Вопросы юристу


Зампредседателя ВС не передал в Президиум вопрос об исчислении срока для УДО после смягчения наказания

Глава «уголовной» коллегии не видит проблемы в том, что замена лишения свободы принудительными работами отдаляет осужденного от права на условно-досрочное освобождение

Зампредседателя ВС не передал в Президиум вопрос об исчислении срока для УДО после смягчения наказания

Защитник сообщил «АГ», что в ближайшее время вместе с адвокатом от благотворительного фонда для осужденных планирует обратиться в Конституционный Суд.

Как стало известно «АГ», заместитель председателя Верховного Суда отказался передать на рассмотрение Президиума ВС надзорную жалобу адвоката АП Ленинградской области Виктора Ермолаева.

Напомним, в деле осужденного Ильи Ерехинского, которого защищает Виктор Ермолаев, Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга пришел к выводу о том, что при замене лишения свободы принудительными работами необходимый для УДО срок исчисляется с момента замены, а не назначения изначального наказания.

В обоснование своей позиции первая инстанция сослалась на п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», где указано, что если наказание осужденному было смягчено актом амнистии, помилования или суда, то при применении УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом фактически отбытый срок следует исчислять, исходя из срока наказания, установленного актом амнистии, помилования или судебным актом. Апелляционная инстанция оставила постановление в силе.

Сначала судья Третьего кассационного суда общей юрисдикции отказался передавать жалобу на рассмотрение, однако в Верховном Суде Виктору Ермолаеву удалось добиться, чтобы его жалоба была рассмотрена в кассации по существу. Судья ВС Александр Ботин, согласившись с адвокатом, пришел к выводу, что право на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление возникает после фактического отбытия двух третей срока наказания, назначенного по приговору, а не двух третей срока принудительных работ, назначенных в результате замены. После этого кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил материал об УДО на новое рассмотрение.

Однако Генпрокуратура обжаловала это решение в Верховный Суд. По ее мнению, исчисление необходимого для УДО срока с момента назначения наказания, а не его замены «неоправданно ставит в более льготное положение осужденных, в отношении которых уже минимизирована уголовная репрессия, в сравнении с теми, кто при прочих равных условиях продолжает отбывать назначенное по приговору суда более суровое наказание, и ведет к несоразмерному сокращению неотбытой части наказания в виде лишения свободы».

16 июля 2020 г. Верховный Суд пришел к выводу, что необходимый для УДО срок в том случае, если ранее была произведена замена наказания более мягким, исчисляется с момента такой замены, а не назначения первого вида наказания. «В результате замены наказания, назначенного по приговору суда, назначается новый, более мягкий вид наказания, а поэтому в качестве назначенного наказания для применения положений ст. 79 УК РФ принимается то наказание, срок которого определяется исходя из последнего принятого на этот счет решения», – сказано в определении. Иной подход применения правил об УДО после замены наказания более мягким свидетельствует о повторном учете личности осужденного и обстоятельств отбытия им наказания, что не соответствует целям уголовного наказания и нормам УК об освобождении от наказания, подчеркнула Судебная коллегия.

Кроме того, по мнению ВС, первая кассация не учла Определение Конституционного Суда № 3357-О/2019 (на которое сослалась и Генпрокуратура. – Прим. ред.). В нем КС указал, что законодатель «ввел такое регулирование, при котором освобождение положительно характеризуемого осужденного от дальнейшего отбывания наказания путем замены его оставшейся части более мягким видом наказания аннулирует неотбытую часть прежнего наказания». С принятием в соответствии со ст. 80 УК постановления о замене неотбытой части наказания более мягким видом отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены наказание. Помимо этого, ВС сослался на тот же п. 2 Постановления Пленума № 8, который ранее применил суд первой инстанции, а затем отметил в кассационном представлении заместитель генпрокурора.

На этом основании Суд отменил определение нижестоящей инстанции, но не стал передавать дело на новое рассмотрение. Позднее Виктор Ермолаев пояснил «АГ», что к тому моменту его доверитель, отбыв две трети срока принудительных работ, уже воспользовался правом на УДО в толковании ВС.

