Вопросы юристу


Хищение или реальные затраты?

Результаты адвокатского расследования способствовали вынесению оправдательного приговора подзащитной

Хищение или реальные затраты?

Ахундзянов Сергей

Хищение или реальные затраты?

Смирнова Екатерина

14 Октября 2022
Судебная практикаУголовное право и процесс

С большим сожалением вынуждены констатировать продолжающееся вмешательство правоохранительных и следственных органов в действующие – исключительно гражданско-правовые – отношения предпринимателей, являющихся сторонами арбитражного спора, а также зачастую необоснованное возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей и их тенденциозное расследование, сопряженное с нарушениями права на защиту, конституционных принципов равенства и состязательности сторон, а также норм УПК РФ.

Ярким примером служит практически четырехлетнее незаконное уголовное преследование по ч. 4 ст. 159 УК РФ генерального директора ООО «Стройконсалтинг» Анны Скаржевской.

Между АО «НПО Энергомаш» и ООО «Стройконсалтинг» 26 декабря 2016 г. был заключен договор поставки вакуумной электропечи для термообработки материалов.

28 апреля 2018 г. уполномоченными должностными лицами сторон были подписаны акты о выполнении и сдаче-приемке пусконаладочных работ (ПНР), а также акт выполненных работ, в которых указывалось, что все испытания проведены в соответствии с программой ПНР, согласованной сторонами, а все работы поставщиком выполнены в полном объеме и соответствуют условиям договора.

Впоследствии между сторонами возник гражданско-правовой спор по поводу неполной оплаты НПО «Энергомаш» за поставленную печь, для решения которого общество «Стройконсалтинг» в претензионном порядке обратилось в арбитражный суд.

Руководство общества-ответчика, в свою очередь, обратилось с заявлением в правоохранительные органы о совершении мошенничества в процессе поставки печи, которая, по мнению заявителя, не соответствовала техническому заданию и оказалась неработоспособной.

24 декабря того же года СО по г. Химки ГСУ СКР по Московской области в отношении гендиректора ООО «Стройконсалтинг» было возбуждено уголовное дело по факту хищения денежных средств НПО «Энергомаш» путем обмана и злоупотребления доверием в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Затем данное дело приняло к производству областное ГСУ СКР.

В середине ноября 2019 г. Анна Скаржевская обратилась за квалифицированной юридической помощью в МКА «РОСАР». К этому времени события, связанные с ее уголовным преследованием, развивались наступательно и стремительно. Так, 20 ноября Скаржевской было предъявлено обвинение и состоялся ее допрос в качестве обвиняемой. В тот же день она была ознакомлена с постановлением от 3 июня 2019 г. о назначении технической экспертизы, согласно заключению которой поставленная печь не соответствует техническому заданию и неработоспособна.

В день предъявления обвинения стороне защиты было объявлено об окончании предварительного следствия по делу, несмотря на ее ходатайства о проведении дополнительных следственных действий, в том числе допроса работников общества «Стройконсалтинг», проведении повторной технической экспертизы и т.д., в которых было отказано.

То есть за один день нашей подзащитной было предъявлено обвинение, проведен допрос, ее ознакомили с заключением сложной и объемной комплексной техническо-экономической судебной экспертизы и объявили об окончании следствия по делу. Таким образом, она была лишена права на защиту. Также в отношении обвиняемой был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон.

16 июля 2020 г. уголовное дело поступило в Черемушкинский районный суд г. Москвы.

Сумму хищения, вменяемого в вину Анне Скаржевской, составили все денежные средства, полученные от НПО «Энергомаш». При этом следствие проигнорировало то важнейшее обстоятельство, что поступившие от указанной компании порядка 85% денежных средств не похищены, а израсходованы ООО «Стройконсалтинг» на изготовление, приобретение и транспортировку изделия, оплату банковской гарантии и таможенных платежей, шеф-монтаж, выплаты контрагентам и иные обоснованные и подтвержденные расходы.

Подобное уголовное преследование, как представляется, вновь открывает печальные страницы отечественной истории ХХ в. Ведь, исходя из фабулы обвинения, следствие вменяло обвиняемой именно вредительство, – т.е. совершение действия, направленного к подрыву работы объекта промышленности.

