Вопросы юристу


Закрытое правосудие: вход по аккредитациям и перегибы на местах


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Из-за пандемии суды ограничили допуск граждан на заседания. Ограничения коснулись и журналистов. Им приходится довольствоваться аудиозаписями и фото, которые присылают из пресс-служб столичных судов. Правда, на резонансные процессы попасть все же можно, да и на разбирательства в Верховный суд репортеров в масках и перчатках пускают. Сложнее приходится представителям региональных СМИ: двери судебных залов даже во время рассмотрения громких дел оказываются закрыты.

Российская Конституция предусматривает, что разбирательство дел во всех судах открытое (ст. 123). Слушатели и представители СМИ могут спокойно присутствовать на процессах, специального разрешения на ведение письменной записи и аудиозаписи от них не требуется (ст. 10 ГПК, ст. 11 АПК и ст. 241 УПК). Удалить из зала журналиста судья может лишь в том случае, если тот нарушает порядок. Причем сделать это можно лишь после предварительного предупреждения репортера.

Когда началась эпидемия коронавируса, Президиум Верховного суда РФ и Президиум Совета судей РФ в середине марта 2020 года выпустили совместное постановление, в котором разрешили судам не пускать слушателей на процессы. Действие этого документа было продлено до 10 мая 2020-го. 

Но уже в мае глава Судебного департамента при ВС рекомендовал региональным судам возобновить работу «в полном объеме» после окончания общефедеральных антикоронавирусных нерабочих дней. То есть с 12 мая 2020-го. Правда, этот документ оставил за председателями судов право ограничить доступ граждан, в том числе представителей СМИ, на судебные процессы. Воспользовались им руководители по-разному. Некоторые главы судов решили ограничить конституционное право слушателей на присутствие в открытых процессах. Сам ВС никаких более подробных разъяснений по допуску слушателей в процесс на время пандемии больше не давал. Правда, в третьем коронавирусном Обзоре от 17 февраля 2021 года Верховный суд подчеркнул, что в период действия ограничительных мер суд не может закрыть заседание по уголовному делу от слушателей из соображений санитарно-эпидемиологической безопасности (см. "Выплаты медикам и мораторий в пандемию: коронавирусный обзор ВС").

Когда пустят и как получить информацию о процессе

На заседания в сам ВС журналистов по предварительному запросу аккредитации пускают без проблем. У нас нет никаких дополнительных ограничений, кроме соблюдения тех санитарных норм, которые ввел Роспотребнадзор, рассказывает начальник отдела информационного сопровождения судебной деятельности ВС Алексей Лацейко.

В столичные суды общей юрисдикции проход прессы действительно ограничили с осени прошлого года, говорит начальник отдела по связям со СМИ и общественностью Московского городского суда Ульяна Солопова. По ее словам, такие правила являются экстраординарными, но временными: «По мере улучшения санитарно-эпидемиологической обстановки в столице их снимут частично или полностью, прежде всего для представителей СМИ». 

Она подчеркивает, что руководство московских СОЮ «разделяет обеспокоенность представителей СМИ в реализации их права на присутствие в открытом судебном заседании и уважает исполнение журналистами общественного долга при осуществлении профессиональной деятельности». В подтверждение этого тезиса на резонансные процессы репортеров все же стараются пускать. Так, сотрудникам различных изданий разрешили присутствовать на процессах в отношении актера Михаила Ефремова, политика Алексея Навального и сотрудников полиции, которых обвиняют в подбросе наркотиков Ивану Голунову.

Солопова рассказывает, что для попадания на эти заседания журналистам следовало аккредитоваться через пресс-службу: так сотрудники суда определяли, сколько мест понадобится для соблюдения социальной дистанции между слушателями. Если все не помещались в один зал, то в соседнем организовывали видеотрансляцию процесса.

Особые везунчики при мне как-то даже смогли заказать доставку еды после «официального» окончания судебного дня. Журналистам, освещавшим чрезмерно затянувшийся процесс, негласно пошли навстречу, заботясь об их здоровье. Это касалось как работников государственных СМИ, так и более оппозиционных изданий: проблем с обмороками и уровнем сахара удалось избежать. Для всех нас важно оставаться людьми и помнить, что формальные правила не так важны, как человеческое здоровье.

Николай Меркулов, корреспондент РАПСИ

А еще сотрудники аппаратов судов ежедневно по запросам СМИ посылают аудиозаписи, фото- и видеоматериалы с открытых судебных заседаний, о которых просят дать информацию репортеры. Ответы на них стараемся давать в максимально короткие сроки, говорит Солопова. Судебный корреспондент РБК Маргарита Алехина подтверждает, что на рассмотрение по существу так называемых резонансных дел их с коллегами пускают. А вот на процессы, которые случаются внезапно, например, по выбору меры пресечения для задержанных, попасть невозможно, утверждает Алехина. Вместе с тем судебный репортер РАПСИ Николай Меркулов не смог вспомнить случая, когда кто-то из его коллег пропустил громкое дело, которое тот хотел посетить.

У меня была пара случаев, когда меня интересовал не слишком медийный процесс, и я предполагала, что буду там одна из прессы. Я спрашивала пресс-секретаря суда о возможности пройти, и мне отказывали. То есть сидеть в зале в одиночестве нельзя. Хотя были процессы Навального, где в зале одновременно находилось полсотни человек.

