Вопросы юристу


Конституционный Суд обобщил свою практику за первый квартал 2022 г.

В обзор вошли судебные акты, относящиеся к конституционным основам публичного и частного права, трудового законодательства и социальной защиты, а также к основам уголовной юстиции

Конституционный Суд обобщил свою практику за первый квартал 2022 г.

В одном из постановлений Конституционный Суд указал, что при временном отсутствии судьи, единолично рассматривающего уголовное дело по существу, разрешение вопроса о продлении меры пресечения другим судьей не ставит его в зависимость от ранее принятых по делу решений.

Конституционный Суд опубликовал Обзор практики за первый квартал 2022 г., в который включены 13 постановлений и три наиболее важных определения, о каждом из которых «АГ» делала подробные публикации.

Конституционные основы публичного права

Отсутствие лицензии у исполнителя госконтракта – это не всегда антимонопольное нарушение

В Постановлении от 17 февраля № 7-П КС дал оценку конституционности положений ст. 14.8 и ч. 3 ст. 51 Закона о защите конкуренции по жалобе медицинской компании, привлеченной к ответственности за антимонопольное нарушение.

Суд признал спорные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что участие хозяйствующего субъекта в электронном аукционе и исполнение заключенного по его результатам госконтракта в отсутствие у него надлежащей лицензии не могут быть признаны недобросовестной конкуренцией. Также не может возникнуть обязанность такого субъекта перечислить в федеральный бюджет доход, полученный им по этому государственному контракту, на том лишь основании, что у него отсутствует такое разрешение, если данное нарушение могло быть установлено закупочной комиссией при обычной внимательности и осмотрительности, а хозяйствующий субъект не совершил каких-либо действий (бездействия), направленных на сокрытие этого несоответствия.

ГУП не может считать убытками амортизацию имущества, полученного им в хозяйственное ведение

Постановлением от 31 марта № 13-П КС признал не противоречащим Конституции подп. 3 п. 2 ст. 256 НК РФ, регулирующего вопрос об определении имущества, не подлежащего амортизации.

Суд пояснил, что данная норма предполагает необходимость исключения из амортизации имущества, переданного унитарному предприятию в хозяйственное ведение на основе решений органов публичной власти, только при условии, что из таких решений явно следует, что бюджетные средства расходовались на конкретные объекты именно для целей пополнения имущества унитарного предприятия и только в той части стоимости имущества, в какой в его создании не были использованы средства самого унитарного предприятия.

Размещение нестационарных торговых объектов возле МКД

В Определении от 10 марта № 498-О-Р Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению ходатайства о разъяснении Постановления КС РФ от 19 апреля 2021 г. № 14-П.

Как отметил КС, при обращении владельца НТО (собственников помещений в многоквартирном доме) в суд с административным исковым заявлением об оспаривании положений правил благоустройства территории на суде лежит обязанность проверить соответствие требований, содержащихся в правилах благоустройства территории, актам, обладающим более высокой юридической силой. Такая же обязанность лежит на суде в случае обращения органа местного самоуправления (иного заинтересованного лица) в суд с исковым заявлением об обязании владельца НТО осуществить снос (демонтаж) такого объекта в связи с нарушением правил благоустройства территории.

Конституционные основы трудового законодательства и социальной защиты

Когда излишне выплаченные надбавки не подлежат взысканию с военнослужащего

В Постановлении от 11 января № 1-П Суд оценил конституционность положений п. 1 ст. 1102 и подп. 3 ст. 1109 ГК РФ.

Данные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о взыскании с военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, и с лица, уволенного с военной службы, начисленных и выплаченных им в период прохождения указанной службы на основании приказа уполномоченного должностного лица денежных средств в виде дополнительных выплат в составе денежного довольствия. При этом право на получение этих выплат (в том числе в установленном приказом размере) в силу действующих в соответствующий период нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих этим гражданам предоставлено не было.

КС посчитал, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции, поскольку не предполагают взыскание с военнослужащего, а также с лица, уволенного с военной службы, в качестве неосновательного обогащения начисленных и выплаченных таким лицам в период прохождения службы денежных средств в виде дополнительных выплат в составе денежного довольствия на основании содержащего нарушения нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих приказа уполномоченного должностного лица, при отсутствии недобросовестности со стороны военнослужащего и счетной ошибки.

