Вопросы юристу


Можно ли взыскать затраты на представителя, если ответчик не был привлечен к ответственности?

Указывая на такую возможность, Верховный Суд отметил, что восстановление прав и законных интересов лица не может быть сведено исключительно только к возмещению причиненного пострадавшему вреда

Можно ли взыскать затраты на представителя, если ответчик не был привлечен к ответственности?

Один из экспертов отметил, что на практике многие пострадавшие отказываются от защиты нарушенных прав, не желая нести расходы на длительные административные процедуры, для многих пострадавших цель не оправдывает вложенные средства. Другой полагает, что данное ВС РФ толкование норм ГК РФ о возмещении убытков позитивно скажется на перспективах данной категории дел в судах, позволяя эффективно взыскивать не только неустойки или штрафы, прямо предусмотренные договором или законом.

Верховный Суд опубликовал Определение № 49-КГ22-5-К6 от 28 июня, в котором признал незаконным отказ нижестоящих инстанций в возмещении убытков истцу на оплату юридических услуг.

21 декабря 2016 г. Тимур Фасгиев открыл срочный вклад в ПАО «АКБ “Связь-Банк”». Форма соответствующего договора предполагала сообщение банку вкладчиком номера своего сотового телефона. При этом в заявлении о присоединении к договору банковских вкладов, банковских счетов, открываемых физическими лицами в этом банке, Тимур Фасгиев не давал согласия на обработку его персональных данных.

В феврале 2019 г. на сотовый телефон вкладчика от банка поступило СМС-сообщение рекламного характера. Ссылаясь на отсутствие согласия на получение от банка рекламных сообщений и нарушение своих прав, Тимур Фасгиев обратился в Управление Роскомнадзора по Республике Башкортостан и республиканское УФАС России с требованиями о привлечении банка к административной ответственности.

Региональное Управление Роскомнадзора сообщило Тимуру Фасгиеву, что в ходе рассмотрения его обращений по поводу действий кредитной организации по обработке его персональных данных было установлено, что банк без согласия вкладчика использовал его персональные данные, полученные в целях заключения договорных отношений, для продвижения банковских услуг.

Далее Тимур Фасгиев обратился в суд с административным иском к Управлению Роскомнадзора и его руководителю о признании незаконным бездействия ведомства. Он указывал на нарушения банком его прав как потребителя, совершенные включением в договор открытия вклада условий о досудебном порядке разрешения споров, а также о согласии потребителя на обработку его персональных данных. 27 августа 2019 г. суд отказал в удовлетворении требований, однако апелляционная инстанция 21 октября 2019 г. отменила это решение и возложила на региональное Управление Роскомнадзора обязанность рассмотреть заявление Тимура Фасгиева о применении мер административного воздействия в отношении банка.

Тимур Фасгиев также обратился в суд с иском к банку о защите прав потребителя. Решением
Кировского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 11 марта 2020 г. исковые требования истца были удовлетворены частично, с банка в его пользу взыскана компенсация морального вреда и штраф в общем размере 7,5 тыс. руб. Апелляционным определением Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 июня 2020 г. решение первой инстанции было отменено и принято новое, которым с банка в пользу истца взысканы компенсация морального вреда и штраф в общем размере 4,5 тыс. руб. При этом судами было установлено, что банк, направив истцу СМС-сообщение рекламного характера, нарушил его права потребителя.

Решением комиссии Башкортостанского УФАС России по рассмотрению дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства РФ о рекламе, от 10 февраля 2020 г. спорное СМС-сообщение было признано ненадлежащим, нарушающим ч. 1 ст. 18 Закона о рекламе. Тогда же комиссия решила не выдавать банку предписание о прекращении нарушения российского законодательства о рекламе и не направлять уполномоченному должностному лицу Башкортостанского УФАС России материалы для возбуждения дела об административном правонарушении в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

