Вопросы юристу


Защита добилась отмены обвинительного приговора и оправдания по делу о превышении должностных полномочий

Апелляция установила, что в суде первой инстанции убедительных доказательств виновности обвиняемого в совершении преступления не собрано и выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела

Защита добилась отмены обвинительного приговора и оправдания по делу о превышении должностных полномочий

Защитники оправданного рассказали «АГ» о нюансах уголовного дела, о том, на чем строилась линия защиты. Также они сообщили, что первая инстанция проигнорировала наличие личной неприязни следователя по делу к защитникам обвиняемого, хотя ввиду этого он подлежал отводу.

Как стало известно «АГ», 12 октября Свердловский областной суд вынес апелляционный приговор сотруднику полиции, который обвинялся в превышении должностных полномочий, выразившемся в применении физического насилия. Его защиту осуществляли адвокаты АК LawGuard Сергей Колосовский, Ангелина Малахова и Александр Петрикин, которые рассказали о нюансах дела и о тактике стороны защиты.

Обстоятельства дела

12 сентября 2019 г. начальник отдела уголовного розыска отдела полиции УМВД России по г. Екатеринбургу Валерий Романов вел допрос несовершеннолетнего Л. в целях выяснить его причастность к совершению хищения чужого имущества. В ходе допроса был произведен личный досмотр Л., во время которого к тому была применена сила. В связи с этим в дальнейшем в отношении Валерия Романова было возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий.

По версии следствия, осознавая, что достаточных данных, свидетельствующих о совершении Л. преступления, не имеется, Валерий Романов с целью улучшения показателей работы отдела уголовного розыска решил вынудить несовершеннолетнего дать признательные показания. Для этого он потребовал от Л. встать лицом к стене и расставить ноги шире плеч; после чего стал психологически давить на него, высказывая угрозы лишения свободы и подброса наркотиков. Следствие указало, что, получив отказ, Валерий Романов, желая сломить волю Л. и принудить его к даче признательных показаний, применил к нему физическое насилие. В результате данных действий Л. были причинены физическая боль и телесные повреждения, не причинившие вред здоровью.

В ходе рассмотрения дела Октябрьским районным судом г. Екатеринбурга Валерий Романов свою вину не признавал. Он пояснил, что при просмотре видеозаписи задавал Л. вопросы о его причастности к хищению, на что Л. грубо отвечал и оскорблял его. По словам подсудимого, когда он заметил, что в кармане несовершеннолетнего находится какой-то предмет, то выяснил у оперуполномоченных А. и Ж., что они не досматривали Л.

Валерий Романов сообщил, что, учитывая данные о личности Л., который ранее привлекался к уголовной ответственности за угон транспортных средств, вновь проверялся на причастность к преступлению, у него имелись основания полагать, что при себе у Л. может быть отвертка или иные представляющие опасность предметы. В целях обеспечения безопасности он попросил Л. продемонстрировать содержимое карманов, на что тот отреагировал агрессивно, достал из кармана видеорегистратор и сломал его, отказываясь выполнить требования.

После этого, по словам Валерия Романова, он сказал Л. встать к стене для проведения досмотра, взял его за руку, подвел к стене, пытался провести его осмотр, поставить ноги в необходимое положение. Однако Л. сопротивлялся, ставил ноги обратно, затем оттолкнулся руками от стены и с силой навалился на него, отчего они оба упали на пол. Подсудимый пояснил, что, так как ударился копчиком и испытывал сильную боль, продолжать осмотр он не стал, поручив сделать это оперуполномоченному А. Валерий Романов также указал, что не угрожал Л. подкинуть наркотики, ударов ему не наносил, полагает, что потерпевший его оговаривает.

Первая инстанция вынесла обвинительный приговор

13 июля 2021 г. Октябрьский районный суд вынес обвинительный приговор (имеется у редакции) Валерию Романову, посчитав доказанной его вину в совершении преступления.

