Вопросы юристу


Защита добилась в ВС отмены приговора и прекращения уголовного дела о получении взятки

Суд признал, что действия врача, связанные с лечением инсценированного пациентом заболевания и оформлением в отношении него соответствующих медицинских документов, не содержат состава уголовно наказуемого деяния

Защита добилась в ВС отмены приговора и прекращения уголовного дела о получении взятки

В комментарии «АГ» один из защитников врача отметил, что парадоксальность данного дела состоит в том, что их подзащитный был признан судом первой инстанции виновным в совершении особо тяжкого преступления при отсутствии доказательств, указывающих на его причастность к совершению преступления.

1 сентября Верховный Суд РФ вынес определение суда кассационной инстанции по делу № 12-УД22-6-К4, которым отменил обвинительный приговор и прекратил уголовное дело в отношении врача, осужденного за получение взятки и участие в действиях по освобождению граждан от призыва на военную службу.

Возбуждение уголовного дела

В 2017 г. в отдел ФСБ России поступила оперативная информация о том, что врач-дерматовенеролог (член военно-врачебной комиссии) в военкомате Республики Марий Эл Александр Денисов с привлечением ранее ему знакомых лиц занимается освобождением граждан от призыва на военную службу. В отношении врача стали проводиться ОРМ с применением технических средств. Впоследствии в сентябре 2019 г. было возбуждено уголовное дело в отношении Александра Денисова, его знакомого Гиви Сахокия и врача-дерматовенеролога отделения кожно-венерологического диспансера Олега Корлякова.

Согласно обвинительному заключению (есть у «АГ») Александр Денисов создал и в последующем контролировал деятельность организованной преступной группы, в которую вошли заранее объединившиеся для совершения преступления Олег Корляков и А.А.

В ноябре 2014 г. гражданин К.Л. через А.А. обратился к Александру Денисову по вопросу освобождения его сына Р.Л. от призыва в армию. Александр Денисов согласился сделать это за вознаграждение, и впоследствии Р.Л. неоднократно приезжал к нему домой, где тот сам лично начесывал ему расческой сгибы рук. После этого Александр Денисов велел Р.Л. идти в диспансер на прием к Олегу Корлякову, который, посмотрев расчесы, покраснения и воспаления, поставил диагноз «атопический дерматит» и выдал акт медицинского освидетельствования для представления военно-врачебной комиссии.

Как указало следствие, Олег Корляков, используя свои служебные полномочия, создавал видимость, что он якобы действует как незаинтересованное лицо, хотя на самом деле состоял в товарищеских отношениях с Александром Денисовым и для получения взятки от К.Л. заранее согласился на незаконные действия по освобождению Р.Л. от призыва на военную службу. В апреле 2015 г. К.Л. передал А.А. взятку в размере 150 тыс. руб., которые А.А., Александр Денисов и Олег Корляков разделили между собой.

Далее Александр Денисов убедил подчиненного ему врача военкомата изменить Р.Л. категорию годности к военной службе на «В» – ограниченно годен к военной службе. В июле 2015 г. члены призывной комиссии на основании диагноза и выставленной категории годности вынесли решение об освобождении Р.Л. от призыва на военную службу. Впоследствии он получил военный билет.

Также из обвинительного заключения следует, что Александр Денисов в 2015 г. познакомился с Гиви Сахокия, которому сообщил о своей должности и о том, что может повлиять на результаты медосвидетельствования граждан, подлежащих призыву. После этого к ним обратилась Л.М., которая также не желала, чтобы ее сына призвали в армию. В апреле 2018 г. Гиви Сахокия получил от Л.М. медицинские документы ее сына и 200 тыс. руб. в качестве вознаграждения. Впоследствии Александр Денисов внес изменения в медицинские документы призывника. Однако сын Л.М. так и не был освобожден от призыва и не получил военный билет с отметкой о негодности к военной службе. Полученными от матери призывника деньгами, как указало следствие, Александр Денисов и Гиви Сахокия распорядились по своему усмотрению.

Таким образом, Олег Корляков обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 «Получение взятки» УК, Гиви Сахокия – по ч. 4 ст. 159 «Мошенничество» УК, а Александр Денисов – по обеим этим статьям Кодекса.