Маргарита Алехина, корреспондент РБК

Еще один вариант попасть на процесс – обратиться с просьбой на имя председателя суда, где запланировано заседание. Именно так поступила корреспондент «Право.ru», отправив письмо главе Дорогомиловского районного суда Москвы осенью прошлого года. Ее в итоге пустили. Правда, в текущем году подобные обращения руководителю все того же суда остались без ответа.

Подобные правила некоторые читатели «Право.ru» называют не иначе как профанацией:

Ситуация в Петербурге и арбитражных судах

Аналогичный режим действовал и в петербургских СОЮ. Но с 15 марта 2021 года запрет на допуск слушателей, включая представителей СМИ, сняли. Санкт-Петербургский городской суд и райсуды вернулись к докарантинному формату работы. Об этом нам сообщила руководитель Объединенной пресс-службы судов Санкт-Петербурга Дарья Лебедева. Судебный журналист петербургской редакции ИД «КоммерсантЪ» Марина Царева рассказывает, что во время действовавшего запрета вопрос о посещении заседаний решался по-разному: «Уже летом 2020-го ограничения все равно стали мягче, в СОЮ начали пускать журналистов. Тогда особенно строго требовали не только маску, но и перчатки, что, конечно, вызывало неудобства. Сейчас с этим не так строго».

Более неоднозначная ситуация с проходом в арбитражные суды Москвы и Петербурга. В АСГМ слушателям сейчас попасть можно, правда, в силу небольшого размера некоторых судебных залов не на все процессы их пускают. Председатель комитета МТПП по вопросам разрешения долговых споров Дмитрий Жданухин рассказывает, что коллегам приходилось ходатайствовать о предоставлении большого зала в связи с интересностью дела для СМИ, но им отказали: «В результате корреспондентов пустили пару раз, хотя по делу было больше десяти заседаний».

А вот в 9-й ААС по решению председателя этого суда Игоря Гладкова журналистов совсем не пускают. В здание столичной апелляции вход открыт лишь участникам дела. Арбитражный суд Московского округа в рекомендательной форме советует слушателям воздержаться от посещения суда сейчас из-за пандемии. Похожий режим действует и в петербургских арбитражных судах. В залы первой инстанции попасть у прессы получится, в 13-й ААС и Арбитражный суд Северо-Западного округа – нет.  

Петиция и иск в ответ на запрет

Сложнее всего ситуация с допуском в суды обстоит на региональном уровне. Еще летом 2020 года издание 7X7 сделало подборку о том, как представителей прессы не пускают в разных российских городах на судебные процессы по резонансным делам. В этом списке фигурирует около десяти разбирательств – от Нижневартовска до Реутова. Чаще всего суды в обоснование таких решений ссылались на режимы повышенной готовности, действовавшие в этих субъектах РФ. В текущем году ситуация не слишком изменилась. Недавно на резонансный процесс не пустили журналистов в Центральный районный суд г. Барнаула.

Не все готовы мириться с подобными правилами. Подмосковный журналист Артем Любимов пытался обжаловать решение председателя Волоколамского городского суда Московской области Инны Кочновой, которая отказалась разрешить ему присутствовать на одном из судебных процессов. Но безрезультатно (дело № 9а-193/2020 ~ М-1136/2020).

А на днях проект Avtozak Live запустил петицию с требованием отменить ограничения в судах, введенные из-за пандемии коронавируса. В последнее время уменьшается число зараженных коронавирусом, власти снимают многие ограничения, но требования по посещению судов отменили только в двух городах – Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге, отмечает Avtozak Live.

Решение о том, допускать ли слушателей и журналистов, принимает судья, который участвует в заседании, или судебные приставы, которые порой не пускают в суды даже свидетелей или экспертов, полицейские же, следователи и прокуроры проходят без ограничений, пишут авторы петиции. Из-за этого открытые судебные процессы фактически превращаются в закрытые. Мосгорсуд, например, и вовсе отказывает в аккредитации журналистам, а фото и видео предоставляет его пресс-служба. Avtozak Live требует разрешать слушателям и корреспондентам проход в суды с соблюдением гигиенических правил.

Сейчас под этим обращением правозащитников подписалось уже более 1000 человек.

А 19 марта в соцсетях распространилось коллективное обращение «адвокатов и юристов Московского региона» к мэру столицы, председателям Мосгорсуда и АСГМ. Их просят вернуть свободный доступ в столичные суды. Авторы письма не видят причин сохранять «коронавирусные» ограничения, поскольку все публичные площадки уже давно открыты для посетителей. 

"Мы лишены возможности попасть в здание суда, если на день посещения не назначен судебный процесс. Порой ситуация доходит до абсурда и некоторых наших коллег не пропускают в здание суда, несмотря даже на то, что в это время с участием их доверителей проводятся судебные заседания. Мы убеждены в том, что посещение концерта или даже кафе представляет куда большую опасность в плане рисков заражения коронавирусной инфекцией, нежели чем посещение судебного заседания. Обеспечение доступа граждан к информации о деятельности судов значительно важнее посещения ими художественной выставки или кинотеатра.", - пишут авторы обращения.

Под этим документом подписалось уже более полусотни человек. Среди них управляющий партнер Зуйков и партнеры

Зуйков и партнеры

Федеральный рейтинг.

группа
Интеллектуальная собственность (включая споры)

21место
По выручке на юриста (менее 30 юристов)

45место
По выручке

Профайл компании

×

Сергей Зуйков, партнеры Delcredere

Delcredere

Федеральный рейтинг.

группа
Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market)

группа
Банкротство (включая споры)

Профайл компании

×

Денис Юров и Максим Степанчук. 

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о