елхов и партнёры  торги по банкротству

ЕСПЧ пояснил, когда статья в СМИ о фигуранте уголовного дела не нарушает презумпцию невиновности

При этом Суд назначил заявителям компенсацию за незаконное содержание под стражей и неэффективное расследование уголовных дел

ЕСПЧ пояснил, когда статья в СМИ о фигуранте уголовного дела не нарушает презумпцию невиновности

Адвокат, представляющий интересы заявителей в ЕСПЧ, поддержал его выводы, однако неоднозначно оценил размер присужденной компенсации морального вреда, отметив, что она сопоставима с компенсацией тем, кто ни дня не провел в СИЗО. Также он положительно оценил частично особое мнение мальтийского судьи относительно предполагаемого нарушения ст. 8 Конвенции.

7 мая Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу «Митянин и Леонов против России» по жалобам членов Логиновской ОПГ на незаконное содержание под стражей и неэффективное расследование уголовного дела. Кроме того, один из заявителей жаловался на публикацию в СМИ, содержащую, по его мнению, порочащую его информацию, а другой – на неучастие в судебных заседаниях по его гражданскому иску о выплате компенсации морального ущерба за содержание под стражей.

Обстоятельства дела

В 2003 г. Александр Митянин и Михаил Леонов были задержаны правоохранительными органами в Сыктывкаре по подозрению в совершении преступления, впоследствии их поместили под стражу. В январе следующего года суд продлил им меру пресечения до 19 февраля 2004 г. За день до окончания указанного срока прокуратура направила уголовное дело в отношении обвиняемых в суд. 10 марта того же года суд в очередной раз оставил Митянина и Леонова в СИЗО, а спустя полтора месяца вернул дело прокурору, отклонив при этом ходатайство защиты об освобождении Митянина из-под стражи.

Далее им было предъявлено обвинение в совершении другого преступления в Иваново, и в апреле 2004 г. суд распорядился оставить обвиняемых под стражей. В дальнейшем избранная в отношении Митянина и Леонова мера пресечения неоднократно продлялась, в том числе во время судебного процесса по делу, начатого в сентябре того же года.

В дальнейшем суд еще дважды возвращал дело в прокуратуру, каждый раз продлевая срок содержания под стражей. Обвиняемые продолжали содержаться в СИЗО вплоть до вынесения обвинительного приговора в декабре 2006 г.

Впоследствии в разное время они подавали гражданские иски о незаконном содержании под стражей в отсутствие судебного решения. Суды различных инстанций подтвердили законность применения этой меры пресечения. Михаил Леонов также безуспешно пытался привлечь к ответственности начальника СИЗО на незаконное содержание под стражей.

В 2008 г. в отношении Митянина было возбуждено уголовное дело за организацию преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). В январе того же года местная газета опубликовала статью «Боксеры под стражей», в которой сообщалось о факте уголовного преследования известных региональных бизнесменов и спортсменов, с фотографиями фигурантов дела, включая Митянина. Тот подал иск к газете о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя опровержения клеветнических сведений о том, что он является членом Логиновской ОПГ.

Сыктывкарский городской суд Республики Коми отклонил иск, ссылаясь на то, что истец не доказал недостоверность спорной публикации. Как пояснил суд, распространение сведений было продиктовано необходимостью информирования общественности о личности уголовно преследуемого лица. Вышестоящая судебная инстанция это решение поддержала. В то же время истцу удалось добиться опровержения аналогичной публикации в другом печатном издании с присуждением компенсации морального вреда в 5000 руб.

В июне 2014 г. суд признал Митянина виновным в нескольких преступлениях (включая убийство и членство в преступном сообществе), приговорив к пожизненному лишению свободы. Обжалование приговора в различных судебных инстанциях, вплоть до Верховного Суда РФ, не увенчалось успехом.