Сразу после заседания в Верховном Суде адвокат сообщил «АГ», что один из судей решил подготовить особое мнение. Когда материалы вернулись в первую инстанцию, выяснилось, что при особом мнении остался судья-докладчик по этому делу – Виктор Смирнов. Он, в частности, исходил из того, что аннулирование неотбытой части наказания, назначенного по приговору, не равнозначно освобождению осужденного от наказания. Судья также заметил, что ни замена наказания, ни УДО не наступают автоматически. Они производятся на основании ходатайства осужденного, которое может быть удовлетворено только при наличии условий, предусмотренных УК. «При таких обстоятельствах, когда законодатель допускает последовательное применение к одному и тому же осужденному положений ч. 2 ст. 80 и п. “в” ч. 3 ст. 79 УК РФ, делать вывод о том, что такой осужденный имеет какие-либо преимущества перед другими осужденными, нет никаких оснований», – полагает Виктор Смирнов.

Позднее адвокат подал надзорную жалобу, ее поддержал Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям (признана в РФ НКО, выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.), который направил в Президиум ВС свое заключение по этому делу. Однако судья Верховного Суда Олег Борисов не стал передавать жалобу на рассмотрение Президиума.

По мнению Олега Борисова, Судебная коллегия справедливо исходила из того, что замену наказания более мягким нельзя игнорировать при решении вопроса о применении ст. 79 УК: «Так как при этом повторно учитываются данные о личности и обстоятельства отбывания наказания (в том числе и за период отбывания наказания в виде лишения свободы), что противоречит целям уголовного наказания и смыслу гл. 12 УК РФ».

Судья ВС не согласился с тем, что исчисление необходимого для УДО срока с момента замены наказания ставит осужденного, который воспользовался правом на замену, в неравное положение с теми, кто таким правом не воспользовался и, продолжив отбывать лишение свободы, смог получить УДО раньше. По смыслу ст. 79 и 80 УК осужденный к лишению свободы вправе выбрать, с каким ходатайством обратиться в суд – об УДО или о замене неотбытой части наказания более мягким видом, пояснил свою позицию Олег Борисов.

В феврале 2021 г. Виктор Ермолаев направил уже вторую надзорную жалобу в ВС РФ, на этот раз – на имя Вячеслава Лебедева. Ее аргументы, как и первой, сводились к следующему:

  • ч. 3 ст. 79 УК не содержит отдельных правил для исчисления срока неотбытого наказания в случае его замены более мягким;
  • к неправильному применению ч. 3 ст. 79 УК привело отождествление двух самостоятельных и различных по смыслу уголовно-правовых понятий: «назначение наказания» и «замена наказания»;
  • при выполнении требований ст. 80 УК РФ суд не назначает наказание, а постановление о замене неотбытой части наказания более мягким не может подменять приговор;
  • недопустимо ссылаться на п. 2 Постановления Пленума ВС № 8, поскольку имело место не смягчение наказания, а замена его неотбытой части без изменения приговора;
  • подход Судебной коллегии не соответствует целям Закона от 27 декабря 2018 г. № 540-ФЗ о замене неотбытой части лишения свободы принудительными работами и ставит осужденного, который воспользовался правом на замену, в неравное положение с теми, кто продолжил отбывать лишение свободы и поэтому раньше получил право на УДО.

Однако ответ адвокат получил не от председателя ВС, а от его заместителя – председателя Судебной коллегии по уголовным делам Владимира Давыдова. Письмом от 5 марта 2021 г. (имеется у «АГ») Виктора Ермолаева уведомили о том, что оснований для передачи его надзорной жалобы в Президиум Верховного Суда нет.

По мнению Владимира Давыдова, другой судья ВС обоснованно согласился с позицией Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда. В письме отмечается, что подход второй кассации соответствует Определению КС № 3357-О/2019 и п. 2 Постановления Пленума ВС № 8.

«Оснований полагать, что принятое судом кассационной инстанции решение ухудшает положение Ерехинского, которому заменена неотбытая часть наказания в виде лишения свободы на более мягкий вид наказания, и ставит его в неравное положение с другими осужденными, отбывающими наказание в виде лишения свободы, которым суд не заменил наказание в порядке ст. 80 УК РФ, не имеется», – считает заместитель председателя ВС.

Виктор Ермолаев сообщил «АГ», что в ближайшее время собирается обратиться в Конституционный Суд. «Готовить и подавать жалобу планируем совместно с одним из адвокатов, который сотрудничает с Благотворительным фондом помощи осужденным и их семьям (признана в РФ НКО, выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.)», – сказал защитник.

Екатерина Коробка

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о