Вопросы юристу


Суд не позволил осужденному взыскать 100 тыс. руб. с адвоката за якобы ненадлежащую защиту

Осужденный утверждал, что действия защитника ухудшили его положение, однако не сумел подтвердить это какими-либо доказательствами, тогда как адвокат доказал, что выполнил свои обязательства по соглашению

Суд не позволил осужденному взыскать 100 тыс. руб. с адвоката за якобы ненадлежащую защиту

В комментарии «АГ» адвокат Андрей Подгорный отметил, что в ходе рассмотрения иска судья обратила отдельное внимание на его довод о том, что его бывший подзащитный привлекался к уголовной ответственности в шестой раз, а значит, уже имеет определенный опыт и мог своевременно отказаться от услуг адвоката, если бы действия защиты его не устраивали.

Как стало известно «АГ», вступило в законную силу
Решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 24 декабря 2021 г. об отказе в удовлетворении иска осужденного по взысканию средств с адвоката АП Новосибирской области Андрея Подгорного, который якобы ненадлежащим образом осуществлял его защиту.

9 февраля 2018 г. Отдел полиции № 3 «Заельцовский» УМВД России по г. Новосибирску задержал Василия Трышканова. В этот же день его супруга Елена Паршина заключила с Андреем Подгорным договор об оказании юридических услуг, уплатив 150 тыс. руб. Согласно договору, Андрей Подгорный должен был осуществлять защиту Василия Трышканова в ходе предварительного следствия по уголовному делу по подозрению (обвинению) в вымогательстве (подп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 163 УК), участвовать при производстве следственных и судебных действий. Впоследствии Василий Трышканов был признан виновным и приговорен к лишению свободы.

После вынесения приговора Василий Трышканов обратился в АП Новосибирской области с требованием вернуть 100 тыс. руб., однако палата ответила, что не решает финансовые претензии. Тогда осужденный подал иск к защитнику. Он указал, что Андрей Подгорный не согласовал с ним правовую позицию по делу, не выполнил должным образом поручение, указанное в договоре, не обеспечил сохранность документов, полученных от Елены Паршиной, не являлся на судебные заседания и следственные действия без уважительных причин, о чем также не предупреждал. Тем самым Андрей Подгорный усугубил его положение, посчитал Трышканов.

В частности, он указывал, что 10 февраля 2018 г. при предъявлении обвинения и опознании и 11 февраля 2018 г. при очной ставке между ним и потерпевшим Андрей Подгорный отсутствовал, его замещал защитник по назначению. Также, согласно иску, адвокат отсутствовал 5 июля 2018 г. в суде при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей, и его также замещал назначенный судом защитник. Василий Трышканов утверждал, что в ходе следствия Андрей Подгорный неоднократно подсказывал следователю, что ему неправильно инкриминировано преступление по ч. 2 ст. 163 УК, а нужно по ч. 3 ст. 162 УК, что является более тяжким преступлением.

Кроме того, указывал осужденный, 12 февраля 2018 г. во время рассмотрения вопроса об избрании ему меры пресечения между ним, Андреем Подгорным и следователем состоялся разговор, в ходе которого адвокат говорил о возможности избрать меру пресечения в виде домашнего ареста или подписки о невыезде, на что следователь пояснил, что данный вопрос нужно согласовать с руководством. Через несколько дней при совершении следственных действий в ИВС следователь сообщил, что руководство согласно изменить меру пресечения с заключения под стражу на более мягкую, но адвокат отказался от предложенных условий, не согласовав свою позицию с ним либо с Еленой Паршиной.

Также, как утверждал Василий Трышканов, Андрею Подгорному были переданы два договора займа, которые тот должен был вернуть, однако адвокат передал их следователю, также не поставив его в известность об этом. Помимо этого, истец указал, что просил адвоката встретиться с потерпевшим и обсудить возможность возмещения ущерба, однако Андрей Подгорный не только не сделал этого, но и стал отговаривать его. Также адвокат без обсуждения с ним подал следователю ходатайство о допросе в качестве свидетеля его жены, показания которой были использованы стороной обвинения.

В связи с этим осужденный посчитал, что Андрей Подгорный выполнил свою работу только на сумму 50 тыс. руб., соответственно, остальная сумма его вознаграждения подлежит взысканию.

Возражая против иска, Андрей Подгорный указал, что договор об оказании юридической помощи был заключен не с Василием Трышкановым, а с его супругой, которая и уплатила 150 тыс. руб., тогда как сам осужденный ему ничего не платил. Адвокат заметил, что предметом соглашения являлась защита Трышканова в ходе предварительного следствия, которое длилось с 9 февраля по 17 октября 2018 г., и его действие прекратилось по окончании предварительного следствия. При этом досрочно соглашение не расторгалось, а потому у Василия Трышканова отсутствуют не только формальные, но и фактические основания требовать возврата денежных средств. Кроме того, ни судом во время вынесения приговора, ни Советом АП Новосибирской области не признано, что адвокат исполнял защиту ненадлежащим образом.