Доводы сторон

В своих жалобах в ЕСПЧ заявители ссылались на незаконное содержание под стражей в начале 2004 г. в отсутствие соответствующей санкции суда, неэффективное уголовное расследование инкриминируемых им деяний, незаконные отказы национальных судов в выплатах полагающихся заявителям компенсаций. В обоснование своих доводов они указывали на нарушения ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В жалобах также указывалось на отсутствие Михаила Леонова на судебных заседаниях по гражданскому иску о его незаконном нахождении под стражей, а также о распространении в СМИ фото Александра Митянина и порочащей его информации, нарушающей презумпцию невиновности. По мнению заявителей, указанные факты повлекли нарушения ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции. С учетом изложенного Митянин требовал присуждения компенсации в размере свыше 76 тыс. евро, а Леонов – более 88 тыс. евро (в указанные суммы входило возмещение морального вреда, потерянного дохода и судебных издержек).

В возражениях на жалобы государство-ответчик ссылалось, в частности, на запоздалое обжалование заявленных нарушений и неисчерпание внутренних средств правовой защиты. При этом российская сторона частично согласилась с отдельными доводами жалоб. Так, относительно претензий Леонова об оставлении его под стражей правительство признало их обоснованными в части нарушения ст. 5 Конвенции, однако указало на пропуск заявителем срока обжалования (6 месяцев). Правительство также согласилось с доводами Митянина о неэффективном расследовании его дела, однако отрицало факт содержания заявителя в СИЗО до апреля 2004 г., так как жалобы на незаконное содержание появились уже после завершения процесса по делу.

Относительно доводов о распространении порочащей информации в СМИ государство утверждало, что спорная публикация содержала достоверную информацию о подозрении гражданина в инкриминируемых ему преступлениях, подтвержденную на тот момент материалами уголовного дела. Публикация частного фото, как пояснило правительство, была продиктована интересами общественной и государственной безопасности и необходимостью сбора дополнительной информации по делу.

Выводы ЕСПЧ

Изучив материалы дела, Европейский Суд пришел к выводу о нарушении прав заявителей в связи с их незаконным нахождением под стражей в указанные ими временные периоды. При этом Суд счел, что признание российской стороной факта неэффективного расследования дела Митянина распространяется и на Леонова в силу идентичных обстоятельств уголовного преследования. ЕСПЧ также выявил нарушение прав Леонова, выразившееся в его отсутствии на судебных заседаниях при рассмотрении иска о незаконном содержании под стражей.

Относительно публикации сведений в СМИ Суд подчеркнул, что защита частной жизни в указанном аспекте должна находиться в балансе со свободой слова. ЕСПЧ напомнил, что пресса, как правило, полагается на данные официальных источников и не обязана проводить собственное расследование публикуемых ею фактов. Размещаемые в СМИ фотографии, как правило, не несут информационной ценности, поэтому должны быть веские доказательства вмешательства в частную жизнь.

Как пояснил Суд, Александр Митянин не доказал незаконный характер судебного решения относительно оспариваемой им статьи, а публикация его фото могла помочь расследованию преступления. «У Суда нет оснований сомневаться в оправданности таких действий ввиду характера и масштабов предполагаемой преступной деятельности», – отмечается в постановлении.

Анализируя содержание публикации, Суд также отметил ее общественную значимость и тот факт, что заявитель не являлся публичной персоной. ЕСПЧ указал, что стилистика спорной публикации не является провокационной или оскорбительной, а Митянин не был ключевой фигурой статьи. Несмотря на констатацию факта о том, что он является членом ОПГ, «из целостного прочтения статьи можно было понять, что заявитель просто подозревался в совершении уголовного преступления, связанного с членством в преступном сообществе и его предполагаемой незаконной деятельностью. ЕСПЧ согласен с национальными судами в том, что статья базировалась на информации, полученной из официального источника», – сообщается в постановлении.

В связи с этим Европейский Суд признал нарушение ч. 1, 3–5 ст. 5 и ч. 1 ст. 6 Конвенции, присудив каждому из заявителей 12,7 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и по 1 тыс. евро для возмещения судебных расходов.