Суд посчитал, что законных оснований для применения физической силы в отношении Л. у правоохранителя не имелось, поскольку его поведение не представляло опасности как для сотрудников полиции, так и для окружающих. Первая инстанция отметила, что Валерий Романов применил насилие, что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов гражданина Л., включая право на уважение чести и достоинства личности, физическую неприкосновенность. Суд добавил, что действия Валерия Романова повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства в виде подрыва авторитета МВД, призванного защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан.

Суд указал, что полностью доверяет показаниям Л., данным им в судебном заседании, которые также согласуются с показаниями свидетеля А., являвшегося очевидцем произошедшего и пояснившего, что потерпевший физическую силу не применял. Показания другого свидетеля, Ж., о том, что телесные повреждения причинены Л. в связи с проведением осмотра, суд не признал, связывая их с желанием Ж. помочь подсудимому избежать уголовной ответственности.

Таким образом, действия Валерия Романова квалифицированы судом по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия. В связи с этим Валерию Романову было назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 1 год, с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 2,5 года.

Апелляционная жалоба

В апелляционной жалобе (имеется у редакции) адвокат Александр Петрикин просил приговор отменить. Он указал, что потерпевший Л. ранее привлекался к уголовной ответственности за угон транспортных средств, в отдел полиции был доставлен в состоянии алкогольного опьянения, находился в возбужденном состоянии. В документе отмечено, что у Л. при себе был видеорегистратор, который он уничтожил в присутствии Романова и оперуполномоченных А. и Ж., что последние подтвердили при допросе в качестве свидетелей, сам Л. данный факт также признал.

В жалобе разъяснялось, что в связи с агрессивным поведением Л. Валерий Романов намеревался провести досмотр потерпевшего на предмет наличия у него опасных либо похищенных предметов, однако Л. оказал сопротивление, в результате которого они оба упали на пол. В документе указывалось, что требование Валерия Романова, чтобы для проведения досмотра Л. встал к стене, соответствует п. 63.1.1 приказа МВД России от 1 июля 2017 г. № 450 «Об утверждении наставления об организации физической подготовки в органах внутренних дел». «В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 20 Закона о полиции сотрудник полиции имеет право лично применять физическую силу, если несиловые способы не обеспечивают выполнения возложенных на полицию обязанностей, в частности для преодоления противодействия законным требованиям сотрудника полиции», – отмечалось в апелляционной жалобе.

Также защитник заметил, что из показаний свидетелей Д., К., С., П., К. следует, что Л. ранее проверяли на причастность к совершению угонов транспортных средств. Свидетель Д. также сообщил, что Л. с друзьями соревновался в количестве совершенных краж и угонов. Александр Петрикин обратил внимание на заключение комиссии экспертов относительно характеристики личности потерпевшего и данных о его психическом здоровье. В заключении отмечены жестокость, агрессивность, лживость и изворотливость Л., а также то, что он имеет диагноз: смешанное расстройство поведения и эмоций, психопатический синдром. Свидетели В. и К. также сообщили о неприязненном отношении потерпевшего к сотрудникам полиции и причислении его к представителям криминального мира и экстремисткой организации, пояснено в документе.

Таким образом, указал адвокат, обстоятельства указывали на необходимость соблюдения требований личной безопасности, то есть осмотра Л. на предмет наличия у него опасных и похищенных предметов.

В дополнениях к апелляционной жалобе Александр Петрикин и Ангелина Малахова просили учесть, что Валерий Романов при применении физической силы в отношении Л. действовал в условиях крайней необходимости, с целью устранения опасности, непосредственно угрожающей ему, его коллегам и самому потерпевшему. В обоснование этого довода защитники указали, что Л. представляет опасность для общества, склонен к совершению суицида. Будучи осведомленным об использовании Л. при совершении угонов отверток и ножей, Валерий Романов понимал возможность нахождения при Л. этих предметов, отметили защитники.

Они также обратили внимание, что причинно-следственная связь между обнаруженными у потерпевшего повреждениями и инкриминируемыми Валерию Романову действиями отсутствует. В документе пояснено, что описанные в приговоре повреждения не отражены в медицинских документах. По мнению защитников, выводы суда основаны на показаниях потерпевшего и заключении судебно-медицинского эксперта, которое является недопустимым доказательством. «Из показаний врачей, специалиста В. следует, что следы от описанных судом повреждений образуются немедленно либо в течение нескольких минут после нанесения ударов. Однако никто из сотрудников полиции, суда, следственного комитета, бригады скорой медицинской помощи, а также врачей не видел и не зафиксировал на теле Л. наличие повреждений 12 сентября 2019 г.», – отмечено в дополнениях к апелляционной жалобе.