В связи с тем что Тимур Фасгиев понес расходы на оплату юридических услуг в рамках административных процедур, он предъявил банку претензию о возмещении причиненных ему убытков размере 115 тыс. руб., ссылаясь на акт об оказанных услугах от 6 мая 2020 г. и уплату представителю указанной суммы. Поскольку претензия была оставлена без удовлетворения, Тимур Фасгиев обратился в суд с иском к правопреемнику банка о возмещении убытков в размере 115 тыс. руб. и взыскании штрафа в размере 50% от присужденной суммы за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Решением
Кировского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 5 марта 2021 г. в удовлетворении иска было отказано. Суд пришел к выводу о том, что понесенные истцом расходы на оплату услуг представителя не являются убытками по смыслу п. 2 ст. 15 ГК РФ и абз. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей. Он указал, что в результате оказанных представителем услуг непосредственно не было восстановлено нарушенное право Тимура Фасгиева, и данные услуги не являлись необходимыми для реализации права истца на обращение за судебной защитой. Кроме того, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств, обосновывающих с разумной степенью достоверности размер причиненных истцу убытков в ходе административных процедур. Апелляция и кассация согласились с данными выводами.

Тимур Фасгиев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который отметил, что применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его финансовых расходов при обстоятельствах, которые не должны были возникнуть при надлежащем исполнении обязательств другой стороной договора.

Как отметил ВС, по мнению истца, понесенные расходы на представителя непосредственно связаны с восстановлением его прав и законных интересов, т.е. являются убытками в понимании ст. 15 ГК РФ. Судебная коллегия ВС подчеркнула, что факт нарушения правопредшественником ответчика прав заявителя установлен вступившими в законную силу судебными постановлениями: решением Кировского районного суда г. Уфы РБ от 11 марта 2020 г. и апелляционным Верховного Суда РБ от 4 июня 2020 г. Кроме того, ВС РФ принял во внимание, что к выводам о нарушении банком прав заявителя пришли и административные органы, о чем указано в письме регионального Управления Роскомнадзора и решении региональной комиссии УФАС России.

Суд разъяснил, что с учетом указанных обстоятельств суду надлежало проверить, создало ли нарушение банком законодательства о рекламе реальную возможность для несения истцом взыскиваемых расходов. То есть необходимо было установить причинно-следственную связь данных расходов с нарушением прав истца, после чего определить разумный размер подлежащих возмещению расходов, необходимых для защиты нарушенного права, баланса процессуальных прав и обязанностей сторон, уточнено в определении.

ВС отметил, что, обращаясь в суд с иском, Тимур Фасгиев ссылался на то, что, если бы банк не нарушил его права, у него не возникло необходимости обращаться в региональное Управление Роскомнадзора и региональное УФАС России, а следовательно, нести расходы на оплату юридических услуг. Кроме того, истец указывал на наличие положительных результатов его обращений в указанные административные органы. Проверка названных доводов, как подчеркнул Верховный Суд, имела значение для правильного рассмотрения данного дела, поскольку приведенные в них обстоятельства могли указывать на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением банка и причинением ущерба истцу, т.е. для подтверждения правомерности искового требования. Вместе с тем суд первой инстанции надлежащей оценки этим доводам не дал, сославшись исключительно на то, что участие истца посредством представительства в административных процедурах по привлечению банка к административной ответственности не привело к восстановлению нарушенных прав истца.

Суд также обратил внимание: первая инстанция не учла, что восстановление прав и законных интересов лица не может быть сведено исключительно только к возмещению причиненного пострадавшему вреда, напротив, действующее законодательство предусматривает и иные способы защиты таких лиц, в том числе и в рамках производства по делам об административных правонарушениях, где пострадавшим предоставляется возможность собственными действиями добиваться применения к нарушителям их прав и законных интересов мер государственного принудительного воздействия. «Иное понимание конституционного права граждан на обращение в государственные органы (ст. 33 Конституции РФ) делало бы невозможным реализацию права лица, добившегося положительного для себя результата в рамках дела об административном правонарушении, на компенсацию своих расходов за счет нарушителя, что не было учтено судом первой инстанции», – отмечается в определении.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не признала законным вывод суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требования Тимура Фасгиева о возмещении убытков. Кроме того, ВС посчитал, что решение суда не отвечает требованиям ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, а допущенные судом первой инстанции нарушения не были устранены судами апелляционной и кассационной инстанций. Таким образом, Верховный Суд, принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, отменил определения апелляционной и кассационной инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов
отметил, что сама проблема взыскания убытков, понесенных в связи с защитой нарушенных прав, достаточно актуальна. «Вместе с тем на практике многие пострадавшие отказываются от подобной защиты, не желая нести расходы на длительные административные процедуры, а учитывая данный конкретный случай, для многих пострадавших цель не оправдывает вложенные средства», – подчеркнул эксперт.