Частично особые мнения судей

Постановление содержит частично особые мнения судьи от Мальты Винсента Де Гаэтано и судьи от России Дмитрия Дедова.

Мальтийский судья не согласился с коллегами в части отсутствия нарушения ст. 8 Конвенции в отношении Александра Митянина. «Есть тонкая грань между утверждением о подозрении некого лица в совершении преступления и четким утверждением об этом в отсутствие соответствующего обвинительного приговора», – отметил он. По его мнению, в таких вопросах журналисты должны проявлять необходимую осторожность, ведь рядовому читателю чрезвычайно трудно понять тонкости юридических формулировок. Несмотря на содержание в публикации правдивых сведений о расследовании уголовного дела, ее прочтение могло повлечь неверное представление о фактическом совершении заявителем инкриминируемых ему деяний.

Винсент Де Гаэтано также отметил неправомерный факт размещения в прессе личной фотографии заявителя, который не был публичной фигурой и не скрывался от правосудия. Статья, по мнению судьи, не содержала обращений к потенциальным свидетелям, которые могли бы предоставить новые доказательства по делу.

В свою очередь Дмитрий Дедов раскритиковал вывод ЕСПЧ об обоснованности жалоб заявителей относительно нарушения ст. 5 Конвенции, поданных по истечении шестимесячного срока. «Заявители подали гражданский иск о компенсации морального вреда в связи с их незаконным предварительным заключением, длившимся почти шесть лет, уже после вынесения приговора», – пояснил он. По его мнению, отсутствие какого-либо срока в национальном законодательстве создает правовую неопределенность, которая противоречит правилу рассмотрения дел Судом в течение строго установленного срока. Он также подверг сомнению эффективность гражданского судопроизводства в затронутых ЕСПЧ аспектах в качестве средства правовой защиты.

Комментарий представителя заявителей

В Европейском Суде интересы заявителей представлял адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев. В комментарии «АГ» он отметил, что выводы Суда во многом касаются типичных нарушений, являющихся предметом его устоявшейся практики. Адвокат выразил удовлетворение постановлением ЕСПЧ, согласившегося с большинством аргументов защиты, однако неоднозначно оценил размер присужденных компенсаций.

«Размер компенсации морального вреда вызывает, конечно, определенные вопросы. Так, в недавнем постановлении ЕСПЧ по делу «Каблис против России», где я также участвовал в качестве представителя, заявитель получил практически идентичную сумму в качестве компенсации морального вреда за нарушение ст. 10, 11 и 13 Конвенции. При этом он ни дня не находился под стражей, не был подвергнут наказанию и провел несогласованное публичное мероприятие, как и планировал. Трудно представить, что заявители по настоящему делу и Григорий Каблис понесли одинаковые моральные страдания. Но оценка морального вреда относится к компетенции Суда, к позиции которого я отношусь с большим уважением. Позиция заявителей по этому вопросу мне пока неизвестна, но думаю, что в любом случае они будут рады получить компенсацию, которую им присудил Суд», – отметил адвокат.

В то же время Алексей Лаптев выразил сожаление в связи с наличием «двойных стандартов» в действиях российских властей: «Если в ЕСПЧ, исходя из его устоявшейся судебной практики, власти РФ признали большинство заявленных нарушений, то на национальном уровне они отказывались это сделать. Это означает, что российские суды либо не знают соответствующие правовые позиции ЕСПЧ, либо знают, но не применяют в надежде, что дело не дойдет до Страсбургского суда».

Адвокат также высоко оценил частично особое мнение судьи Винсента Де Гаэтано, согласившегося с нарушением спорной публикацией прав заявителя. «Ценность особых мнений судей ЕСПЧ заключается в том, что они проливают свет на дискуссию, которая велась в Суде при принятии решения по делу, позволяют лучше понять его позицию и использовать соответствующую аргументацию в других делах. Часто особые мнения судей предшествуют изменению практики Суда», – заключил он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о