Ранее, в 2015 г., с предложением о необходимости возвращения такого состава преступления в УК РФ выступал депутат Госдумы Валерий Рашкин. В годы сталинских репрессий и впоследствии широко применялось понятие «вредительство», внесенное в УК РСФСР в 1960 г. и просуществовавшее там до 1992 г. При этом за действие или бездействие, направленное к подрыву деятельности объекта промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли или иных отраслей народного хозяйства, грозило наказание от 8 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Еще на стадии ознакомления с материалами дела защита приняла решение о проведении адвокатского расследования для сбора объективных доказательств и данных, подтверждающих как наличие исключительно гражданско-правовых отношений субъектов предпринимательской деятельности, так и явную непричастность Анны Скаржевской к инкриминируемому ей деянию, а также отсутствие у нее преступного умысла.

Адвокатским расследованием занимались, помимо нас, коллеги из МКА «РОСАР» – адвокаты Артем Ахундзянов и Никита Навасардов (аналитическая работа с документами и материалами дела, подготовка методических материалов и процессуальных документов, делопроизводство и т.д.).

В процессе проведения адвокатского расследования по данному делу необходимо было исследовать обстоятельства, а также оценить и собрать дополнительные доказательства, связанные не только с поставкой ООО «Стройконсалтинг» сложного, опасного промышленного объекта (ОПА) обществу «Энергомаш», но и с данными и сведениями распорядительной, технической, бухгалтерской, правовой, финансово-хозяйственной, эксплуатационной и иной документации. Также требовалось изучить положения более 20 ГОСТов, регламентов и иных нормативных предписаний по вопросам эксплуатации вакуумных термических печей, термообработки металлов, техники безопасности и т.д.

С первых дней работы по данному делу с участием квалифицированных специалистов адвокаты приобретали отдельные специальные технические познания в области проектирования, изготовления и эксплуатации электрических, вакуумных термических печей, вакуумной термообработки металлов, металлографии и др. Один из этих специалистов по ходатайству стороны защиты был допущен судом для участия в разбирательстве.

С момента вступления в дело наших коллег был организован сбор всех необходимых документов (их копий) в ООО «Стройконсалтинг» и у его контрагентов, имеющих отношение к поставке печи, которые одновременно классифицировались в хронологическом и предметном порядке как распорядительные, организационные, бухгалтерские, кадровые, нормативно-методические, финансово-хозяйственные, технические, технологические, правовые, претензионно-исковые, информационно-справочные и т.д.

Для обеспечения удобной работы с многочисленной документацией был составлен специальный реестр, в который также были добавлены документы, находившиеся в материалах дела и представленные защите для ознакомления. Всего в реестре насчитывалось более 400 документов. Каждому документу присваивался номер приложения и указывалась его нумерация в уголовном деле. Также в реестре отражались дата создания документа, должности и фамилии лиц, подписавших его, в необходимых случаях – краткое содержание и иная аналитическая информация. Использование реестра обеспечивало оперативную подготовку мотивированных процессуальных документов, ссылок на конкретные материалы и факты, а также помогало задавать в суде подробные и последовательные вопросы должностным лицам предприятия.

Ярким фактом, подтверждающим безусловную тенденциозность и односторонность следствия, стало выявленное наличие в деле протоколов всего лишь двух допросов работников ООО «Стройконсалтинг», одним из которых была Анна Скаржевская, а из должностных лиц АО «НПО Энергомаш» были допрошены 22 человека, в том числе практически все – повторно.

В связи с практически полным отсутствием в уголовном деле свидетельских показаний работников ООО «Стройконсалтинг» (кроме обвиняемой был допрошен только один свидетель) защитой в процессе адвокатского расследования был составлен примерный перечень вопросов для опроса должностных лиц поставщика (около 80 вопросов по 9 разделам). По этим вопросам также планировалось допросить указанных лиц в судебном заседании.

Всего защита подробно опросила 8 человек по вопросам объективной и субъективной сторон преступления, обстоятельствам проведения аукциона, техническим условиям поставки, условиям проведения пусконаладочных, приемных работ и т.д. Каждый акт опроса составлял порядка 40–70 листов печатного текста. Для подтверждения достоверности и объективности пояснений к актам были приложены заверенные копии необходимых документов с указанием реестровых номеров приложений. Основные и значимые положения документа выделялись маркером. Отметим, что во время судебного следствия работники ООО «Стройконсалтинг» успешно использовали данные документы, подтверждая правдивость, обоснованность и объективность своих показаний, а также исключая их оценку как противоречивых и формальных.