Обвинительный приговор

В судебном заседании Александр Денисов виновным себя не признал. В то же время он не отрицал, что являлся врачом-дерматовенерологом и одновременно занимал должность председателя ВВК. Он пояснил, что был знаком с А.А., однако о Р.Л. никогда с ним разговоров не было и деньги тот ему не передавал. Он указывал, что с Р.Л. он мог встречаться как с призывником и пациентом, которому был правильно поставлен диагноз и он обоснованно был освобожден от военной службы. По словам Александра Денисова, Олегу Корлякову никаких денег он никогда не передавал.

В свою очередь Олег Корляков категорически отрицал факт получения им взятки за освобождение от призыва на военную службу Р.Л. Он утверждал, что контактировал с ним исключительно как с больным пациентом. По словам обвиняемого, Р.Л. не знал, к кому именно записывался на прием, и его фамилию узнал только после приема в регистратуре. Олег Корляков рассказал, что когда Р.Л. пришел к нему на прием, он пригласил заведующую отделением и они вместе осмотрели пациента, у которого были все проявления атопического дерматита. Он также добавил, что данное заболевание определяется только клинически, никакие анализы результатов не дают.

27 августа 2020 г. Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл вынес приговор (есть у «АГ»), которым признал Олега Корлякова виновным по предъявленному обвинению и назначил ему наказание в виде семи с половиной лет лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом 900 тыс. руб. Александр Денисов также был признан виновным, ему было назначено наказание в виде восьми с половиной лет лишения свободы со штрафом 1,5 млн руб. Признавая виновным Гиви Сахокия, суд назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок пять лет. Суд признал несостоятельными доводы защитников подсудимых о необходимости их оправдания, посчитав, что они не нашли своего подтверждения и опровергаются совокупностью доказательств, в частности показаниями Р.Л., К.Л. и Л.М.

Апелляционное обжалование

Не согласившись с приговором, осужденные и их защитники подали апелляционные жалобы на него, прося его отмены. Так, Олег Корляков указывал, что суд не учел все обстоятельства, которые могли повлиять на выбор наказания. Он выразил несогласие с выводом суда о том, что он являлся должностным лицом, поскольку на самом деле он не выполнял никаких организационно-распорядительных функций, работал простым врачом. В жалобе отмечалось, что установленный им диагноз являлся не окончательным и мог быть опровергнут другими врачами его специальности.

Олег Корляков подчеркивал, что ни в ходе следствия, ни в суде факт получения им взятки не был доказан. Он настаивал, что ни в какой организованной группе не состоял. Врач также назвал ошибочными выводы суда о том, что именно в связи с тем, что он составил акт исследования состояния здоровья призывника и выставил тому диагноз, было вынесено решение об освобождении Р.Л. от призыва на военную службу. Он пояснил, что диагноз был подтвержден заведующей поликлиническим отделением, главным врачом, врачом городского военкомата и председателем медкомиссии горвоенкомата.

В свою очередь защитник Олега Корлякова адвокат АП Республики Марий Эл Юлия Копылова указывала на то, что приговор вынесен с нарушениями материальных и процессуальных норм и судом установлены обстоятельства, исключающие вину ее подзащитного, однако они судом не были учтены. Также адвокат обращала внимание, что судом решение в части назначения именно такого срока наказания не мотивировано.

26 марта 2021 г. Верховный Суд Республики Марий Эл Апелляционным определением
оставил приговор без изменения. Апелляция посчитала, что все выводы суда мотивированны и основаны на доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением уголовно-процессуальных норм.

Суд кассационной инстанции смягчил наказание

На этапе кассационного обжалования приговора в качестве второго защитника Олега Корлякова в дело вступил управляющий партнер АБ FORTIS Вячеслав Земчихин. В кассационной жалобе он оспаривал законность состоявшихся в отношении подзащитного судебных решений. Адвокат указывал, что в ходе предварительного слушания защитниками были заявлены различные ходатайства, по итогам рассмотрения которых суд вынес постановления об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств, что считает существенным нарушением ст. 236 УПК РФ, поскольку суд должен был рассмотреть все ходатайства и вынести одно итоговое постановление с результатами их рассмотрения.