При этом Суд подчеркнул, что недобросовестность военнослужащего не должна презюмироваться исходя лишь из предполагаемого знания им содержания нормативных правовых актов о денежном довольствии военнослужащих и несообщения им непосредственному командиру (начальнику) и (или) вышестоящему должностному лицу об отсутствии правовых оснований для начисления таких выплат. В качестве счетной ошибки не должны рассматриваться действия (бездействие) должностных лиц, ответственных за начисление и выплату военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, денежного довольствия, приводящие к получению военнослужащему дополнительных выплат, право на которые ему предоставлено не было, пояснил КС.

Недопустимость увольнения работника из-за его несогласия на перевод в другую местность

20 января КС вынес Постановление № 3-П о проверке конституционности положений ч. 1–4 ст. 74 и п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. В жалобе в КС отмечалось, что данные нормы служат основанием для изменения по инициативе работодателя без согласия работника определенного сторонами условия трудового договора о месте его работы, которое вызвано заключением работодателем с третьим лицом гражданско-правового договора, исключающего возможность выполнения работником своей прежней работы в том же обособленном структурном подразделении, а также для решения возникшего в связи с данными обстоятельствами вопроса об увольнении такого работника в случае его отказа от продолжения работы в другой местности.

Оспоренные положения были признаны Судом не противоречащими Конституции, поскольку не предполагают изменение работодателем в одностороннем порядке определенного сторонами условия трудового договора о месте работы работника. Кроме того, эти нормы не предполагают увольнение такого работника в случае его отказа от продолжения работы в другой местности по основанию, предусмотренному п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК, пояснил КС.

Право граждан предпенсионного возраста на повышенное пособие по безработице

Постановлением от 17 марта № 11-П Конституционный Суд признал неконституционной ч. 1 ст. 10 Закона № 350-ФЗ от 3 октября 2018 г. о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам назначения и выплаты пенсий.

КС указал, что данная норма препятствует выплате с 1 января 2019 г. пособия по безработице в повышенном максимальном размере, установленном для граждан предпенсионного возраста, тем из них, кто, фактически уже являясь таким лицом, был признан безработным до указанной даты и получал данное пособие в максимальном размере.

Конституционные основы частного права

Поставщик энергоресурсов имеет право на внеочередное удовлетворение его требований банкротом

В Постановлении от 1 февраля № 4-П Суд дал оценку конституционности абз. 2 п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, регулирующему очередность удовлетворения требований кредиторов, раскрыв механизм подтверждения обстоятельств, влекущих первоочередное удовлетворение требований ресурсоснабжающих организаций. В жалобе отмечалось, что указанная норма не соответствует Конституции РФ, поскольку исключает признание внеочередными платежей – в том числе по договорам, заключенным в рамках обычной хозяйственной деятельности, – в адрес ресурсоснабжающих организаций, обслуживающих должников, которые отнесены к социально значимой категории потребителей.

КС признал оспоренное законоположение неконституционным, поскольку им не обеспечивается должная степень определенности и оперативности в решении вопроса о наличии обстоятельств, при которых прекращение поставки энергоресурсов по договору, ранее заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, может создать реальную угрозу возникновения техногенной или экологической катастрофы либо гибели людей.

Суд установил, что до внесения изменений применение этого законоположения возможно с учетом следующего. Осуществление поставки энергоресурсов по договору, заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, не может само по себе считаться препятствием для применения оспоренного законоположения при наличии обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе вследствие прекращения поставок данных энергоресурсов (либо ограничения поставок ниже уровня, минимально необходимого для безопасного состояния соответствующего объекта). Все неустранимые сомнения по вопросу о наличии или отсутствии указанных обстоятельств применительно к опасным производственным объектам должны толковаться в пользу их наличия, указал КС.

В постановлении отмечается: конкурсный управляющий при принятии им решения о внеочередном удовлетворении требований кредитора об оплате поставленных должнику энергоресурсов, а также арбитражный суд при оценке правомерности таких действий конкурсного управляющего вправе обратиться в уполномоченный в сфере безопасности функционирования такого рода объектов федеральный орган исполнительной власти.

Суд также установил, что оспариваемая норма подлежит применению к текущим платежам, совершенным в оплату того объема энергоресурсов, поставленных по договору, заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, в каком использование энергоресурсов обеспечило предотвращение угрозы техногенной и (или) экологической катастрофы либо гибели людей. К платежам, совершенным в оплату энергоресурсов, поставленных сверх этого объема, применяются правила об эксплуатационных платежах.