В документе подчеркнуто, что заключение эксперта Б. является недопустимым доказательством, поскольку эксперт имеет стаж работы менее одного года, телесные повреждения описаны некорректно, избирательно, время образования травмы недостаточно аргументировано, а сама экспертиза была проведена до возбуждения уголовного дела. При этом ходатайство стороны защиты о производстве повторной экспертизы в нарушение ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ судом оставлено без удовлетворения.

Кроме того, Александр Петрикин и Ангелина Малахова отметили, что предварительное расследование было проведено заместителем руководителя следственного отдела по Октябрьскому району г. Екатеринбурга Х., который ввиду наличия у него личной неприязни к защитникам Валерия Романова подлежал отводу.

Таким образом, в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона адвокаты просили приговор в отношении Валерия Романова отменить, а уголовное дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляция оправдала правоохранителя

Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия Свердловского областного суда посчитала, что судом первой инстанции не были выполнены требования закона, а субъективная и объективная стороны преступления, в совершении которого Валерий Романов признан виновным, не получили надлежащей оценки.

Суд указал, что в совокупности показания подсудимого, оперуполномоченных А. и Ж. свидетельствуют о том, что физическая сила была применена Валерием Романовым к Л. в соответствии с положениями Закона о полиции ввиду оказанного Л. сопротивления законным требованиям о проведении досмотра.

Апелляционная инстанция учла данные о личности потерпевшего, который, согласно материалам дела, неоднократно привлекался к уголовной ответственности за угон транспортных средств. Принимая во внимание агрессивное поведение потерпевшего, который на законное требование сотрудника полиции высказывал недовольство, сломал обнаруженный у него видеорегистратор, судебная коллегия пришла к выводу, что у Валерия Романова имелись основания полагать, что у Л. при себе могут иметься предметы, представляющие опасность для него самого и окружающих. «В связи с чем действия Романова, потребовавшего, чтобы Л. встал к стене для досмотра, и последующее применение физической силы, вызванное оказанием потерпевшим сопротивления, были правомерными, не связаны с оказанием на потерпевшего психологического или физического насилия в целях получения признательных показаний», – указала апелляция.

Суд отметил, что доказательств нанесения Валерием Романовым потерпевшему ударов, указанных в обвинительном приговоре, а также причинения телесных повреждений Л. умышленно, в целях, не связанных с его досмотром, материалы дела не содержат. Апелляция посчитала, что вывод первой инстанции о том, что Валерий Романов умышленно, с целью оказания давления на потерпевшего Л. и получения от него признательных показаний в совершении преступления, потребовал его встать к стене, высказал в его адрес угрозы лишения свободы, а также угрозы подбросить наркотическое средство и нанес перечисленные в приговоре удары, сделан без должной оценки представленных по делу доказательств и основан исключительно на показаниях Л.

Апелляция обратила внимание, что суд первой инстанции оставил без внимания, что показания свидетеля Ж. согласуются с положенными в основу приговора показаниями свидетеля А. об обстоятельствах обнаружения у Л. видеорегистратора.

Апелляционный суд подчеркнул, что, оценивая возможность постановления обвинительного приговора исключительно на показаниях потерпевшего, суд первой инстанции не принял во внимание заключение первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которой Л. способен давать правильные показания, тем не менее может сообщать сведения, не соответствующие действительности, а также данные, характеризующие личность и поведение потерпевшего как лица, склонного к совершению противоправных, в том числе преступных, действий.

Показания иных свидетелей, допрошенных в судебном заседании, которые не являлись очевидцами произошедшего, производны от показаний осужденного либо потерпевшего Л., указал суд.

