Вопросы юристу


Присяжные оправдали мужчину, обвинявшегося в смертельном избиении на почве ревности

Коллегия присяжных заседателей единодушно признала недоказанным факт нанесения подсудимым двух ударов, которые повлекли смерть потерпевшего на месте происшествия

Присяжные оправдали мужчину, обвинявшегося в смертельном избиении на почве ревности

В комментарии «АГ» защитники рассказали о нюансах этого уголовного дела и о том, как им удалось добиться оправдания.

16 ноября в Камышинском городском суде Волгоградской области присяжные вынесли оправдательный вердикт гражданину, ранее обвиняемому в смертельном избиении начальника местного территориального отдела регионального управления Роспотребнадзора. Защитники подсудимого рассказали о нюансах уголовного дела и линии защиты.

По версии следствия, ночью 23 сентября 2021 г. гражданин О. нанес два удара в голову и грудь незнакомому ему К. на фоне личных неприязненных отношений из-за ревности к своей супруге, которая была подчиненной потерпевшего. От полученных ударов потерпевший упал и скончался через непродолжительное время. В обвинительном заключении, в частности, отмечалось, что закрытая тупая травма грудной клетки с ушибом сердца на фоне острой сердечно-сосудистой недостаточности с фибрилляцией сердца были частью единого патологического процесса, который повлек смерть К.

В связи с этим О. были предъявлены обвинения в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, по ч. 4 ст. 111 УК РФ. В отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В уголовном деле имелся протокол явки с повинной, согласно которому О. вступил в конфликт с ранее незнакомым ему мужчиной и нанес тому один удар ногой в область груди, после чего тот упал, захрипел и умер. Также отмечалось, что О. сам вызвал скорую помощь и оставался на месте преступления до приезда сотрудников полиции.

Уголовное дело рассматривалось в Камышинском городском суде Волгоградской области с участием присяжных заседателей. В ходе судебного разбирательства подсудимый не признал свою вину, отметив, что в ночь инцидента он впервые встретился с потерпевшим, который был ему ранее незнаком. По словам О., тот вел себя неадекватно: был пьян, невнятно говорил, шатался, обильно потел и пытался снять с себя верхнюю одежду. Обвиняемый сообщил, что в определенный момент К. уцепился за его одежду, но тот вырвался, из-за чего К. упал грудью на землю и больше не вставал. Несмотря на то что О. попытался привести потерпевшего в чувство, тот через непродолжительное время умер.

Защиту подсудимого осуществляли адвокаты АП Волгоградской области Роман Бормотов, вступивший в дело на стадии следствия, и Владимир Быстров, ставший защитником О. со стадии окончания следствия.

В комментарии «АГ» Владимир Быстров сообщил, что он вместе с подзащитным занял позицию о том, что уголовное дело будет рассматриваться именно судом присяжных. «Мой подзащитный знал последствия такого решения и был готов к ним, поскольку заявлял, что никакого отношения к смерти К. не имеет. Это было ясно и из заключения комиссионной судмедэкспертизы, выявившей, что потерпевший с 11 лет страдал заболеванием сердца, перенес несколько операций. Эксперты в этом документе не смогли ответить, были ли это заболевание и последствия перенесенных К. операций причиной смерти или способствующими ей факторами, то есть имелись неустранимые сомнения. Кроме того, результаты судмедэкспертизы выявили наличие алкоголя в крови потерпевшего», – рассказал он.

По словам защитника, приехавшая на место происшествия фельдшер скорой помощи в ходе осмотра тела К. увидела следы операции на сердце (в частности, шрамы и швы) и грязь на груди рубашки, которая была не только в районе грудной клетки. Медик сделала предположение, что это след от удара ногой. Свою версию фельдшер озвучила приехавшей полиции и следствию. «Вот так эта версия и перешла в обвинение. Учитывая, что погибший занимал должность начальника территориального отдела управления Роспотребнадзора по Волгоградской области, уголовное дело в отношении моего подзащитного приобрело резонансный характер», – заметил Владимир Быстров.