Пробел в регулировании продажи жилого помещения в рамках процедуры банкротства

3 февраля КС вынес Постановление № 5-П/2022 по делу о проверке конституционности положений п. 1 ст. 61.2 и п. 11 ст. 189.40 Закона о банкротстве, регламентирующих основания для признания недействительным договора купли-продажи жилого помещения, заключенного должником.

КС признал конституционными данные законоположения как позволяющие признать такой ДКП жилого помещения недействительным в качестве подозрительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств, в течение одного года до принятия указанного заявления (с учетом специального порядка исчисления этого периода для банков). Вместе с тем оспариваемые нормы были признаны также не соответствующими Конституции в той мере, в какой они, позволяя признать такой ДКП жилого помещения недействительным в указанных обстоятельствах, в системе действующего правового регулирования не гарантируют реальное получение гражданином ранее уплаченных им по этому договору денежных средств, которые могли бы быть использованы для удовлетворения его потребности в жилище.

Право инвалидов, родившихся на Крайнем Севере, на получение жилищных субсидий

Постановлением от 1 марта № 9-П КС признал неконституционной ст. 2 Закона № 228-ФЗ от 20 июля 2020 г., которым были внесены изменения в Закон о жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера.

Суд пояснил, что спорная норма позволяет снять поставленных на учет в качестве получателей жилищных субсидий инвалидов с детства, родившихся после 1 января 1992 г. в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, с такого учета или отказать им в выдаче им жилищного сертификата в связи с рождением после вышеуказанной даты. В связи с этим КС рекомендовал федеральному законодателю внести коррективы в текущее законодательство.

Пробел в регулировании поворота исполнения решения суда по трудовым спорам

В Постановлении от 10 марта № 10-П Суд оценил конституционность абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ.

КС постановил, что оспариваемая норма не соответствует Конституции в той мере, в которой она допускает поворот исполнения вступившего в законную силу решения суда, принятого по делу о взыскании работником (бывшим работником) денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в случае его пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. При этом само наличие трудовых отношений не было опровергнуто в судебном порядке, а отмененное решение суда не было основано на сообщенных гражданином ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Суд установил, что до внесения поправок оспариваемая норма подлежит применению с распространением установленных ею правил на случаи пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений. При этом их наличие не должно быть опровергнуто в судебном порядке, а отмененное решение суда не должно быть основано на сообщенных гражданином ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Недопустимость «заморозки» досрочных платежей заемщиков в банках-банкротах

24 марта Конституционный Суд вынес Постановление № 12-П по делу о проверке конституционности п. 4 ч. 9 ст. 20 Закона о банках, ст. 189.91 и п. 31 ст. 189.96 Закона о банкротстве.

Предметом рассмотрения являлись указанные законоположения, на основании которых решается вопрос о возможности признания обязательства по договору потребительского кредита досрочно исполненным гражданином-должником путем размещения денежных средств на банковском счете, специально открытом в соответствии с условиями договора для этой цели, после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

КС посчитал, что спорные нормы не противоречат Конституции в той мере, в какой юридический факт отзыва у кредитной организации банковской лицензии (введения моратория на удовлетворение требований ее кредиторов) не может препятствовать признанию ранее предшествовавшего размещения гражданином-должником денежных средств на банковском счете в кредитной организации, специально открытом для этого, надлежащим исполнением своих обязательств соответствующей части.

Механизм пересмотра дела в связи с изменением законодательства

Определением от 10 марта № 492-О КС выявил смысл положений ч. 4 ст. 392 ГПК РФ о пересмотре принятого решения по такому новому обстоятельству, как вступление закона в силу.

Суд отметил: возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам на основании изменившихся впоследствии законодательных норм предполагает наличие явно и недвусмысленно выраженного намерения законодателя не только предусмотреть соответствующее новое обстоятельство, являющееся основанием для пересмотра. Такая возможность также предполагает намерения внести изменения в нормативные положения, регулирующие правоотношения, бывшие предметом судебного разбирательства, позволяющие не рассматривать те или иные решения, действия (бездействие) участников этих правоотношений в качестве нарушающих установленные правила поведения.

КС разъяснил, что такого рода законодательные изменения должны носить комплексный характер и затрагивать прежде всего нормы материального права, регламентирующие правовые институты и отношения, с тем чтобы отмена соответствующих судебных постановлений могла быть осуществлена с использованием имеющихся процедур и предусмотренных законом оснований и пределов пересмотра, и при необходимости – процессуальные нормы, например путем введения новых оснований для пересмотра судебных постановлений, в том числе вступивших в законную силу.

