Вопросы юристу


Суд вновь прекратил уголовное дело о приобретении и хранении конопли в крупном размере

Тем самым суд в очередной раз поддержал довод защиты о том, что подсудимый добровольно выдал наркосодержащие растения сотрудникам полиции, поэтому его можно освободить от уголовной ответственности

Суд вновь прекратил уголовное дело о приобретении и хранении конопли в крупном размере

В комментарии «АГ» защитник сообщил, что суд первой инстанции вынес законное и справедливое решение, хотя оперативники пытались ввести его в заблуждение относительно обстоятельств изъятия конопли у подсудимого.

2 ноября Увинский районный суд Удмуртской Республики вновь вынес постановление (есть у «АГ») о прекращении уголовного дела в отношении К., обвинявшегося в приобретении и хранении наркотиков в крупном размере, ввиду их добровольной сдачи правоохранителям. Адвокат АП Удмуртской Республики Михаил Пастухов, защищавший подсудимого, рассказал «АГ» о нюансах этого уголовного дела.

Версия следствия

Напомним, по версии следствия, 22 ноября 2020 г. К., проживающий в селе, нарвал возле фермы 343 гр. дикой конопли и хранил ее в гараже. Спустя два дня мужчина добровольно выдал полицейским, прибывшим к нему домой, сверток с коноплей. В отношении К. было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение и хранение без цели сбыта частей растений, содержащих наркотические средства, в крупном размере) и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В ходе предварительного следствия К. утверждал, что в 2018 г. узнал о том, что на поле за фермой растет конопля. Спустя два года он съездил туда ради любопытства и сорвал куст растения. По словам мужчины, в тот момент он был один и думал, что его никто не видел. Сорванную коноплю он положил в мешок, который оставил в гараже. Спустя два дня к нему приехали сотрудники полиции и сообщили об имеющейся у них информации, что К. хранит в своем хозяйстве наркотические средства. К. рассказал, что он дал согласие на осмотр домовладения, после чего ему было предложено добровольно выдать наркотические средства, что он в итоге и сделал. Со слов мужчины, он нарвал коноплю для личного пользования и никому не собирался ее сбывать.

Суд приговорил обвиняемого к лишению свободы на 5 лет

Уголовное дело рассматривалось в Увинском районном суде. В ходе судебного разбирательства подсудимый признал свою вину частично. В суде он сообщил, что вечером 22 ноября набрал в поле два мешка навоза вместе с травой и не видел в темноте, что конкретно попало в мешки. Когда он высыпал навоз в сарае для куриц, то увидел, что туда попала конопля. К. рассказал, что выкурил немного конопли, а потом убрал мешок в гараж, чтобы сжечь растение при растопке бани, но не успел этого сделать. Со слов обвиняемого, когда к нему приехали полицейские, он испугался и сразу выдал свою находку, так как ранее был уже судим по ст. 228 УК. Подсудимый также утверждал, что не собирался никому продавать коноплю.

В итоге суд счел вину К. доказанной и подтвержденной исследованными в заседании его показаниями, данными им в качестве подозреваемого, согласно которым он для собственного потребления незаконно в поле сорвал коноплю и хранил ее в гараже. «Об этом он рассказал и при проверке показаний на месте, проведенной с его участием. Его показания очень подробны и последовательны, совпадают с показаниями допрошенных в суде свидетелей, подтверждаются объективными данными, полученными в ходе расследования уголовного дела. Как следствие, суд имеет все основания считать показания подсудимого, данные им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого, правдивыми. Показания же, данные им в ходе судебного следствия, в части того, что с его стороны была добровольная выдача наркотического средства и части растения он собрал случайно, суд находит ложными и направленными на то, чтобы уйти от уголовной ответственности», – отмечалось в приговоре.

Суд также пришел к выводу об отсутствии «случайности» в действиях К., поскольку тот знал, что за хранение наркотиков грозит уголовная ответственность, но, вместо того чтобы выкинуть или уничтожить наркосодержащее растение, сначала выкурил часть, а остальное сложил в мешок и поместил в своем гараже. «Все это в полной мере свидетельствует о том, что подсудимый умышленно и незаконно, без цели сбыта, именно для собственного потребления как приобрел, так и хранил части растения конопля, содержащие наркотическое средство. Тем самым это еще раз подтверждает объективность выводов суда о том, что показания К., данные им в качестве подозреваемого от 25 ноября 2020 г., которые были предметом судебного исследования, являются более правдивыми по своему содержанию и достоверными. Поэтому суд при решении вопроса об обстоятельствах совершенного преступления отдает предпочтение именно этим показаниям. Показания же подсудимого в части неумышленного приобретения частей растения конопля, содержащих наркотическое средство, и добровольной выдачи суд расценивает как способ защиты», – подчеркнул суд.

