Вопросы юристу


Задвоение бизнеса и аффилированный поручитель: банкротные позиции ВС за февраль


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

В феврале экономколлегия вынесла решения по восьми банкротным спорам. В деле о банкротстве одной из компаний бизнес-империи экс-бенефициара банка «Югра» Алексея Хотина ВС научил оценивать поручительские сделки, заключенные незадолго до банкротства. В других делах судьи подсказали, как оценивать бизнес группы компаний и когда управляющий не должен рассматривать требования дольщиков о включении в реестр.

Устоявшее мировое соглашение

Несостоятельный застройщик, концерн «Артромед», заключил мировое соглашение с кредиторами, а суд его утвердил (дело № А57-9021/2014). В документе решалась судьба земельного участка в центре города Энгельса и недостроя — шестиэтажного офисного здания. Они должны были достаться кредитору Гагику Хачатуряну, известному в Энгельсе предпринимателю, который погасил долги. Суд принял во внимание решение по делу № А57-4137/2019, в котором были признаны незаконными действия Росреестра по регистрации перехода права собственности на это имущество другому физлицу — Виктору Яскевичу. Тогда суд обязал восстановить запись о праве «Артромеда» на недвижимость.

Яскевич оспорил решение об утверждении мирового соглашения, и Арбитражный суд Поволжского округа отменил его. Кассация исходила из того, что в 2008 году Яскевич перечислил «Артромеду» 10 млн руб. в счет оплаты по договору участия в долевом строительстве, который так не был заключен. А в 2011-м стороны договорились, что за это общество передаст Яскевичу спорное имущество. Таким образом, утвержденное судом мировое соглашение не проверено на предмет возможного нарушения прав и законных интересов Яскевича, который заключил договор купли-продажи спорного имущества с должником.

Экономколлегия с окружным судом не согласилась. Суды фактически констатировали ничтожность договора о переходе имущества от «Артромеда» к Яскевичу. Поэтому у окружного суда не было повода сомневаться, что имущество правомерно включено в конкурсную массу. Кроме того, Яскевич вообще не имел права оспаривать мировое соглашение, ведь он не заявлял никаких требований к «Артромеду» после того, как его обанкротили.

Критерии контроля за процедурой банкротства

В бизнес-империи бывшего главы банка «Югра» Алексея Хотина были три главных направления — банковский бизнес, недвижимость и нефтедобыча. Добычей углеводородов занималось, в частности, ООО «Матюшкинская вертикаль». В июле 2017 года, за три недели до отзыва у банка лицензии, она  отдала «Югре» в залог активы стоимостью 5,3 млрд руб. Таким образом «Матюшкинская вертикаль» поручилась за возврат кредитов другими компаниями, которые связаны с Хотиным — «МагистральСтрой» и «СургутТранс».

В мае 2018 года кредиторы начали банкротить «Матюшкинскую вертикаль». «Югра», которой на тот момент уже руководило Агентство по страхованию вкладов, потребовало включить в реестр его требование на 4,5 млрд руб., обеспеченное залогом. А управляющий Даниил Агапов оспорил сделки по предоставлению залога.

АСГМ выяснил, что все стороны по этим соглашениям — основные заемщики, банк и поручитель — были подконтрольны одному бенефициару. А обеспечительные сделки стороны подписали спустя продолжительное время после заключения основных договоров и «в условиях очевидной неспособности основных должников исполнить свои кредитные обязательства перед банком». Для «Матюшкинской вертикали», которая сама уже находилась в предбанкротном состоянии, эти сделки были лишены «экономической целесообразности».

В результате суд признал сделки недействительными и отказал банку в признании его требований, а вышестоящие инстанции подтвердили это решение. АСВ обратилось в Верховный суд. Подконтрольность банка, заемщиков и должника одному бенефициару, по мнению агентства, объясняет экономические мотивы спорных сделок, а не опровергает их. Кроме того, к неплатежеспособности «Матюшкинской вертикали» привели не спорные сделки, а передача созданной в 2017 году «дочке» лицензии на нефтедобычу стоимостью 1,5 млрд руб.

Успешная деятельность банка по привлечению вкладов была залогом развития бизнеса в сфере нефтедобычи и недвижимости, согласилась экономколлегия. В таком случае обеспечительные сделки могли иметь разумный экономический мотив: они были нужны для выполнения предписаний ЦБ, что позволило бы сохранить «Югру» на плаву при нехватке свободных денег. «Восстановление финансовой устойчивости входящего в группу банка позволило бы продолжить финансирование деятельности всей группы в целом», — признали судьи.

При этом ВС напомнил, что одно лишь наличие «разумных экономических мотивов» заключения сделки не защищает ее от оспаривания по критерию причинения вреда кредиторам.

Если мотивы для заключения сделок залога были, значит, судам следовало разбираться с причинами банкротства должника. Но суды такой анализ не провели, а лишь констатировали формальное превышение установленного порога балансовой стоимости активов должника на 20%, которая на конец 2016 года составила 12,3 млрд руб. 

Но ВС обратил внимание, что задолженность «Матюшкинской вертикали» перед кредиторами на дату заключения обеспечительных сделок составляла всего 76 млн руб. (а обеспечение было 4,5 млрд). «Таким образом, ни размер требований по обеспечительным сделкам, ни стоимость активов должника не противопоставимы размеру требований кредиторов на момент совершения обеспечительных сделок ввиду их несоизмеримости», — указал суд. АСВ последовательно указывало, что общество смогло бы погасить свои долги, если бы не перевод лицензии на «дочку», но суды сделали «преждевременный» вывод о преднамеренном причинении вреда кредиторам.

