Вопросы юристу


Защита добилась прекращения уголовного дела в отношении главбуха, якобы начислившей себе лишнюю сумму зарплаты

Верховный Суд указал, что несоблюдение порядка оформления отзыва из отпуска и предоставления отгулов само по себе уголовно наказуемым не является, если при этом не совершены иные действия, подпадающие под признаки преступлений

Защита добилась прекращения уголовного дела в отношении главбуха, якобы начислившей себе лишнюю сумму зарплаты

Один из защитников сообщил, что исковое заявление о возмещении морального вреда и заявление о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов уже поданы. Другой добавил, что из-за наличия обвинительного уклона защита изначально была намерена идти до Верховного Суда РФ, который и поставил точку в деле.

20 сентября Верховный Суд РФ вынес Кассационное определение по делу № 24-УД22-8-К4, которым отменил приговор и прекратил уголовное преследование в отношении главного бухгалтера муниципальной газеты, ранее осужденной за служебный подлог и мошенничество; за ней было признано право на реабилитацию. Защитники женщины, адвокат Адыгейской республиканской коллегии адвокатов Руслан Барчо и адвокат Яблоновской ассоциации «КККА АП КК» Микаил Дзауров рассказали «АГ» подробности дела.

Привлечение к ответственности за «лишнюю» зарплату

Аза Дзыбова работала главным бухгалтером в МБУ «Редакция газеты “Заря”», учредителем которой является администрация МО «Шовгеновский район». Следствие посчитало, что она не работала с 11 по 15 ноября 2019 г., однако внесла в табель учета рабочего времени эти дни как рабочие и начислила себе за них около 8,5 тыс. руб. в качестве зарплаты. Таким образом, посчитали правоохранители, она совершила служебный подлог, наказание за который предусмотрено ч. 1 ст. 292 УК, и мошенничество по ч. 3 ст. 159 УК.

Уголовное дело передали в Шовгеновский районный суд Республики Адыгея. В суде Аза Дзыбова пояснила, что 23 января 2019 г. в редакции началась прокурорская проверка согласно акту проверки управления финансами, в ходе которой было видно, что у сотрудников прокуратуры существует личная неприязнь в ее отношении. В частности, они интересовались документами о ее материальной ответственности, но когда выяснилось, что она не является материально ответственным лицом, то отказались изучать договор в отношении такого лица.

Обвиняемая пояснила, что при трудоустройстве на работу предыдущий главный редактор газеты проинформировал ее, что в связи с отсутствием заместителя она не сможет уходить в отпуск, но ей будет предоставляться по несколько дней. Уже у нового главного редактора А. Аза Дзыбова отпросилась на пять дней в счет отпуска, чтобы съездить в Турцию, и та ее отпустила. При этом в иное время, когда она формально должна была находиться в отпуске, она занималась подготовкой годовых и квартальных отчетов, и, таким образом, все 28 положенных ей дней отпуска она работала. Главный редактор подтвердила эти показания.

Представитель признанной потерпевшей администрации МО «Шовгеновский район» в суде сообщил, что причиненный ущерб является значительным, однако Аза Дзыбова возместила его в полном объеме. Заместитель главного редактора Х. пояснила, что Аза Дзыбова, как и предыдущий бухгалтер, никогда не реализовывала весь отпуск из-за подготовки отчетности. Она указала, что главный редактор предоставила ей отгулы, чтобы использовать положенный по закону отпуск.

Тем не менее суд посчитал, что вина Азы Дзыбовой подтверждается протоколами осмотра места происшествия и другими документами, а потому признал ее виновной по ч. 1 ст. 292, ч. 3 ст. 159 УК и назначил по совокупности преступлений наказание в виде штрафа в размере 110 тыс. руб.

Рассмотрение дела в апелляции

Аза Дзыбова и ее защитники подали апелляционную жалобу в Верховный Суд Республики Адыгея. В жалобе отмечалось, что для утверждения о наличии состава преступлений, предусмотренных ст. 292 и 159 УК, должно быть установлено, что она действовала путем обмана или злоупотребления доверием, из корыстной или иной личной заинтересованности. Однако получение зарплаты за отработанную месячную норму рабочего времени и выполненные месячные нормы труда не подпадает под это понятие.

Защита указала, что совершение служебного подлога (внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, искажающих действительное содержание), совершенного из корыстной заинтересованности, а также мошенничество (хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения) не установлены. Однако из приговора не видно, где, когда и какие конкретно противоправные, уголовно наказуемые действия совершила Аза Дзыбова.

