Вопросы юристу


Адвокат добился отмены постановления о заключении под стражу гражданина Беларуси, объявленного там в розыск

При этом ранее прокуратура распорядилась освободить его из СИЗО из-за отсутствия обоснования белорусской стороной причинения тяжких последствий преступлением, за которое он был осужден в Беларуси

Адвокат добился отмены постановления о заключении под стражу гражданина Беларуси, объявленного там в розыск

В комментарии «АГ» адвокат Олег Пантюшов сообщил, что в Мосгорсуде представитель прокуратуры указывал на необходимость прекращения производства по апелляционной жалобе защитника, поскольку подзащитный был освобожден из-под стражи по ее ходатайству, однако защита и суд не согласились с таким подходом.

Как стало известно «АГ», Московский городской суд отменил постановление нижестоящей инстанции об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу гражданину Республики Беларусь, объявленному в розыск белорусскими властями. Защитник иностранца, адвокат АП г. Москвы Олег Пантюшов рассказал подробности этого дела.

В декабре 2018 г. бывший заместитель директора по коммерческим вопросам ОАО «Витебский плодоовощной комбинат» Щ. был приговорен судом Витебского района Витебской области Республики Беларусь к двум годам лишения свободы с запретом занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, на срок три года за служебную халатность по ст. 428 УК РБ. Он был освобожден судом от назначенного наказания ввиду истечения сроков давности.

В марте 2019 г. Витебский областной суд изменил приговор и переквалифицировал действия осужденного на ч. 3 ст. 426 «Превышение власти или служебных полномочий» УК РБ. В связи с этим Щ. было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием в ИК в условиях усиленного режима с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, на аналогичный срок. Апелляция исключила из приговора указание об освобождении Щ. от отбывания наказания ввиду истечения соков давности. Поскольку подсудимый не присутствовал при вынесении апелляционного определения, он был объявлен в розыск.

В сентябре 2022 г. мужчину задержали сотрудники полиции в Москве, в тот же день начальнику столичного ОМВД России по району «Фили-Давыдково» поступило ходатайство белорусского коллеги о помещении Щ. под стражу до решения вопроса по поводу его экстрадиции в Республику Беларусь. В связи с этим прокурор обратился в Дорогомиловский районный суд с ходатайством об избрании в отношении Щ. меры пресечения в виде заключения под стражу. 27 сентября суд удовлетворил ходатайство, и Щ. поместили в СИЗО на 40 дней, до 2 ноября.

В постановлении суда (есть у «АГ»), в частности, отмечалось, что действия мужчины, за которые он был осужден по ч. 3 ст. 426 УК РБ, являются наказуемыми по российскому уголовному законодательству и соответствуют п. «в» ч. 3 ст. 286 УПК РФ – превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Суд указал: в связи с тем, что Щ. обвиняется в совершении преступления, за совершение которого российским законодательством предусмотрено наказание на срок свыше трех лет, не является гражданином России, не имеет постоянного источника дохода и постоянного места жительства в РФ, скрылся от белорусского органа следствия, имеются основания полагать, что он вновь может скрыться от органа следствия и суда.

Спустя два дня прокурор вынес постановление (имеется у редакции) об освобождении Щ. из-под стражи. Оно обосновывалось тем, что в представленных инициатором розыска документах указывалось, что в результате действий Щ. был причинен имущественный ущерб ОАО «Витебский плодоовощной комбинат» в особо крупном размере, однако отсутствовали сведения о том, почему эти действия повлекли причинение тяжких последствий. Прокурор со ссылкой на п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 16 октября 2009 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» отметил, что под тяжкими последствиями в рамках ст. 285, 285.4 и ст. 286 УК РФ понимаются последствия совершения преступлений в виде аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п. Прокурор добавил, что белорусская сторона не представила вышеуказанные сведения, в связи с чем в настоящее время оснований для выдачи Щ. властям Республики Беларусь для исполнения вынесенных в ней судебных актов по уголовному делу в отношении этого мужчины не имеется.

В то же время защитник Щ. Олег Пантюшов подал апелляционную жалобу (есть у «АГ») в Мосгорсуд на вынесенное судом первой инстанции постановление об избрании меры пресечения. Адвокат отметил, что органы прокуратуры неправильно квалифицировали деяния, за которые Щ. был осужден в иностранном государстве, по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, тогда как по российскому законодательству его подзащитный не являлся должностным лицом по смыслу гл. 30 УК РФ.

