным управляющим от очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве. Она заметила, что, как правило, суды удовлетворяют такие заявления, когда установят социальную значимость платежей (Постановление
Арбитражного суда Центрального округа от 29 апреля 2022 г. по делу № А62-7478/2019).

Руководитель приоритетных проектов Enforce Law Company Александра Соловьева подчеркнула, что в действительности позиции судов о применении п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве для подобных платежей существовали и ранее. Так, она указала, что энергоснабжающие и сетевые компании не один год в различных регионах отстаивали эту позицию. «Поворотным документом, которого ожидало все энергетическое сообщество, стало Постановление КС РФ № 4-П/2022. Основной проблемой для таких компаний является запрет на введение полного ограничения режима потребления энергоресурса для “неотключаемых потребителей”, в связи с чем за период банкротства размер долга, который фактически компания не сможет погасить, вырастет в разы, что в конечном счете неблагоприятно сказывается на тарифах на энергоресурсы», – отметила эксперт.

Александра Соловьева обратила внимание, что ключевым тезисом Постановления № 4-П/2022 и рассматриваемого определения является указание на то, что обстоятельства, угрожающие катастрофой или гибелью людей, могут возникнуть не только вследствие неких исключительных и очевидных факторов, требующих специального реагирования, но и в результате изменения воздействия на них внешней среды из-за прекращения их текущего обслуживания в целом или отдельных их элементов.

Эксперт пояснила, что указанные судебные акты направлены на недопущение судами ограниченного толкования п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве и дают возможность кредиторам доказать необходимость внеочередного удовлетворения требования кредиторов с установлением двух обстоятельств: реальности угрозы наступления неблагоприятных последствий; действительной направленности осуществляемых действий на недопущение таких последствий.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о