Аналитическая информация реестра обеспечила защите возможность исследования в суде каждого существенного документа и подробного допроса по их содержанию должностных лиц АО «НПО Энергомаш», эксперта и специалистов. Для анализа указанных документов использовалась разработанная МКА «РОСАР» типовая методика исследования документов (с вопросами для должностных лиц).

В данном деле следствием был использован так называемый «конструктор» составления показаний свидетелей обвинения. Как правило, для этого описывается подробная фабула обвинения либо подробные показания потерпевшего или основного свидетеля, содержащие наиболее развернутое описание происшедшего и основных обстоятельств, с учетом фактических материалов дела, а также использованием признаков и предмета доказывания преступления. Затем из данного текста «нарезаются» тексты показаний (отдельные фрагменты содержания) и размещаются в объяснениях и протоколах допросов. Такие «нарезки», содержащие по объему от нескольких предложений до нескольких страниц, могут излагаться в начале, середине либо в конце процессуального документа. Но каждый раз используется тождественный, дословно совпадающий текст, в том числе с одинаковыми грамматическими, орфографическими и синтаксическими ошибками.

Из таких «нарезок-паззлов» формируется «мозаика» преступления и создается якобы достоверная совокупность доказательств.

Для удостоверения данного обстоятельства стороной защиты из протоколов допроса была составлена сравнительная таблица показаний представителя потерпевшего и свидетелей обвинения, которая была представлена суду. В процессе оглашения показаний указанных лиц в судебном заседании данный довод защиты полностью подтвердился.

Для допроса в судебном заседании должностных лиц НПО «Энергомаш» был составлен примерный перечень вопросов (около 130), состоящий из 14 разделов. Помимо важных технических и технологических аспектов, связанных с условиями проведения конкурсов, техзаданием, приемкой печи и ее эксплуатацией, значительное место в перечне занимал раздел с вопросами о наличии у обвиняемой умысла на хищение и механизме его совершения.

Отвечая в судебном заседании на вопросы (более 20) данного раздела, никто из 20 допрошенных сотрудников НПО «Энергомаш» не смог сообщить конкретных сведений о причастности обвиняемой к преступлению, ее корыстном умысле, механизме хищения и способе криминального изъятия денежных средств, сообщниках и т.д.

Таким образом, в процессе дачи подобных показаний свидетели обвинения, указанные в обвинительном заключении, практически массово «переходили» на сторону защиты. Большинство из них сообщили суду об их профессиональной деятельности, выполнении служебных обязанностей, подготовке документов, связанных с проведением аукционов, и т.п., о проведении испытаний, эксплуатации печи и т.д. Данные обстоятельства в числе иных легли в основу оправдательного приговора по делу.

Отметим, что подобный прием ранее эффективно использовался
адвокатами по уголовным делам в отношении Григорьева А.Я. (приговор Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 20 августа 2019 г.), Александра Гитера (приговор Абаканского городского суда Республики Хакасия от 5 октября 2020 г.), которые обвинялись в организации преступного сообщества (ст. 210 УК). При этом применялся раздел «Допрос свидетелей обвинения» Методических рекомендаций по исследованию доказательств обвинения и их исключению в квалификации по ст. 210 УК (на стадиях предварительного следствия и в суде) МКА «РОСАР», которые регулярно дорабатываются.

Так, свидетели обвинения по названным уголовным делам, отвечая на подробные вопросы защитников, не смогли дать конкретных показаний о создании и деятельности преступного сообщества, его признаках, членах и распределении обязанностей, структурированности, планировании преступлений и т.д. Отсутствие таких данных в показаниях свидетелей обвинения явилось одним из наиболее важных оснований для исключения из обвинения квалификации о создании и участии в преступном сообществе.

Возвращаясь к делу в отношении Анны Скаржевской, добавим, что, обосновывая виновность подсудимой в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК, гособвинитель сослался на оглашенные им многотомные материалы дела, указанные в обвинительном заключении, в том числе уставные, учредительные, финансово-хозяйственные, бухгалтерские, экономические, управленческие, кадровые, распорядительные, организационные, нормативно-методические, плановые, информационно-справочные и иные документы, приказы и распоряжения и т.д. Однако в процессе изучения указанных документов в суде в их содержании не были установлены какие-либо признаки объективной стороны для квалификации действий обвиняемой по ст. 159 УК.