Адвокат добавил, что другие обстоятельства уголовного дела также позволяли считать О. непричастным к смерти К. «Защита располагала теми же доказательствами, что и следствие, а затем и обвинение. Ознакомившись с материалами уголовного дела, я твердо полагал, что оно однозначно подлежит прекращению за отсутствием события преступления. Об этом я и заявлял ходатайство в ходе следствия, а затем при передаче дела прокурору. Мне было отказано со стандартными мотивами, что все доказано и состав преступления налицо. Вот тогда мы и приняли решение о рассмотрении дела судом присяжных. Я предупредил подзащитного о возможном на него давлении со стороны правоохранителей с целью отказаться от защитника и от ходатайства о суде присяжных. Причем рассмотрение этого ходатайства в суде затянулось, и, как я предвидел, на О. оказывалось давление, которое он выдержал. Давили и на его родственников с этой же целью», – рассказал Владимир Быстров.

По его словам, явка с повинной была написана О. в отсутствие защитника, поэтому она не являлась доказательством по уголовному делу. Владимир Быстров отметил, что следствию удалось выяснить, что незадолго до смерти потерпевшему кто-то угрожал, он высказывал опасения за свою жизнь, что также связали с О., хотя они с К. даже и не знали друг друга. «Более того, выяснилось, что незадолго до их встречи на остановке недалеко от места обнаружения трупа слышались шум, ссоры, ругань, и собака К. реагировала на собеседника хозяина как на своего. Денег и кошелька при потерпевшем не оказалось, сотовый телефон был разбит, под ногтями была кровь его же группы. Грязь на рубашке, которую расценили как след удара обутой ноги, оказалась не на месте нахождения телесных повреждений и не соответствовала их размерам. Температура трупа искусственно сохранялась (он был накрыт одеялом), что повлекло искажение определения давности причинения телесных повреждений и времени наступления смерти. У К. имелся еще ряд телесных повреждений, не относящихся к событию и времени происшествия, но все равно О. обвинили в их причинении. Получается, что К. ночью, до встречи с подсудимым, встретил еще кого-то, кому не понравилась его манера общения (на него многие люди жаловались)», – рассказал защитник.

Он добавил, что в прениях сторон прокуратура настаивала на том, что подсудимый все же нанес удар потерпевшему, от которого тот скончался. В свою очередь, защита настаивала на том, что потерпевший тяжело болел, перенес несколько операций на сердце и умер после того, как упал на землю. Адвокаты также не исключили причастность иных лиц к смерти потерпевшего. По словам защитников, судмедэкспертиза также не исключила и не опровергла, что смерть К. наступила вследствие сердечных заболеваний или осложнений.

В результате, отвечая на вопросы вопросного листа, 16 ноября коллегия присяжных единодушно признала недоказанным факт нанесения подсудимым ударов потерпевшему, которые повлекли его смерть. В связи с этим они вынесли оправдательный вердикт О.

Адвокат Роман Бормотов отметил, что позиция защиты состояла в том, что оправданный оказался на месте происшествия в силу стечения обстоятельств и не причастен к нанесению вреда здоровью потерпевшего. «Необходимо было учитывать и состояние здоровья потерпевшего. При жизни он перенес две операции по протезированию клапана сердца, и это обстоятельство, по нашему мнению, способствовало наступлению смерти К. По ходатайству защиты на предварительном следствии проводилась комиссионная судебно-медицинская экспертиза, вывод которой в части ответа на вопрос: могли ли имевшиеся у потерпевшего заболевания сердца и последствия перенесенных заболеваний способствовать наступлению смерти на основании анализа имевшихся медицинских данных – конкретно и обоснованно не представлялся возможным. То есть опровергнуть такую взаимосвязь комиссия экспертов не смогла, что также породило обоснованные разумные, а главное – неустранимые сомнения в виновности подсудимого», – подчеркнул защитник.

Владимир Быстров добавил, что защита подсудимого строилась также с учетом разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 13 февраля 2018 г. № 5 «О применении судами некоторых положений Федерального закона “О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ”», который разрешил указывать на причастность иных лиц к деянию. «Отбор присяжных прошел без нареканий, уголовное судопроизводство тоже началось строго по закону. В рамках судебного разбирательства защита заявила более десятка возражений против действий председательствующего и, в конце концов, отвод судье, нам отказывалось в исследовании допустимых доказательств. Нами также было заявлено и возражение против напутственного слова председательствующего. Присяжные заседатели совещались 37 минут и пришли к единодушному решению о недоказанности события деяния, вменяемого О. Он был немедленно освобожден из-под стражи в зале суда. Обсуждение последствий вердикта назначено на 16 декабря», – сообщил адвокат.

Зинаида Павлова

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о