Вопросы юристу


ВС признал депортацию во время пандемии, когда она была запрещена, законной

Суд указал, что депортация была осуществлена до апелляции и кассации и гражданин уже фактически находился за пределами России

ВС признал депортацию во время пандемии, когда она была запрещена, законной

Адвокаты не согласились с выводами Верховного Суда. Так, одна из них обратила внимание, что положения указа, запрещающие принимать решения о нежелательности пребывания в РФ в отношении иностранных граждан в период с 15 марта по 15 июня 2020 г., не увязаны с местом нахождения иностранного гражданина на территории России или за ее пределами. Другой отметил, что распоряжение ФСИН было вынесено на три дня позже, чем указ Президента РФ, и несмотря на несущественную разницу в сроках медицинский критерий безопасности не теряет актуальности.

Верховный Суд в Определении от 16 марта № 2-КАД22-1-К3 указал, что если иностранный гражданин фактически депортирован из страны, то ссылка на указ, запрещающий депортацию, недопустима.

Вступившим в законную силу приговором Вологодского городского суда Вологодской области гражданин Украины Александр Урсалов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 228 1 УК РФ. С применением ст. 64 УК ему было назначено наказание в виде года колонии строгого режима.

15 апреля 2020 г. на основании ч. 4 ст. 25.10 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее ФСИН приняла распоряжение о нежелательности пребывания Александра Урсалова в России сроком на 10 лет после отбытия наказания до момента погашения судимости в соответствии с ч. 3 ст. 86 УК. Урсалова уведомили о распоряжении 22 мая того же года.

Осужденный обратился в Вологодский городской суд с административным исковым заявлением к ФСИН России. Рассмотрев заявление, суд указал, что распоряжение принято в интересах большинства населения государства, чья безопасность не может быть поставлена в зависимость от наличия у иностранного гражданина, совершившего в период пребывания в России особо тяжкое преступление, родственных связей с гражданами РФ.

Признавая необоснованным утверждение Александра Урсалова о противоречии оспариваемого распоряжения положениям Указа Президента РФ от 18 апреля 2020 г. № 274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», суд пояснил, что данное распоряжение было принято 15 апреля 2020 г., т.е. до вступления указа в законную силу, и пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

Апелляция в свою очередь заключила, что распоряжение о нежелательности пребывания Урсалова принято в нарушение подп. «б» п. 2 Указа № 274, в соответствии с которым в период с 15 марта по 15 июня 2020 г. включительно в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства решения о нежелательности их пребывания (проживания) не принимались. Кассация оставила решение апелляции в силе.

Далее ФСИН направила в Верховный Суд кассационную жалобу, изучив которую, ВС отметил, что выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что оспариваемое распоряжение принято в нарушение установленного Указом № 274 запрета, основаны на неверном толковании норм материального права. Указ направлен в первую очередь на урегулирование общественных отношений, связанных с правовым положением иностранных граждан и лиц без гражданства на территории России в условиях пандемии, и ограничительные меры, включая запрет на принятие уполномоченными органами в отношении иностранных граждан решений о нежелательности пребывания в период с 15 марта по 15 июня 2020 г., были необходимы для воспрепятствования распространению коронавируса.

ВС заметил, что 29 апреля 2020 г. УМВД по Вологодской области приняло решение о депортации Александра Урсалова. При этом на момент рассмотрения дела в апелляции решение о депортации было исполнено, в связи с чем выводы апелляции и кассации о противоречии распоряжения Указу № 274 являются необоснованными. «Поскольку Урсалов А.В. уже находился на территории Украины, положения приведенного указа не подлежали применению судами апелляционной и кассационной инстанций», – указано в определении. Таким образом, резюмировал Верховный Суд, оставляя в силе решение первой инстанции, оспариваемое распоряжение является адекватной мерой реагирования государства на противоправное поведение иностранного гражданина и не противоречит Указу № 274.

В комментарии «АГ» адвокат КА г. Москвы «Минушкина и партнеры» Айшат Зангиева отметила, что в настоящее время по делам об оспаривании решений о нежелательности пребывания в РФ иностранных граждан сложилась следующая практика: для отмены решений, связанных с судимостью, необходимо досрочно снять ее, и только на основании такого судебного акта суды отменяют решения уполномоченных органов о нежелательности пребывания иностранных граждан в России.

По мнению адвоката, данное дело не совсем стандартное, поскольку распоряжение оспаривалось еще и вследствие его принятия в период действия запрета, установленного Указом № 274. Айшат Зангиева заметила, что положения указа, запрещающие принимать решения о нежелательности пребывания (проживания) в РФ в отношении иностранных граждан в период с 15 марта по 15 июня 2020 г., не увязаны с местом нахождения иностранного гражданина на территории России или за ее пределами.

Адвокат полагает, что Верховный Суд руководствовался исключительностью тяжестью совершенного Урсаловым преступления, ведь в целом по данному пункту указа на уровне кассационных судов имеется положительная практика (например, кассационные определения Первого кассационного суда общей юрисдикции от 9 февраля 2021 г. № 88а-3567/2021 и Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января № 88а-1685/2022). «Не представляется возможным понять, просил ли административный истец приостановить действие оспариваемого решения на период судебных разбирательств», – заключила Айшат Зангиева.

По мнению адвоката Адлерского филиала № 1 г. Сочи «Краснодарская краевая коллегия адвокатов» Михаила Манукова, Указ № 274 не содержит оговорок о типе личности иностранного гражданина, судимости и т.д. Кроме того, распоряжение ФСИН было вынесено на три дня позже, чем указ, и, несмотря на то, что разница в сроках несущественна, медицинский критерий безопасности не теряет актуальности.

Судом также проигнорированы обстоятельства, связанные с семьей депортированного лица, члены которой являются гражданами РФ, что согласно ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод является нарушением в связи с недопустимостью вмешательства со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда оно предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, а также в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц, добавил адвокат. Суд, по его мнению, сослался на ч. 4 ст. 25 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в Россию, упустив при этом важную деталь – реальность угрозы. «Урсалов отбыл наказание в колонии строгого режима, и, соответственно, достигнуты задачи (ст. 2 УК) и цели (ч. 2 ст. 43 УК), установленные уголовным законом и реализованные именем Российской Федерации в судебном порядке», – подытожил Михаил Мануков.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о