18 октября 2021 г. Шестой кассационный суд общей юрисдикции исключил из осуждения Александра Денисова и Олега Корлякова квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой» и определил считать совершенным преступление группой лиц по предварительному сговору. Кассация посчитала, что данных о том, что осужденные при получении взятки действовали в составе именно группы, в деле не имеется, а распределение ролей между соучастниками преступления само по себе не свидетельствует о совершении преступления организованной группой.

Также суд кассационной инстанции посчитал необходимым исключить из осуждения Александра Денисова и Гиви Сахокия по эпизоду хищения имущества квалифицирующий признак «с использованием служебного положения» как излишне вмененный, а действия осужденных переквалифицировал с ч. 4 на ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Кроме того, суд исключил назначение осужденным дополнительного наказания в виде штрафа, а также смягчил назначенное Олегу Корлякову наказание, сократив срок лишения свободы до 3 лет 9 месяцев лишения свободы, а Александру Денисову – до 4 лет лишения свободы.

В остальной части судебные акты первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

ВС признал непричастность врача к совершению преступления

Впоследствии Олег Корляков, Александр Денисов и их защитники направили кассационные жалобы в Верховный Суд РФ о пересмотре состоявшихся судебных актов. Олег Корляков просил все судебные решения отменить с прекращением уголовного дела за отсутствием события преступления. Он утверждал, что никаких денег не получал и противоправных действий не совершал. Осужденный обращал внимание на показания Р.Л. и К.Л., согласно которым они деньги ему не передавали.

Вячеслав Земчихин в кассационной жалобе (есть у «АГ») подчеркивал, что в деле нет вещественных доказательств – денежных средств, являвшихся предметом взятки. Он указывал, что Олег Корляков обоснованно констатировал наличие у Р.Л. заболевания и назначил лечение, причем этот диагноз подтвердили и другие врачи, в том числе подписавшие акт исследования состояния здоровья призывника.

В свою очередь Юлия Копылова утверждала, что приговор в отношении Олега Корлякова основан на предположениях. Она указывала, что не доказано, были ли переданы Денисову и Корлякову полученные от К.Л. денежные средства. Адвокат обращала внимание на то, что акт исследования состояния здоровья Р.Л. отменен не был, как и решение призывной комиссии об освобождении его от военной службы. Свидетели подтвердили, что у Р.Л. действительно были изменения кожных покровов и они соответствовали симптомам, характерным для атопического дерматита, поясняла Юлия Копылова.

Изучив материалы дела, ВС посчитал, что виновность Александра Денисова в совершении хищения чужого имущества путем мошенничества подтверждена доказательствами. Виновность Александра Денисова в получении взятки в значительном размере также, по мнению Суда, подтверждена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

ВС учел, что из показаний К.Л и Р.Л следует, что Р.Л. никаким кожным заболеванием не страдал, а следы на его руках были результатом манипуляций Денисова, имитацией заболевания. Их показания, в том числе относительно обстоятельств передачи денег Александру Денисову, ВС признал последовательными. Он также посчитал, что судами нижестоящих инстанций дана надлежащая оценка совокупности имеющихся доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Александра Денисова и его действия правильно квалифицированы как взятка.

Вместе с тем ВС отметил, что в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК основаниями для отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Он указал, что в соответствии со ст. 85 и 88 УПК доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления предусмотренных ст. 73 УК обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому конкретному уголовному делу. Проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, добавил ВС.

Судебная коллегия посчитала, что по данному делу эти требования уголовно-процессуального закона при принятии решений в отношении Олега Корлякова были нарушены. ВС принял во внимание, что осужденный последовательно и категорически отрицал факт получения им взятки за освобождение от призыва на военную службу Р.Л. Также и Александр Денисов не давал показаний о причастности Корлякова к получению взятки.

Верховный Суд обратил внимание, что свидетель К.Л. относительно действий Олега Корлякова показал, что по указанию Александра Денисова Р.Л. ходил на прием к данному врачу, который поставил диагноз, назначал лечение и делал записи в медицинских документах. Сам К.Л. Олегу Корлякову денег не передавал, а А.А. и Александр Денисов не говорили ему о том, что деньги предназначены в том числе и Корлякову. Суд учел и то, что Р.Л. также показал, что Олег Корляков на приемах осматривал расчесы на его руках, делал записи в медицинских документах, при этом обещаний освободить его от призыва на военную службу не высказывал.