Отмечалось, что уголовное дело было также возбуждено в отношении матери Азы Дзыбовой, но по другому составу. Так как ранее ее мать и заместитель районного прокурора были близкими подругами, а потом поссорились, Аза Дзыбова полагает, что оба уголовных дела возникли из-за ссоры. Кроме того, отмечалось: главный редактор газеты пояснила, что заместитель районного прокурора интересовалась местонахождением Азы Дзыбовой, и когда узнала, что она находится в Турции, проверила, есть ли приказ об отпуске.

В жалобе отмечалось, что Аза Дзыбова согласовала табель учета рабочего времени для назначения работникам зарплаты с главным редактором газеты, а после возбуждения уголовного дела по ее заявлению с нее было вычтено около 8,5 тыс. руб., которые якобы были незаконно получены.

Рассмотрев жалобу, Верховный Суд РА отказал в ее удовлетворении. Он посчитал, что первая инстанция проверила и исследовала совокупность приведенных в приговоре доказательств, дала им надлежащую оценку и привела мотивы, по которым признала их достоверными. Апелляция отметила, что обвиняемая не отрицает, что находилась в Турции в те дни, которые указаны в табеле как рабочие. Ссылка на договоренность с руководством несостоятельна, так как это не подтверждается материалами дела и не опровергает выводы суда о ее виновности.

Кассация назвала аргументы апелляции убедительными

В кассационной жалобе в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции отмечалось, что получение зарплаты за отработанную месячную норму рабочего времени и выполненные месячные нормы труда не подпадает под понятие, которое регулируется нормами уголовного и уголовно-процессуального закона. Подчеркивалось, что выплата зарплаты была произведена в рамках годового бюджета, перерасход допущен не был, а муниципальное задание за 2019 г. газета выполнила в полном объеме. При этом осужденная и ее защитники обратили внимание кассации на то, что показания сотрудников редакции не свидетельствуют о ее виновности. В связи с этим они просили отменить приговор и прекратить производство по уголовному делу.

Однако кассационный суд посчитал, что суждения о незаконности приговора, изложенные в жалобе, являются процессуальной позицией и направлены на переоценку доказательств, исследованных в суде первой инстанции. По мнению кассации, обвинительный уклон и однородность, противоречивость в своих выводах суд не допустил, а сведения о фальсификации протоколов следственных и процессуальных действий, а также протокола судебного заседания при изучении дела не установлены.

Четвертый КСОЮ заметил, что Аза Дзыбова не отрицает факт отсутствия ее на работе в период с 11 по 15 ноября 2019 г., а также то, что недостоверные сведения в табель учета рабочего времени внесла именно она. При этом главный редактор газеты подтвердила, что отпустила осужденную в Турцию, но та отразила в табеле сведения о том, что была на работе в эти дни. Таким образом, по мнению кассационного суда, показания свидетелей не опровергают выводы о виновности Азы Дзыбовой, а лишь подтверждают сложившуюся практику предоставления отпусков и отгулов на предприятии.

Кассация посчитала, что совершенные осужденной действия, вопреки позиции стороны защиты, являются уголовно наказуемыми, суд дал им правильную юридическую оценку, законно квалифицировал их именно по совокупности преступлений – по ч. 1 ст. 292, ч. 3 ст. 159 УК. Размер причиненного ущерба установлен правильно. Принимая во внимание лимит бюджетных ассигнований, основания считать, что причиненный ущерб является малозначительным, отсутствуют, указала кассация. Суд также посчитал, что апелляционная инстанция привела убедительные аргументы в ответ на позицию стороны защиты, и оставил кассационную жалобу без удовлетворения.

ВС РФ прекратил дело и признал за осужденной право на реабилитацию

Рассмотрев кассационную жалобу Азы Дзыбовой, Верховный Суд РФ заметил, что первая инстанция назвала доводы осужденной о том, что отгулы шли в счет отработанных дней отпуска, избранным способом защиты в нарушение ст. 88 УПК, согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Как заметил Суд, после того как Аза Дзыбова подготовила табель учета рабочего времени за ноябрь 2019 г., где было указано, что она отработала и те пять дней, когда ее фактически не было на рабочем месте, главный редактор его утвердила. Кроме того, она поясняла, что процедура отзыва из отпуска сложная, для этого необходимо делать перерасчет, возвращать выплаченные денежные средства в кассу, поэтому в организации сложилась практика предоставления сотрудникам оплачиваемых отгулов. Таким образом, главный редактор посчитала, что Аза Дзыбова имела право на получение той суммы, которая была ей выплачена за дни, когда она отсутствовала на работе. Об отгулах говорила и заместитель главного редактора Х.