Таким образом, Свердловский областной суд пришел к выводу, что в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства в суде первой инстанции убедительных доказательств виновности Валерия Романова в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, не собрано, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждены доказательствами, исследованными судом. Так, апелляционная инстанция отменила обвинительный приговор, оправдав Валерия Романова по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления. Также за оправданным признано право на реабилитацию.

Комментарии защитников

В комментарии «АГ» Сергей Колосовский отметил, что в этом деле они с коллегами успешно отработали принцип, который применяется у них в адвокатской группе: «В начале кто-то из самых опытных адвокатов оценивает дело, перспективы, вместе с молодыми адвокатами определяет стратегию, тактику, в случае необходимости участвует в первоначальном сборе доказательств». Сергей Колосовский пояснил, что в данном случае он ходил на очные ставки с потерпевшим и главным свидетелем обвинения. «Далее молодежь работает самостоятельно – и тоже с разделением труда», – поделился адвокат. Он пояснил, что в их деле одна из адвокатов вела все факультативные процессы и готовила письменные документы, а другой больше занимался допросами свидетелей в суде.

Адвокат указал, что изначально была избрана позиция по делу, которая заключалась в том, что применение силы было полностью правомерным. «Придерживаясь этой концепции, формировались и представлялись все доказательства. В этом же ключе был основной упор и в суде первой инстанции. В том числе при допросе свидетелей», – рассказал Сергей Колосовский.

Он заметил, что результат рассмотрения дела в первой инстанции – наказание с применением ст. 64 УК – хороший, но в данном случае можно было добиться лучшего результата. «Приговор удалось отменить именно благодаря тому, что коллеги в ходе работы по делу не допустили ошибок, отработали все позиции, намеченные с самого начала, и не утратили ранее намеченные доказательства», – прокомментировал Сергей Колосовский.

В свою очередь Ангелина Малахова отметила, что в ходе допросов стало неожиданностью упорное отрицание одним из бывших коллег подзащитного – А. – правил личной безопасности полицейских, утаивание реальной причины произошедшего и непризнание очевидных ошибок с его стороны, из-за чего Романов должен был принимать решения и действовать в экстремальных условиях. Однако и это обстоятельство не повлияло существенно на результат, поделилась адвокат.

По ее мнению, суд первой инстанции проигнорировал в приговоре многие из доказательств, явно указывающих на правомерность применения физической силы, где-то значительно исказив их, а где-то полностью уклонившись от оценки. Тем не менее все доказательства в деле остались, и сторона защиты в суде апелляционной инстанции вновь последовательно обращала внимание судебной коллегии на невозможность квалификации прямо предусмотренных законом действий полицейского как превышения полномочий, подчеркнула Ангелина Малахова. «В итоге суд апелляционной инстанции фактически заново переоценил все собранные доказательства и установил достаточность доказательств, подтверждающих позицию защиты, даже несмотря на показания бывшего коллеги», – резюмировала адвокат.

Александр Петрикин считает, что реальной причиной так далеко зашедшего уголовного дела является личная заинтересованность заместителя руководителя СУ СК Октябрьского района Х. «Изначально попав в статусе потерпевшего в резонансную историю конфликта на АЗС с И., следователь на “золотом Лексусе”, против которого был настроен целый город, был вынужден выслуживаться перед руководством. И способом выслужиться он выбрал необоснованное обвинение другого должностного лица», – полагает адвокат.

Александр Петрикин пояснил, что обоими резонансными делами стала заниматься адвокатская группа LawGuard, к некоторым адвокатам из которой у Х. накопилось столько личной неприязни, что он пошел на открытые ультиматумы, заявив, что расследование в отношении полицейского может прекратиться только в том случае, если LawGuard откажется от защиты И.

Адвокат полагает, что данное дело на правоприменительную практику повлиять не должно, так как выводы, описанные судом в оправдательном приговоре, очевидны. «Вместе с тем надеюсь, что рассматриваемое судебное решение, это уголовное дело и история следователя Х., который умудрился получить по оправдательному приговору и в статусе потерпевшего, и в статусе следователя, должны положительно повлиять на правоприменительную практику следственных органов, некоторые представители которых слишком часто в последнее время забывают, зачем им самим даны должностные полномочия», – заключил Александр Петрикин.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о