Таким образом, первая судебная инстанция признала подсудимого виновным в совершении инкриминируемых деяний и приговорила его с учетом рецидива преступления к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Доводы сторон при обжаловании приговора

Осужденный, а также его защитники – адвокаты АП Удмуртской Республики Валерий Слотин, защищавший К. в первой инстанции, и Михаил Пастухов, вступивший в дело на стадии апелляционного обжалования приговора, – обратились в Верховный Суд УР.

В апелляционных жалобах защиты, в частности, отмечалось, что первая инстанция ошибочно сочла ложными показания о добровольной выдаче наркотических средств, которая была подтверждена показаниями ряда свидетелей – соседей. Подчеркивалось, что уголовное дело в отношении К. было возбуждено уже после добровольной выдачи конопли, тогда как на момент ее изъятия следственных действий, задержания К. и ОРМ не проводилось. По мнению защиты, если бы К. не указал полицейским конкретное место хранения конопли, то невозможно сделать однозначный вывод о том, что оперативники смогли бы найти наркотики: был изъят только мешок с коноплей, больше в гараже и в доме ничего не искали.

Также отмечалось, что версию К. о добровольной выдаче наркосодержащего растения подтвердили несколько свидетелей, ранее сообщивших суду о том, что до приезда понятых и составления протокола осмотра места происшествия ворота гаража были открыты. В связи с этим защита просила апелляцию отменить приговор и освободить подзащитного от уголовной ответственности.

Прокуратура, в свою очередь, подала апелляционное представление, где указывалось, что в приговоре не были приведены мотивы, побудившие суд отвергнуть те или иные доказательства. Также в приговоре не дана оценка показаниям подсудимого в судебном заседании. Кроме того, в апелляционном представлении отмечалось, что первая инстанция недостаточно мотивировала основания, по которым в отношении К. не подлежало применению примечание 1 к ст. 228 УК в части наличия либо отсутствия в его действиях добровольной выдачи наркотических средств.

Апелляция отменила приговор

29 июня 2021 г. Судебная коллегия по уголовным делам ВС УР вынесла апелляционное определение, которым отменила приговор. Апелляция отметила, что доводы защиты об отсутствии доказательств получения полицейскими оперативной информации о наличии у К. наркотических средств, добровольной выдаче им частей растений, содержащих наркотическое средство; о наличии оснований для применения примечания 1 к ст. 228 УК, а также не устраненных судом противоречий в исследованных доказательствах, подлежащих толкованию в пользу подсудимого, были оставлены нижестоящим судом без проверки.

«Доводы апелляционных жалоб защитников о том, что материалы уголовного дела не содержат сведений о том, что в отношении К. проводились оперативно-разыскные мероприятия, его задержание или следственные действия, исключающие возможность применения примечания 1 к ст. 228 УК РФ, заслуживают внимания, – указала апелляция. – Доводы стороны защиты о том, что эта информация получена от самого К., сообщена свидетелем № 3 в отдел полиции, по сообщению свидетелем № 3 составлен рапорт, на основании которого проведен осмотр места происшествия, предметом проверки суда первой инстанции также не были, материалами уголовного дела не опровергнуты».

Верховный Суд УР признал обоснованными и доводы апелляционного представления и дополнений к нему о том, что судом не дана оценка показаниям К. в судебном заседании, недостаточно мотивированы выводы суда о виновности подсудимого в незаконном приобретении частей растений, содержащих наркотические средства, и основания, по которым в отношении него не подлежит применению примечание 1 к ст. 228 УК. Он также счел, что нижестоящий суд необоснованно пришел к выводу, что факт того, были ли открыты ворота гаража к моменту осмотра места происшествия, не имел правового значения.

«Судебная коллегия считает, что постановленный в отношении К. приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, поскольку выводы суда не подтверждаются совокупностью доказательств, рассмотренных в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие», – отмечалось в апелляционном определении. Таким образом, апелляционные жалобы и представление были частично удовлетворены, приговор отменен, а дело направлено в первую инстанцию на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении суд прекратил уголовное дело

При повторном рассмотрении Увинский районный суд УР вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении К. Суд отметил, что несколько свидетелей сообщили, что на момент сдачи К. конопли полицейским ворота в гараже подсудимого были открыты и сотрудники полиции туда не заходили. Протокол осмотра места происшествия составлялся в машине после изъятия конопли. По словам одного из свидетелей, им сказали, что К. добровольно выдал наркотическое средство полицейским.