Поэтому спор об обеспечительных сделках вернули в АСГМ на новое рассмотрение (дело № А40-109097/2018).

Мнимая группа компаний

Общество «СкладЛогистик» оказывало логистические услуги сети супермаркетов «Перекресток». Незадолго до своего банкротства компания заключила со своей «дочкой» зеркальное соглашение: обязательства перед «Перекрестком» взяла на себя «ЭкспрессЛогистик», а «СкладЛогистик» превратился в «прокладку», через чьи счета переходили почти все деньги от заказчика к реальному исполнителю.

После начала процедуры банкротства «СкладЛогистик» его долг перед «дочкой» признали текущими платежами, что позволило выплатить их в обход реестра кредиторов. С такой квалификацией долга не согласился один из кредиторов — банк ВТБ. Он решил, что долги банкрота перед «ЭкспрессЛогистик» носят фиктивный характер, поэтому попросил суд признать требования компании не подлежащими удовлетворению за счет конкурсной массы.

Суды разошлись в оценке. АСГМ отклонил заявление банка. Он указал, что субординация, то есть понижение требований, возможна, если речь идет о компенсационном финансировании. Здесь фирмы хотя и входят в одну группу компаний, но заключили соглашение не для того, чтобы спасти потенциального должника от финансового кризиса. Полный перевод деятельности «предбанкротного» должника на аффилированную компанию говорит о злоупотреблении правом, решил 9-й ААС. А еще апелляция подчеркнула, что из штата банкрота в «ЭкспрессЛогистик» перешли все сотрудники. То есть «СкладЛогистик» оказалось лишним звеном в сделке, используемым только для транзита средств.

Кассация поддержала первую инстанцию и добавила, что просто расторгнуть договор «СкладЛогистик» не мог: по договору за это предусматривалась существенная неустойка. В итоге спор пришлось разрешать Верховному суду.

Модель с переводом бизнеса на дружественную компанию, который позволил ей практически безвозмездно использовать имущество корпоративной группы, недобросовестная и «должна быть пресечена». Этот вывод экономколлегия поддержала. Но судьи не согласились с полным отказом в удовлетворении требований «ЭкспрессЛогистик»: могут пострадать ее кредиторы, в том числе работники.

Установленные обстоятельства: запутанность внутригрупповых отношений, свободное перемещение денег и услуг между дружественными компаниями, произвольная передача владения складским комплексом, создание компании-двойника — по мнению ВС, не указывают на мнимость спорной задолженности. Они лишь показывают, что компании из группы нельзя воспринимать как самостоятельных участников рынка. В подобной ситуации к ним необходимо относиться таким образом, как если бы их активы и пассивы по вопросу взаимоотношений с торговым домом были объединены. Но поскольку банкротить их вместе нельзя, то для вопроса о размере выплат из конкурсной массы «СкладЛогистик» нужно учитывать «сложившуюся бизнес-модель отношений в группе».

Суды в этом не разбирались. Поэтому судьи экономколлегии отправили спор на новое рассмотрение в АСГМ. Ему предстоит привлечь к участию в обособленном споре всех членов корпоративной группы, участвовавших в бизнесе по оказанию услуг «Перекрестку», и определить размер причитающихся им выплат за счет спорной выручки (дело № А40-101073/2019).

Суд, а не управляющий

В деле о банкротстве подмосковного застройщика ООО «Диском» один из дольщиков Сергей Детистов попросился в реестр с требованием на 3,27 млн руб. Он также попросил признать его требование обеспеченным залогом недвижимого имущества. По договору «Диском» должен был передать контрагенту нежилое помещение площадью 71,5 м² в строящемся многоквартирном доме.

Но суды трех инстанций решили, что такое требование сперва должен рассмотреть управляющий, а суд мог лишь устранить разногласия между ним и кредитором (дело № А41-110962/2019).

Экономколлегия объяснила, в каком случае применяется досудебный порядок. Конкурсный управляющий уполномочен рассматривать только требования дольщиков по договорам, предусматривающим передачу нежилых помещений площадью не больше 7 м². Если площадь спорного помещения больше, требование должен подтверждать арбитражный суд. Поэтому ВС вернул заявление кредитора на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Коротко о других решениях ВС

Новые доказательства в банкротном деле можно предоставить в апелляции. На это ВС указал в деле № А40-209505/2014, в котором один кредитор после получения отзыва другого перед заседанием первой инстанции изменил суть своих требований. Апелляция отказалась принять доказательство, хотя «конкурент» был лишен возможности представить доказательство в первую инстанцию.

Эксперт определил стоимость недвижимости, и по этой цене имущество дважды выставили на торги, но оба раза продать лот не удалось. В таком случае цену из отчета нельзя учитывать для определения рыночной стоимости имущества, подчеркнул ВС в определении по делу № А27-19044/2020.

В феврале ВС должен был разрешить ряд споров по жалобам дольщиков, которые вложились в строительство коммерческой недвижимости в многоквартирных домах. Споры касались случаев, когда дом передается на достройку региональному Фонду защиты дольщиков. В такой ситуации покупатели коммерческих помещений остаются без какой-либо компенсации. Экономколлегия попросила Конституционный суд разъяснить нормы о передаче земли на достройку, а до получения разъяснений приостановила производство по жалобам (подробнее — ВС обратился в Конституционный суд по спору о достройке многоэтажки).

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о