Андрей Подгорный подчеркнул, что позиция защиты согласовывалась с Василием Трышкановым перед каждым следственным действием, в противном случае тот, будучи не первый раз привлекаемым к уголовной ответственности, мог отказаться от его защиты. То, что показания Елены Паршиной следователь включила в доказательства обвинения, от адвоката не зависело, при этом сторона защиты в суде могла заявить ходатайство о допросе Паршиной в качестве свидетеля защиты, отметил адвокат.

Он также указал, что 10 февраля 2018 г. независимо от его участия следователь предъявил Василию Трышканову первоначальное обвинение и что его подзащитный отказался от дачи показаний и от участия в опознании в соответствии с ранее согласованной позицией. Проведение 11 февраля очной ставки без адвоката не ухудшило положение истца – противоречия в показаниях сторон не было. Андрей Подгорный отметил, что о невозможности своего участия в судебном заседании по ходатайству о продлении меры пресечения он уведомил следователя заблаговременно и просил перенести заседание на другую дату ввиду его участия в другом судебном заседании. Впоследствии постановление о продлении меры пресечения было обжаловано в апелляционную инстанцию.

Также адвокат пояснил, что его подзащитный знал, что письменные договоры займа были переданы следователю вместе с ходатайством для производства экспертизы, более того, эти действия он одобрил письменно. О невозможности участия 20 июня 2018 г. при повторном предъявлении обвинения в связи с занятостью в судебном заседании в Омске он также заблаговременно уведомил следователя, а Трышканов, в соответствии с согласованной с ним позицией защиты, от дачи показаний отказался. В дальнейшем в присутствии адвоката ему предъявили обвинение в окончательной редакции.

Кроме того, Андрей Подгорный заметил, что о якобы нарушении своих прав Трышканов узнал 10, 11, 19 февраля, 5 марта, 27 апреля, 15 мая, 20, 26 июня и 5 июля 2018 г., а с материалами уголовного дела ознакомился 9 и 10 июля 2018 г., соответственно, обратившись в суд 7 сентября 2021 г., он пропустил срок исковой давности.

Отдельно Андрей Подгорный указал, что Решением Совета АП НСО от 21 июля 2015 г. (протокол № 9) утверждены Методические рекомендации по размерам оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами физическим и юридическим лицам. Исходя из минимально оказанных услуг, вознаграждение составит 550 тыс. руб., что на 400 тыс. руб., или в 3,66 раза, больше предусмотренного соглашением о защите Трышканова.

Изучив материалы дела и выслушав доводы сторон, суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Он заметил, что в договоре об оказании юридической помощи стороны обговорили, что в случае отказа подзащитного от дальнейшего исполнения поручения поверенным по взаимному согласию сторон поверенный обязан вернуть доверителю не отработанную им часть полученного вознаграждения. Также стороны указали, что доверитель и подзащитный предупреждены, что адвокат не может нести ответственности за результат по делу.

Суд обратил внимание, что Коллегией адвокатов «Гильдия» Андрею Подгорному был выдан ордер на защиту Василия Трышканова, и ни он, ни Паршина не представили возражений относительно действий адвоката, а потому суд посчитал, что адвокатом были фактически совершены юридические услуги. Остальные доводы истца суд не принял во внимание, указав, что часть из них не подтверждается доказательствами, а другая часть опровергается доказательствами, представленными адвокатом.

В комментарии «АГ» Андрей Подгорный отметил, что истец не доказал факт ненадлежащего исполнения обязанностей по защите. «В ходе рассмотрения иска судья обратила отдельное внимание на мой довод о том, что нынешняя судимость у Трышканова шестая, он весьма опытный человек и легко бы отказался от моих услуг, если бы его не устраивала моя работа», – подчеркнул он.

По мнению адвоката, от подобных действий со стороны доверителей гарантированно уберечь себя невозможно. При этом Андрей Подгорный поделился мнением о том, как адвокату уменьшить риски по удовлетворению подобных исков: «Качественное ведение адвокатского досье – в данном случае не только обязанность адвоката, но и инструмент самозащиты. Наверное, полезно письменное согласование с подзащитным тех или иных действий по делу, особенно с переданными им адвокату документами. Пожалуй, нужно не лениться и при ознакомлении с материалами уголовного дела фотографировать (сканировать) все его материалы, особенно там, где подзащитный не признает вину, и неограниченно хранить цифровые материалы. Это позволит адвокату в любой момент посмотреть, что конкретно он делал по делу и какие конкретно материалы опровергают претензии подзащитного-истца».

Марина Нагорная

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о