Защитник добавил, что в апелляционном определении Витебского областного суда не были указаны тяжкие последствия, необходимые для квалификации действий по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а ущерб от действий Щ. был определен в размере 555 тыс. руб. Соответственно, деяние, за которое тот был осужден, подпадает под признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, срок давности привлечения к уголовной ответственности за которое истек в 2016 г. с учетом того, что мужчина был осужден за совершенное в 2010 г. преступление. Все эти обстоятельства, указал Олег Пантюшов, препятствуют выдаче его доверителя белорусским властям.

25 октября Мосгорсуд удовлетворил жалобу защитника, отменил постановление об избрании Щ. меры пресечения и прекратил производство по материалам ходатайства прокуратуры. В апелляционном постановлении (есть у «АГ») МГС со ссылкой на п. 6 ч. 1 ст. 464 УПК РФ напомнил, что выдача лица не допускается, в частности, если деяние, послужившее основанием для запроса иностранного государства о выдаче, в соответствии с уголовным законодательством РФ не является преступлением. Апелляция также отметила, что нижестоящий суд не проанализировал самостоятельно соответствие преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 426 УК Республики Беларусь, преступлению, предусмотренному п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

«Учитывая установленный прокуратурой факт отсутствия в деянии, за которое был осужден Щ. в Республике Беларусь, обязательного признака, необходимого для квалификации его действий по п. “в” ч. 3 ст. 286 УК РФ, а как следствие этого – отсутствие оснований для выдачи Щ. компетентным органам Республики Беларусь для приведения в исполнение приговора суда Витебского района Витебской области Республики Беларусь от 27 декабря 2018 г. с учетом апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда Республики Беларусь от 1 марта 2019 г., оснований для содержания Щ. под стражей в настоящее время не имеется, в связи с чем постановлением Дорогомиловского межрайонного прокурора г. Москвы от 29 сентября 2022 г. Щ. был освобожден из-под стражи, и поэтому обжалуемое постановление суда первой инстанции подлежит отмене, решение о чем и принимает суд апелляционной инстанции», – указал Мосгорсуд.

В комментарии «АГ» Олег Пантюшов отметил, что Щ. был осужден по ч. 3 ст. 426 УК Республики Беларусь «Превышение власти или служебных полномочий» (до 10 лет лишения свободы). «Органы прокуратуры квалифицировали его действия по п. “в” ч. 3 ст. 286 УК РФ (наказание до 10 лет лишения свободы). Между тем по уголовному законодательству России Щ., занимавший должность заместителя директора по коммерческим вопросам ОАО, не является должностным лицом по смыслу гл. 30 УК РФ, поэтому не имелось оснований для квалификации его деяния по п. “в” ч. 3 ст. 286 УК РФ», – пояснил он.

По словам защитника, п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ предусматривает наступление тяжких последствий в результате совершения преступления. «Между тем в апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда республики Беларусь от 1 марта 2019 г. таких последствий в качестве результатов совершения Щ. преступного деяния не указывалось. Причиненный преступлением организации ущерб составляет 550 тыс. российских рублей. Деяние подзащитного подпадало под ч. 1 ст. 201 УК РФ, являющееся преступлением средней тяжести в силу ч. 3 ст. 15 УК РФ. Это означает, что на момент вынесения апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам компетентного иностранного суда в 2019 г. истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (п. “б” ч. 1 ст. 78 УК РФ) по ч. 1 ст. 201 УК РФ. Деяние, за которое был осужден доверитель, совершено в феврале-марте 2010 г., значит, срок давности истек в 2016 г., что исключает привлечение к уголовной ответственности по российскому законодательству, а это является препятствием для выдачи. Защита указывала, в частности, на все эти факты, но суд первой инстанции фактически проигнорировал их», – рассказал адвокат.

Олег Пантюшов сообщил: в Мосгорсуде представитель прокуратуры отмечал, что необходимо прекратить производство по апелляционной жалобе адвоката, поскольку подзащитный освобожден из-под стражи, в связи с чем отсутствует предмет обжалования. «Защита и суд с таким подходом не согласились. В итоге обжалуемый судебный акт был отменен МГС, а экстрадиционная проверка прекращена», – отметил он.

Зинаида Павлова

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о