Вопросы юристу


Исключение или правило?

О роли суда в обеспечении трудовых гарантий многодетных работников при увольнении

Исключение или правило?

Сидякин Владимир
Юрист, партнер юридического партнерства «Сидякин&Сидякин»

04 Мая 2022
Судебная практикаТрудовое право

Законодательством установлены гарантии при расторжении трудового договора с работниками, которые являются единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель не состоит в трудовых отношениях. При этом ст. 261 ТК РФ предусмотрены не только прямой запрет на увольнение таких работников по инициативе работодателя, но и исключения, при которых работодатель данным запретом не связан. Например, увольнение многодетного родителя возможно в случае неоднократного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК).

В практике довольно часто встречается категория работодателей, которые по субъективным соображениям избавляются от неугодных работников путем искусственного создания условий для их привлечения к дисциплинарной ответственности с последующим увольнением «по статье».

Как правило, этому предшествует предложение работодателя работнику уволиться по собственному желанию, вызванное в том числе прагматичной экономией. Многие работники поддаются подобному шантажу, опасаясь «клейма» в трудовой книжке и не желая тратить время и силы на обжалование действий работодателя, а некоторые, даже находясь в стесненных обстоятельствах, проявляют принципиальность и требуют соблюдения предоставленных и охраняемых законом трудовых гарантий.

В подобных случаях процедуру увольнения, как правило, сопровождают опытные юристы и кадровые сотрудники работодателя, которым работник вынужден противостоять в одиночку, обычно не имея при этом необходимых навыков и знаний в данной сфере. В итоге благодаря имеющимся у работодателя ресурсам и формальному соблюдению им требований ТК предусмотренные законом трудовые гарантии зачастую не работают, и многодетная семья остается фактически без средств к существованию. Кроме того, «плохая» запись в трудовой книжке значительно сокращает возможности многодетного родителя трудоустроиться.

Именно таким образом в одном деле из нашей практики работодатель обошел запрет на увольнение отца троих несовершеннолетних детей и воспользовался исключениями, предусмотренными ст. 261 ТК.

Необходимо обратить внимание, что с названным работником был заключен срочный трудовой договор в отсутствие законных оснований для заключения такого типа договора. Некоторые работодатели убеждены, что заключение срочного трудового договора позволит безболезненно расстаться с работником по истечении установленного срока.

Но даже окончания срока действия договора работодатель в данном случае дожидаться не стал – в течение недели он трижды привлек работника к дисциплинарной ответственности и уволил по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК. При этом работник успешно выдержал испытательный срок и не имел нареканий к выполненной им работе.

ТК (ст. 2) содержит основные принципы правового регулирования трудовых отношений, включая государственные гарантии обеспечения прав работников и работодателей, осуществление государственного контроля (надзора) за их соблюдением; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту. Частью 1 ст. 392 Кодекса установлен срок в один месяц для обращения работника по спорам об увольнении. Пропущенный по уважительным причинам срок исковой давности может быть восстановлен судом.

В описываемом деле трудовая инспекция рассмотрела своевременно поданную жалобу и признала увольнение незаконным, о чем выдала работодателю предписание. Работник добросовестно и правомерно ожидал, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке. Когда стало известно, что работодатель решил оспорить предписание трудовой инспекции и не исполнять его добровольно, мы рекомендовали работнику обратиться в суд с иском о признании увольнения незаконным, не дожидаясь рассмотрения иска работодателя об оспаривании предписания трудовой инспекции.

Судья, приняв иск к производству, в связи с активной позицией представителей обеих сторон и большого объема доказательств впоследствии стал склоняться к тому, что работником пропущен срок исковой давности, так как он должен был обратиться с иском не позднее одного месяца с даты получения ответа трудовой инспекции.

Мы обратили внимание, что данный подход суда противоречит правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, который в абз. 5 п. 5 Постановления от 17 марта 2004 г. № 2 и в п. 16 Постановления от 29 мая 2018 г. № 15 разъяснил, что об уважительности причин пропуска срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у последнего возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке. Пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу (ч. 6 ст. 152 ГПК РФ).

Некоторые судьи – очевидно, в силу загруженности – отказывают в иске работнику в связи с пропуском срока исковой давности, и тот вынужден еще долгое время обивать пороги вышестоящих инстанций, находясь при этом в трудном финансовом положении. Другие, напротив, принимают все меры, чтобы предусмотренные законом гарантии и принципы работали, и восстанавливают нарушенные права работников, следуя духу закона.

Статьей 4 Кодекса судейской этики1 установлено, что судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что судебная защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти.

Неправосудные решения в итоге исправляют апелляционная или кассационная инстанции, но в целом путь к восстановлению нарушенных трудовых прав порой оказывается негуманно долгим.

Полагаю, при наличии в споре социально уязвимого субъекта суду стоит уделять особое внимание исследованию фактических обстоятельств, не допуская преобладания формы над существом, а также обращать внимание на разъяснения Верховного Суда и Конституционного Суда, способствовать объективному правосудию в разумные сроки и руководствоваться принципами гуманизма, справедливости и законности при его отправлении. В противном случае «отказные» по формальным признакам судебные акты могут оказать негативное влияние на доверие граждан к судебной власти и системе обеспечения права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, а установленные ст. 2 ТК принципы рискуют остаться лишь декларацией.

1 Утвержден VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о