Практически по каждому конкретному доказательству обвинения или их группе, представленных обвинением, стороной защиты в процессе судебного заседания как устно, так и письменно обращалось внимание суда на отсутствие в них данных, подтверждающих наличие у Скаржевской преступного умысла на безвозмездное изъятие чужого имущества и обращение его в свою пользу или в пользу третьих лиц, а также корыстной цели на хищение денежных средств НПО «Энергомаш» и т.д.

Изложенное позволило защите в прениях сделать важный, объективный и достоверный вывод по данному делу: письменные доказательства, как и показания свидетелей, исследованные в ходе судебного разбирательства, не содержат в совокупности однозначных, достаточных и бесспорных доказательств, подтверждающих обвинение подсудимой.

Наиболее существенными доказательствами обвинения являлись заключение комплексной техническо-экономической судебной экспертизы от 30 сентября 2019 г. и протокол допроса эксперта, поэтому мы уделили значительное время их изучению, а также правовой и технической оценке.

В судебное заседание защита представила два заключения специалистов ведущих государственных экспертных учреждений, одно из которых было выполнено совместно с участием специалиста НПО «ЦНИИТМАШ».

В данных заключениях, как и выступившими в судебном заседании тремя специалистами, были подтверждены неполнота и неясность выводов эксперта, их недостаточная аргументированность, а также отсутствие у эксперта необходимой компетенции, квалификации и опыта.

В ходе допроса в семи судебных заседаниях эксперту было задано более 350 вопросов, на значительную часть которых она не смогла ответить. Эксперт также призналась, что самостоятельно не может включить и эксплуатировать обсуждаемую термическую печь. При этом она пояснила, что во время экспертизы ей в этом помогали люди, которых она не может назвать и фамилии которых она внесла в заключение. Многие ответы эксперта были противоречивыми, неполными, не соответствовали техническому описанию, требованиям обслуживания и эксплуатации опасных промышленных объектов, каковой является указанная печь.

Как выяснилось в суде, у данного эксперта не имелось специального образования, квалификации, опыта и навыков (т.е. компетентности), а также она не умела самостоятельно включать электрическую вакуумную термическую печь и работать на ней.

22 июня 2022 г., после окончания допроса эксперта гособвинитель ходатайствовал о назначении повторной технико-экономической экспертизы по делу, признав очевидное отсутствие у эксперта требуемой компетенции. Защита предоставила мотивированные возражения на ходатайство прокурора. Суд согласился с позицией защиты и отказал стороне обвинения в повторной экспертизе. К выводам экспертного заключения суд – с учетом фактических обстоятельств и совокупности доказательств – отнесся критически.

В судебном заседании сторона обвинения не представила доказательств, подтверждающих реальный механизм хищения. Однако защитой были представлены материалы и документы, подтверждающие добросовестное исполнение договора и реальные затраты ООО «Стройконсалтинг» в размере более 35 млн руб., объективно опровергающие доводы следствия о наличии у Скаржевской умысла на хищение денежных средств.

Более того, специалистами федерального ведущего экспертного учреждения, к которым обратилась сторона защиты, было выполнено исследование финансово-бухгалтерской документации ООО «Стройконсалтинг», связанной с исполнением и сопровождением договора поставки термической печи, подтвердившее обоснованность общей суммы расходов.

Выступая в суде, Анна Скаржевская неоднократно обращала внимание, в том числе в прениях, о включении данных о ее незаконном уголовном преследовании в ежегодный доклад бизнес-омбудсмена Президенту РФ.

Судебное разбирательство по делу включало более 60 судебных заседаний и длилось почти два года.

В результате адвокатского расследования мы получили не только веские доводы для опровержения доказательств обвинения, но и возможность представить 43 объективных доказательства, подтверждающих наличие в данном деле исключительно гражданско-правовых отношений субъектов предпринимательской деятельности, а также непричастность подзащитной к инкриминируемому ей деянию и полное отсутствие у нее преступного умысла.

26 июля в отношении Анны Скаржевской был вынесен оправдательный приговор с правом на реабилитацию.

В настоящее время государственным обвинением и представителем потерпевшего НПО «Энергомаш» приговор обжалован в установленном порядке. Стороной защиты, в свою очередь, поданы возражения с подробным оспариванием доводов процессуальных оппонентов.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о