ВС пришел к выводу, что в материалах дела не имеется никаких сведений, указывающих на наличие между Александром Денисовым и Олегом Корляковым предварительной договоренности о выполнении противоправных действий в пользу Р.Л. за денежное вознаграждение. В них отсутствуют и данные, свидетельствующие о получении Олегом Корляковым денежных средств, переданных ему за совершение подобных действий, указал Суд. Он подчеркнул, что действия врача, связанные с лечением инсценированного у пациента кожного заболевания и оформлением в отношении него соответствующих медицинских документов, не содержат состава уголовно наказуемого деяния.

Таким образом, Верховный Суд отменил приговор и последующие судебные решения в отношении Олега Корлякова, а уголовное дело прекратил на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УК РФ за непричастностью обвияемого к совершению преступления. Олег Корляков немедленно был освобожден из мест лишения свободы и из-под стражи, за ним признано право на реабилитацию.

ВС также изменил и приговор в отношении Александра Денисова, квалифицировав его действия по ч. 2 ст. 290 УК РФ как получение взятки в значительном размере.

Комментарий одного из защитников

В комментарии «АГ» Вячеслав Земчихин поделился, что парадоксальность данного дела состоит в том, что лицо было признано судом виновным в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ, при отсутствии доказательств, указывающих на причастность обвиняемого к совершению преступления. Адвокат отметил, что в деле отсутствовало задержание с поличным, предмет взятки не был обнаружен, а в материалах уголовного дела не имелось никаких сведений как о предварительной договоренности с обвиняемым о выполнении противоправных действий за денежное вознаграждение, так и о получении им денежных средств за совершение подобных действий.

Основной довод защиты, который был принят во внимание Верховным Суда РФ, состоит в указании на вынесение обвинительного приговора суда в отношении подзащитного на основе предположений, не нашедших подтверждения в судебном следствии. Это, как указал Вячеслав Земчихин, нарушает требования уголовно-процессуальных норм, регламентирующих порядок проверки и оценки доказательств, противоречит принципу презумпции невиновности, а также не соответствует позиции Пленума ВС РФ, выраженной в Постановлении от 29 апреля 1996 г. № 1. Так, в соответствии с данной позицией, при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам, напомнил защитник.

«В соответствии с законами логики утверждение может быть признано обоснованным лишь в том случае, когда в основе данного утверждения есть достаточное основание. Именно поэтому виновность лица в совершении преступления должна подтверждаться достаточной совокупностью доказательств. Критерий достаточности доказательств при постановлении обвинительного приговора является субъективным, однако является очевидным, что достаточной может считаться лишь такая совокупность доказательств, которая с достоверностью подтверждает наличие всех элементов состава преступления, а также доказанность каждого элемента в отдельности. Судебная коллегия Верховного Суда РФ пришла к обоснованному выводу о том, что в основе признания нашего подзащитного виновным такая совокупность доказательств отсутствует», – прокомментировал адвокат.

Вячеслав Земчихин обратил внимание, что в кассационной жалобе приведен также ряд доводов, связанных с допущенными судом первой, апелляционной и кассационной инстанций многочисленных процедурных нарушений, которые ВС РФ во внимание не принял. «К сожалению, органы предварительного расследования и суд, оценивая имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства на основе принципа свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ), в отдельных случаях проявляют субъективизм, слабо связанный с объективной оценкой как доказательств, указывающих на виновность, так и указывающих на обратное», – считает защитник.

Он полагает, что уровень интеллектуального и нравственного развития субъекта доказывания априори достаточен для того, чтобы ориентироваться в доказательственной информации, правильно соотносить сведения, имеющие доказательственное значение, друг с другом и принимать обоснованные процессуальные решения. «При этом данный принцип не может и не должен пониматься как ни на чем не основанный, кроме субъективного восприятия, процесс интеллектуальной деятельности субъекта доказывания. Хочется надеяться, что достигнутый в рамках работы по данному делу результат окажет положительное влияние на судебную практику, снижая вероятность вынесения судами решений, основанных на субъективизме, а не на достаточной совокупности сведений, отвечающих требованиям, которые предъявляются к уголовно-процессуальным доказательствам», – заключил Вячеслав Земчихин.

Получить комментарий адвоката Юлии Копыловой оперативно не удалось.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о