Суд согласился, что вина подсудимого в совершении вменяемого деяния по ч. 2 ст. 228 УК доказана. Однако он не принял во внимание показания полицейских о том, что гараж был прикрыт и К. открыл ворота, так как четверо иных свидетелей, в отличие от оперативников, не являются лицами, заинтересованными в уголовном преследовании подсудимого. Первая инстанция также сочла, что материалы дела и представленные документы о результатах оперативно-разыскной деятельности не могут свидетельствовать о том, что изъятие наркотических средств у подсудимого было проведено в рамках ОРД. «В случае если до возбуждения уголовного дела в отношении К. проводились оперативно-разыскные мероприятия, явившиеся впоследствии основанием для возбуждения уголовного дела, сотрудники полиции К. и Ч. должны были руководствоваться Инструкцией о порядке проведения сотрудниками внутренних дел РФ гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и перечнем должностных лиц органов внутренних дел ПФ, уполномоченных издавать распоряжения о проведении гласного ОРМ, утвержденной приказом МВД РФ от 1 апреля 2014 г. № 199», – указывалось в постановлении.

В рапорте полицейского К., заметил суд, нет никаких данных о возможном хранении подсудимым в своем хозяйстве наркотических средств и необходимости обследования нежилых помещений по его месту проживания. Соответственно, вызывают сомнение имеющиеся в деле рапорты о том, что обвиняемый хранил у себя в надворных постройках наркотические средства. «При всем этом каких-либо данных, что проводились оперативно-разыскные мероприятия, не имеется. Уголовное дело возбуждено на основании рапорта, зарегистрированного в КУСП за номером <...> и иных материалов проверки. Таким образом, суд приходит к выводу, что представленные суду материалы оперативно-разыскной деятельности не соответствуют требованиям закона и не могут быть положены в основу судебного решения», – подчеркнул районный суд. В связи с этим он выявил добровольную сдачу наркотических средств подсудимым и счел возможным освободить его от уголовной ответственности согласно п. 1 примечания к ст. 228 УК путем прекращения уголовного дела.

Суд удовлетворил апелляционное представление прокуратуры

Прокуратура обжаловала постановление в апелляцию со ссылкой на то, что обстоятельства обнаружения и изъятия наркотиков у К. полицейскими не могут расцениваться как их добровольная выдача. По мнению прокуратуры, сотрудники полиции приехали к К. в целях проверки имевшейся у них оперативной информации о хранении последним наркотических средств; по приезде к гражданину они сразу сообщили о цели визита; после прибытия полицейских хозяин дома постоянно находился в их поле зрения, поэтому понимал, что не сможет уничтожить или перепрятать коноплю.

Сторона защиты подала свои возражения на апелляционное представление. В них, в частности, указывалось, что оперативники точно не знали, имеются ли у К. наркотики, какие именно, а также место их хранения. По мнению защиты, нижестоящим судом было правильно установлено, что наркотики были изъяты только благодаря сообщению К. о наличии у него дикорастущей конопли и указанию ее места хранения. Сотрудники полиции не имели при себе документов, предоставляющих им право проводить обыск в жилище и надворных постройках подзащитного.

Изучив доводы гособвинения, ВС УР согласился с доводами апелляционного представления, отменил постановление первой инстанции и вернул дело на новое рассмотрение. В апелляционном определении от 19 апреля 2022 г. (есть у «АГ») ВС УР помимо прочего отметил, что нижестоящий суд в постановлении не указал, какие конкретно действия подсудимого способствовали раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

«Из показаний сотрудников полиции – свидетелей К. и Ч. – следует, что по прибытии к К. они сообщили ему, что приехали с целью проверки имеющейся у них информации о хранении им наркотических средств у себя на хозяйстве. После появления данных сотрудников полиции К. постоянно находился в их поле зрения. Возле гаража, откуда были изъяты части растений, которые, по заключению эксперта, содержат наркотические средства, также постоянно находился один из сотрудников полиции. Указанные части растений лежали под столом в помещении без потайного входа. Судом данные обстоятельства не учтены. Эти обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда при разрешении вопроса о наличии (отсутствии) у К. реальной возможности распорядиться частями растений иным способом», – отмечалось в апелляционном определении.

Уголовное дело вновь было прекращено

2 ноября Увинский районный суд вновь вынес постановление об освобождении К. от уголовной ответственности на основании п. 1 примечания к ст. 228 УК и прекращении уголовного дела. В судебном постановлении, в частности, отмечено, что представленные документы о результатах оперативно-разыскной деятельности не могут свидетельствовать о том, что изъятие наркотических средств у подсудимого проведено в рамках ОРД. Со ссылкой на положения Инструкции о порядке проведения сотрудниками ОВД гласного оперативно-разыскного мероприятия суд отметил, что в рапорте оперативника К. отсутствуют данные о возможном хранении обвиняемым в хозяйстве наркотических средств и необходимости проведения обследования нежилых помещений по месту его проживания. Также не имелось распоряжения должностного лица о разрешении обследования таких помещений и зданий.