Виктор Кожанов считает, что в данной ситуации позиция ВС РФ следует логике законодателя, поскольку нижестоящие суды действительно проигнорировали установление причинно-следственной связи между недобросовестным поведением банка и причинением ущерба истцу, хотя от ее установления зависело принятие правильного решения. При этом эксперт заметил: чтобы защитить свои права и не допустить их нарушение в будущем пострадавший чаще всего вынужден использовать различные способы защиты права, в том числе прибегать к участию в административных процедурах для привлечения нарушителя к административной ответственности. «Позиция судов относительно того, что участие истца в административных процедурах не привело к восстановлению нарушенных прав, считаю в корне не верным. В силу специфики правонарушения административные органы в данном случае установили сам факт нарушения требований закона, который необязательно должен был повлечь за собой восстановление прав пострадавшего и применение наказания к нарушителю», – поделился Виктор Кожанов.

Старший юрист BIRCH LEGAL Андрей Шубин указал, что проблема, поднятая в данном деле, довольно интересна с правовой точки зрения и актуальна на практике. В целом, по его мнению, взыскание убытков в российских судах – довольно творческая задача для юриста, никогда не являющаяся рядовой или простой. Основная причина тому, как отметил эксперт, – сложности в обосновании размера убытков и причинной связи между действиями нарушителя и вредом, причиненным потерпевшему. Также он заметил, что суды иногда просто не решаются удовлетворить требования истцов из-за опасений, что решение отменит апелляционная инстанция по причине недостаточности доказательств или слишком высокого размера возмещения.

Андрей Шубин добавил, что сложности возникают, если убытки выражены не в прямом ущербе пострадавшему или его имуществу, а, например, в случае абстрактных убытков, обоснования упущенной выгоды или в ситуации, когда потерпевший предъявляет делинквенту расходы, понесенные для восстановления нарушенных прав. «К сожалению, такие исковые требования становятся объектом особо скрупулезной проверки судов, что, очевидно, отрицательно сказывается на перспективах адекватной защиты прав потерпевших, а также в какой-то степени “развязывает руки” экономически сильным субъектам гражданского оборота – например, банкам. Поэтому довольно приятно видеть решения высших судов, сдвигающих неопределенность в делах о доказывании и взыскании убытков», – пояснил эксперт.

Он отметил, что в рассматриваемом деле есть интересная особенность – заявление истца связано с административным правонарушением. Он разъяснил, что по своей правовой природе административные дела больше связаны с нарушениями публичного интереса, чем гражданского. «Это могло смутить суды нижестоящих инстанций, ведь, по сути, истец обратился в УФАС с сообщением о нарушении банком закона о рекламе, а не, например, с заявлением о возмещении морального вреда, причиненного персонально ему. Подобные заявления, очевидно, имеют непосредственное отношение к сфере публичных интересов», – полагает Андрей Шубин.

Юрист считает, что именно поэтому суд первой инстанции, отказывая в иске, указал, что «в результате оказанных услуг… непосредственно не было восстановленное нарушенное право истца», а также что «данные услуги не являлись необходимыми для реализации права истца на обращение за судебной защитой; разумная степень достоверности размера убытков в ходе административных процедур не доказана». Данная формулировка, по его мнению, намекает на то, что суд, скорее всего, посчитал, что истец мог просто сообщить о факте нарушения в УФАС, не привлекая для этого юриста для составления документов и ведения дела.

«ВС РФ совершенно справедливо указал, что возмещение убытков допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его финансовых расходов при обстоятельствах, если бы соответствующее нарушение не имело место. Полагаю, что такое толкование норм ГК РФ о возмещении убытков позитивно скажется на перспективах данной категории дел в судах, позволяя эффективно взыскивать не только неустойки или штрафы, прямо предусмотренные договором или законом», – заключил Андрей Шубин.

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о