Вопросы юристу


Отсутствие на рабочем месте по состоянию здоровья прогулом не является

Решение суда о незаконном увольнении работника устояло в апелляции

Отсутствие на рабочем месте по состоянию здоровья прогулом не является

Васильева Ольга
Адвокат АП г. Москвы, Московская коллегия адвокатов «ЮрСовет»

06 Мая 2022
Судебная практикаТрудовое право

В ноябре 2021 г. Мосгорсуд вынес апелляционное определение по жалобе ФГБУ «Управление по эксплуатации зданий высших органов власти» Управления делами Президента РФ, которым подтвердил правильность решения суда первой инстанции о незаконном увольнении работника. В результате работник был восстановлен на работе, а с ответчика взысканы средний заработок работника за время вынужденного прогула, а также компенсация морального вреда.

Расскажу об этом деле подробнее.

М. работал в указанном учреждении с 20 марта 2003 г. В декабре 2004 г. он был переведен в филиал «Дирекция по эксплуатации комплекса Кремль» ФГБУ. Работа М. была связана с обеспечением безопасного и бесперебойного функционирования лифтов и грузоподъемных механизмов в комплексе «Кремль». Достигнув пенсионного возраста, М. продолжал работать.

13 декабря 2020 г. М. почувствовал боль в спине, но рассчитывал, что она пройдет самостоятельно, однако, когда он на следующий день в соответствии с графиком пришел на работу, из-за усилившейся боли М. не смог выполнять трудовые обязанности. Об этом он сообщил руководителю, но тот запретил ему покидать рабочее место. Несмотря на это, М. для получения медпомощи пошел в ведомственную поликлинику, где ему был поставлен диагноз «дорсопатия поясничного крестцового отдела позвоночника». Получив медпомощь, он вернулся на рабочее место, где находился до окончания смены. Далее с 17 по 21 декабря он находился на больничном.

По возвращении на работу 22 декабря с М. потребовали объяснения в связи с прогулом. Несмотря на представленные документы (объяснительная записка об отсутствии на рабочем месте 14 декабря 2020 г. с 07:54 до 17:37 по причине резко возникшей боли, медицинская справка и больничный лист), он был уволен на основании подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

М. обратился ко мне за юридической помощью за несколько дней до истечения срока обжалования решения об увольнении, что несколько осложнило подготовку к делу. Причиной столь позднего обращения стало то, что М. отреагировал на «обзвоны» юристов, предлагавших бесплатную юридическую консультацию. Юристы деньги за работу взяли, но никаких действий по защите нарушенных трудовых прав М. не предприняли (позднее Преображенским районным судом г. Москвы с них были взысканы вся сумма денежных средств, которую им уплатил М., а также неустойка (пеня) за нарушение сроков добровольного удовлетворения требований потребителя, компенсация морального вреда и потребительский штраф в размере 50% от присужденной суммы).

По результатам анализа представленных документов и сообщенных доверителем сведений было принято решение обратиться в суд. В целях сбора доказательств были направлены адвокатские запросы, в том числе в ведомственную поликлинику.

Исковое заявление было основано на доводах о том, что истец прогул не совершал; в период времени, которое ответчик считает прогулом, истец был фактически нетрудоспособен; при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения не учтены все обстоятельства (в том числе продолжительность работы в ФГБУ, отсутствие дисциплинарных взысканий, наличие благодарностей и пр.). Были также представлены благодарности и поощрения, а также сведения о том, что установленный истцу диагноз характеризуется болевым синдромом в любом отделе позвоночника, в области надплечья и плеча, ягодиц, поясницы и ног, а также слабостью или избыточным напряжением в мышцах, конечностях, уменьшением их объема, ограничением движений. Обосновывалось, что при таком заболевании дальнейшее продолжение выполнения истцом трудовых обязанностей в указанный период ставило под угрозу нормальную и безопасную эксплуатацию лифтов первых лиц государства, в связи с чем действия М. были разумными, обоснованными и носили вынужденный характер, а его отсутствие на рабочем месте обусловлено уважительной причиной.

Полученные из ведомственной поликлиники ответ на адвокатский запрос и копия медкарты М., где в числе прочего содержались сведения об оказании ему на протяжении длительного времени медицинской помощи, установленном диагнозе, а также зафиксированных жалобах и фактическом болезненном состоянии пациента, были представлены в суд.

В обоснование незаконности увольнения указывались ст. 81 и 394 ТК, а также положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС № 2) о недопустимости увольнения работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности, обязанности работодателя представить доказательства грубого нарушения работником трудовых обязанностей, а также свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и что при наложении взыскания учитывались тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду и т. д.