Суд добавил со ссылкой на положения Инструкции о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд, что из рапорта оперативника К. не усматривается, что наркотическое средство в ходе осмотра места происшествия изъято в рамках ОРД, не описываются действия в порядке, в каком они производились в ходе осмотра и изъятия, и, что важно, не имеется указания на ОРМ, при проведении которых получены доказательства. Также вызвал сомнения суда имеющийся в материалах дела рапорт оперативного дежурного МО МВД России «Увинский» от 24 ноября 2020 г., поскольку в самом деле не имелось данных, свидетельствующих о проведении ОРМ. «Уголовное дело возбуждено на основании рапорта, зарегистрированного в КУСП за № 8733, и иных материалов проверки. Таким образом, суд приходит к выводу о том, что представленные суду материалы оперативно-разыскной деятельности не соответствуют требованиям закона и не могут быть положены в основу судебного решения», – резюмируется в постановлении.

В нем также указано, что два оперативника, не имея какой-либо достоверной информации о том, что К. хранит наркотические средства у себя дома или в надворных постройках, прибыли к нему по месту жительства и предложили добровольно выдать наркотики. «К., несмотря на отсутствие указанных <…> выше разрешений у сотрудников полиции, дал согласие на осмотр принадлежащего ему помещения гаража и сообщил о наличии у него частей растений, содержащих наркотические средства, после чего одного из сотрудников полиции провел через двор в гараж, где из-под стола достал и показал мешок с содержащейся в нем коноплей. После этого К. открыл с внутренней стороны ворота гаража и, с целью оформления изъятия ее сотрудниками полиции, поехал совместно с Ч. за понятыми. Указанные выводы соотносятся с показаниями свидетелей С. и Л., которые в судебном заседании показали, что на момент их прибытия к дому К. двери гаража были раскрыты», – заметил суд.

Он добавил, что регистрация сообщения оперативника К. о том, что подсудимый хранит у себя в надворных постройках коноплю, была произведена после добровольной выдачи наркосодержащих растений обвиняемым. Таким образом, отметил суд, подсудимым, участвовавшим в раскрытии и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркотические средства были выданы добровольно, в результате совершения им активных действий (предоставления доступа к гаражу, законное право на доступ в который при отсутствии разрешения хозяина дома у оперативников отсутствовало). Такие действия были совершены К. не при его задержании и как до регистрации сообщения о наличии информации о том, что он хранит по месту жительства наркотические средства, так и до начала производства следственных действий (осмотра места происшествия) по обнаружению и изъятию указанных средств.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Михаил Пастухов отметил, что для защиты процесс доказывания в суде добровольной выдачи конопли подзащитным осложнялся тем, что оперативные сотрудники, которые изымали растения, последовательно искажали данные относительно обстоятельств изъятия. «Когда они приехали к подзащитному, то сказали, что у них есть информация о том, что он дома хранит наркотики. У них при себе не было документов, позволяющих проводить осмотр надворных построек в рамках ОРМ. Подзащитный на вопрос оперативников о том, есть ли у него наркотики, ответил утвердительно и показал одному из них мешок с коноплей. То есть фактически он добровольно выдал коноплю без участия понятых и до проведения осмотра места происшествия и составления протокола. После этого оперативные сотрудники сказали, что необходимо оформить изъятие конопли протоколом осмотра места происшествия. Пока подзащитный с одним из оперативных сотрудников ездили за понятыми, второй в это время позвонил в отдел полиции и сообщил, что у подзащитного дома хранятся наркотики. Он поступил так, чтобы придать законность своим действиям по изъятию конопли, поскольку в рамках ОРМ у них при себе не было документов, позволяющих им проводить у подзащитного осмотр надворных построек», – подчеркнул он.

По словам защитника, в суде оперативные сотрудники представляли совсем другую версию событий. «Перед тем как приехать к К., они якобы позвонили в отдел полиции и только потом поехали изымать наркотики, – то есть действовали как будто в рамках доследственной проверки и могли проводить осмотр надворных построек в случае, если бы подзащитный не сказал им о наличии наркотиков у себя дома и, соответственно, добровольной выдачи быть не могло. Они также говорили, что подзащитный до проведения осмотра места происшествия коноплю не показывал и она была изъята в присутствии понятых. Но показания свидетелей и понятых опровергали версию оперативников и подтверждали версию подзащитного. При повторном рассмотрении дела суд снова усомнился в показаниях оперативных сотрудников, взяв за основу показания свидетелей и понятых относительно обстоятельств дела. Суд действительно досконально разобрался в обстоятельствах данного дела и вновь вынес законное, справедливое и обоснованное решение», – констатировал Михаил Пастухов.

Зинаида Павлова

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о