Суд указал, что в отношении норм Закона о цифровых финансовых активах действуют общие правила о действии закона во времени, в том числе в их интерпретации Конституционным Судом, что не предполагает возможности пересмотра в порядке гл. 42 ГПК, в частности ее ст. 392, принятых до вступления этого закона в силу судебных постановлений по заявлениям о признании информации, размещенной в сети «Интернет», информацией, распространение которой на территории России запрещено.

Конституционные основы уголовной юстиции

Право подачи повторного иска о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок

В Постановлении от 13 января № 2-П КС проанализировал ч. 7 ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и ч. 5 ст. 250 КАС РФ.

Суд признал оспариваемые нормы не соответствующими Конституции, поскольку они препятствуют подаче обвиняемым (подозреваемым) нового (повторного) административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок до истечения четырехлетнего срока, исчисляемого с момента завершения периода, которому дана судебная оценка в предыдущем решении о присуждении или об отказе в присуждении такой компенсации.

В постановлении отмечается, что до принятия изменений суды общей юрисдикции не вправе отказывать обвиняемым (подозреваемым) в принятии нового (повторного) заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, если оно подано по истечении года после вступления в силу судебного решения об удовлетворении или об отказе в удовлетворении предшествующего заявления.

Продление меры пресечения иным судьей не противоречит Конституции

Постановлением от 15 февраля № 6-П КС признал не противоречащими Конституции ст. 242 и ч. 1 и 3 ст. 255 УПК РФ.

Суд разъяснил, что эти нормы позволяют, если разрешение вопроса о продлении срока содержания под стражей не терпит отлагательства, а осуществление его судьей (составом суда), в чьем производстве находится уголовное дело, объективно невозможно, принять решение о продлении срока содержания под стражей (об отмене или изменении данной меры пресечения) единолично иному судье того же суда. Такое решение выносится по результатам изучения материалов уголовного дела, исследования в условиях устности и непосредственности представленных сторонами обвинения и защиты доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие оснований для применения данной меры пресечения.

Невозможность смягчить пожилому осужденному наказание из-за его возраста – неконституционна

24 февраля Конституционный Суд вынес Постановление № 8-П по делу о проверке конституционности ч. 7 ст. 53.УК РФ по жалобе осужденного на невозможность замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы принудительными работами в силу его возраста.

КС признал оспоренное законоположение не соответствующим Конституции в той мере, в какой оно, исключая указанную замену осужденному мужчине единственно в силу достижения им 60-летнего возраста, при наличии всех иных предусмотренных законом нормативных условий, необходимых для замены наказания, не сбалансировано гарантиями возможности применения других вариантов смягчения наказания такому осужденному.

Суд указал, что до установления соответствующего законодательного регулирования осужденному мужчине, достигшему 60-летнего возраста, не может быть отказано в замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы принудительными работами только лишь на основании его возраста, если соблюдены все иные необходимые для замены наказания нормативные условия. Данное правило действует, если отсутствует возможность применить в рамках действующего правового регулирования иные способы смягчения наказания, а состояние здоровья осужденного, в том числе с учетом перспектив его динамики на срок возможного отбывания данного вида наказания, позволяет выполнять трудовую функцию при привлечении к принудительным работам.

Порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением

Определением от 10 февраля № 188-О КС выявил смысл положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, предусматривающих возможность прекращения уголовного дела в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Суд подчеркнул, что, соглашаясь на примирение с подозреваемым, обвиняемым, потерпевший своим согласием участвует в создании предпосылок к процессуальному решению о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), которое, однако, окончательно принимается судом, следователем, дознавателем в рамках их дискреции и лишь при наличии оснований для этого, предусмотренных ст. 76 УК.

КС указал, что право, а не обязанность прекратить уголовное дело не означает произвольное разрешение этого вопроса уполномоченным органом или должностным лицом. Рассматривая заявление о прекращении уголовного дела, они не просто констатируют наличие или отсутствие указанных в законе оснований для этого, а принимают решение с учетом всей совокупности обстоятельств, включая вид уголовного преследования, особенности объекта преступного посягательства, наличие выраженного свободно, а не по принуждению волеизъявления потерпевшего.

В определении отмечается: такое решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным, а потому обстоятельства, дающие возможность его принять, должны быть подтверждены процессуально на основе доказательств и закреплены в процессуальных актах. В противном случае само постановление о прекращении уголовного дела не может отвечать критерию законности и обоснованности как не основанное на установленных фактах, подтвержденных материалами дела, заключил КС.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о