Ответчик в свою очередь утверждал, что истец нарушил запрет руководителя покидать рабочее место до вызова другого работника и отсутствовал на рабочем месте более четырех часов. При этом ответчик ссылался на особую важность объектов, где истец должен был обеспечивать безопасную и бесперебойную работу лифтов и грузоподъемных механизмов. В подтверждение своей позиции ответчик представил акты об отсутствии М. на рабочем месте, приказы, распоряжения, а также ответ главврача поликлиники на запрос ФГБУ, в которых указывалось, что М. был на приеме у врача 14 декабря 2020 г. в 09:45, нормативно установленное время приема составляет не более 20 мин. Особо отмечалось, что М. было назначено плановое (не срочное) лечение, которое можно получить в свободное от работы время.

Суд, рассмотрев исковое заявление и возражения ответчика, выслушав доводы представителей сторон, показания свидетелей, а также изучив представленные доказательства, удовлетворил исковые требования фактически в полном объеме, уменьшив только размер компенсации морального вреда. Увольнение было признано незаконным, М. был восстановлен на работе в прежней должности, а с ответчика взысканы средний заработок за время вынужденного прогула работника, а также компенсация морального вреда.

При вынесении решения и частичном удовлетворении исковых требований суд руководствовался положениями ст. 81 и 394 ТК, а также п. 38, 39 и 53 Постановления Пленума ВС № 2 и пришел к обоснованному выводу, что отсутствие истца на рабочем месте в указанное время 14 декабря 2020 г. было связано необходимостью обращения за медицинской помощью по причине ухудшения состояния здоровья, о чем он уведомил ответчика. Следовательно, отсутствие истца на рабочем месте обусловлено уважительной причиной.

Кроме того, суд, оценив представленные по делу доказательства, в том числе показания свидетелей, пришел к выводу, что в нарушение требований ТК ответчиком не в полном объеме учтены: тяжесть совершенного истцом проступка, отсутствие негативных последствий, связанных с отсутствием истца на рабочем месте в спорный период, обстоятельства, при которых был совершен проступок. Также ответчик не принял во внимание ухудшение состояния здоровья истца и, как следствие, вынужденный характер обращения за медпомощью, предшествующее проступку поведение работника и его отношение к труду, а именно – отсутствие у М. дисциплинарных взысканий.

Фактически за основу мотивированного решения суд взял исковое заявление, что также подтверждает правильность выбранной тактики и стратегии ведения дела.

Ответчик обжаловал решение в апелляцию. В жалобе со ссылкой на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права указывалось, что при привлечении М. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ФГБУ были соблюдены требования трудового законодательства, в том числе ст. 192 и 193 ТК. Кроме того, по мнению апеллянта, истец злоупотребил своими правами, так как у ответчика на момент вынесения приказа об увольнении М. сведений о его болезни не имелось.

Мною были представлены возражения на апелляционную жалобу, в которых указывалось, что доводы апеллянта аналогичны представленным в возражении на исковое заявление; они были предметом исследования суда первой инстанции, который дал им надлежащую оценку и, по сути, сводятся к переоценке его выводов; основаны на неправильной оценке обстоятельств дела, ошибочном применении и толковании норм материального права; фактически выражают субъективную точку зрения о том, как должно быть рассмотрено данное дело и оценены собранные по нему доказательства в совокупности, а потому не могут служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

В результате апелляционным определением Московского городского суда от 24 ноября 2021 г. решение первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Апелляция отметила, что в силу п. 23 и 53 Постановления Пленума ВС № 2 при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение его порядка возложена на работодателя – ему необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть проступка и обстоятельства его совершения, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду, однако ответчиком такие доказательства представлены не были. Также ответчиком при принятии решения об увольнении не учтено, что М. работает в ФГБУ почти 30 лет, нарушений трудовых обязанностей не допускал, дисциплинарные взыскания к нему не применялись – напротив, он неоднократно поощрялся – а отсутствие на рабочем месте связано с состоянием здоровья, учитывая возраст (65 лет). Суд резюмировал: при совокупности данных о характере проступка, обстоятельствах его совершения и последствиях, предшествующем проступку поведении М., его отношении к работе применение дисциплинарного взыскания в виде увольнения неправомерно.

Таким образом, суды рассмотрели трудовой спор по фактическим обстоятельствам дела, в соответствии с нормами законов, руководствуясь при этом разъяснениями Верховного Суда.

В заключение добавлю, что даже если решения судов по данному делу и не будут иметь по аналогичным спорам прецедентного значения, тем не менее они демонстрируют, что восстановить нарушенные трудовые права работника возможно даже в спорах с «весомым» процессуальным оппонентом. Вероятно, в некоторых случаях они помогут работникам преодолеть иррациональный страх перед работодателем, а молодым адвокатам – активнее защищать нарушенные права доверителей в трудовых спорах.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о