Также ВС заметил, что протоколами осмотра изъятых в редакции газеты документов и компьютера главного бухгалтера подтверждается, что Азе Дзыбовой был предоставлен трудовой отпуск с 15 марта 2019 г. продолжительностью 28 календарных дней, но в этот период она находилась на работе и составила два вида отчетов, справочную таблицу, предоставила два вида сведений, сделала пять видов расчетов и составила множество платежных поручений. «Таким образом, показания Дзыбовой относимы к настоящему уголовному делу, поскольку дают возможность сделать вывод об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Ее показания при этом допустимы, так как получены надлежащим процессуальным способом, согласуются с показаниями руководства редакции газеты и подтверждаются рядом других приведенных выше доказательств, что свидетельствует об их достоверности», – указал Суд.

Он отметил, что из исследованных доказательств с учетом показаний Азы Дзыбовой следует, что решение о предоставлении ей пяти отгулов с сохранением зарплаты устно принято руководителем редакции газеты в связи с тем, что ранее в период оплачиваемого отпуска она фактически не отдыхала, а исполняла трудовые обязанности, не получая за это зарплату. ВС добавил, что в соответствии со ст. 125 ТК с согласия работника допускается его отзыв из отпуска. По смыслу указанной нормы закона такой отзыв с предоставлением оплачиваемого отпуска в другой период должен быть оформлен распорядительным актом руководителя. Между тем несоблюдение порядка оформления отзыва из отпуска и предоставления отгулов само по себе уголовно наказуемым не является, если при этом не совершены иные действия (бездействие), подпадающие под признаки преступлений.

Таким образом, Верховный Суд РФ не усмотрел в действиях Азы Дзыбовой нарушений, влекущих уголовную ответственность, в том числе предусмотренных ст. 159 и 292 УК. Он отметил, что в соответствии с примечанием к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Между тем из исследованных доказательств следует, что получение Азой Дзыбовой зарплаты в период с 11 по 15 ноября 2019 г. за дни фактического отдыха ущерба администрации не причинило, поскольку за отработанные дни в период отпуска зарплата не начислялась и не выплачивалась.

Верховный Суд признал выводы о наличии корыстного мотива в действиях Азы Дзыбовой и о причинении ущерба администрации необоснованными, а осуждение по ч. 3 ст. 159 УК – незаконным ввиду отсутствия в ее действиях состава данного преступления. ВС также отметил, что согласно диспозиции ст. 292 УК корыстная заинтересованность является обязательным признаком служебного подлога.

В связи с этим Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций, прекратил уголовное преследование Азы Дзыбовой за отсутствием в ее действиях составов преступлений, а также признал за ней право на реабилитацию.

Комментарии защитников

Как рассказал «АГ» Микаил Дзауров, Аза Дзыбова уже подала исковое заявление о возмещении морального вреда, а также штрафа и комиссии, уплаченных ею во исполнение приговора. Кроме того, он сообщил, что защита подала заявление о возбуждении уголовного дела, в котором указала, что 14 мая 2020 г. следователь Гиагинского межрайонного следственного отдела следственного управления СК России по Республике Адыгея лейтенант юстиции Багов по предварительному сговору с должностными лицами Шовгеновской районной прокуратуры незаконно возбудил два уголовных дела – по ч. 3 ст. 159 УК и по ч. 1 ст. 292 УК в отношении Азы Дзыбовой.

В свою очередь Руслан Барчо сообщил, что за последние 10 лет в Шовгеновском районном суде не было ни одного оправдательного приговора и лишь незадолго до поступления в суд уголовного дела Азы Дзыбовой там была оправдана главный редактор газеты, уголовное дело в отношении которой также было инициировано прокуратурой. Он предположил, что такой приговор его подзащитной был вынесен из-за обвинительного уклона, так как суд не мог допустить второй оправдательный подряд. При этом адвокат подчеркнул, что защита изначально была намерена идти до Верховного Суда РФ, который и поставил точку в деле.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о