Вопросы юристу


ВС пояснил нюансы включения в конкурсную массу должника неустойки, взысканной третейским судом

Как указал Суд, при отсутствии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда можно перейти к рассмотрению требования кредитора в общем порядке

ВС пояснил нюансы включения в конкурсную массу должника неустойки, взысканной третейским судом

По мнению одного эксперта «АГ», Верховный Суд продемонстрировал пример образцового составления развернутого мотивированного определения по, казалось бы, абсолютно несложному вопросу о применении ст. 333 ГК РФ. Другая полагает, что в этом ключе определение ВС можно смело добавить в копилку судебной практики для лиц, обосновывающих позицию соразмерности и правомерности взыскания договорной неустойки, поскольку нередко суды ограничиваются таким доводом в качестве единственного для уменьшения размера ответственности. Третий заметил, что, установив понятие «сверхвысокой» неустойки, ВС не определил ее критерии, что может привести к правовой неопределенности при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств.

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС19-16942 (34) по делу № А40-47169/2016, в котором разъяснены нюансы включения в конкурсную массу неустойки, взысканной третейским судом.

Взысканная третейским судом неустойка была снижена при включении в реестр требований

В 2010 г. ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» заключило с АО «ГлобалЭлектроСервис» два подрядных договора, первый из них касался выполнения комплекса работ на воздушной линии электропередачи, а второй – технического перевооружения и реконструкции электрической подстанции. По условиям этих договоров размер неустойки за каждый день просрочки выполнения работ составлял 0,1% от стоимости выполненных с просрочкой договорных работ.

В январе 2019 г. Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей вынес решение о взыскании с подрядчика в пользу заказчика свыше 294 млн руб. пеней по первому договору за просрочку выполнения работ и 1,8 млн руб. в возмещение расходов на уплату арбитражного сбора. По второму договору за просрочку договорных работ с подрядчика были взысканы пени свыше 76 млн руб. и 1,1 млн руб. издержек на уплату арбитражного сбора. В обоих случаях третейский суд отметил, что снижение неустойки было бы произвольным ввиду характера подрядных работ.

Впоследствии «ГлобалЭлектроСервис» обратился в третейский суд с иском к сетевой компании о взыскании задолженности по оплате первого договора в размере 313 млн руб. Иск был удовлетворен частично: в пользу компании были взыскан основной долг свыше 16 млн руб., проценты и 384 тыс. руб. в возмещение расходов на уплату арбитражного сбора. По этой причине Арбитражный центр учел подлежащую взысканию в пользу истца денежную сумму в суммах неустойки и расходов на уплату арбитражных сборов, ранее взысканных с него в пользу сетевой компании.

Впоследствии «ГлобалЭлектроСервис» подвергся процедуре банкротства, в ходе конкурсного производства арбитражный суд отказал сетевой компании во включении в реестр требований кредиторов должника ее требований на сумму свыше 373 млн руб., подтвержденных решениями третейского суда. Первая инстанция сочла, что споры являются неарбитрабельными, поскольку два подрядных договора были заключены для удовлетворения публичных интересов, а первичные документы, должным образом обосновывающие наличие задолженности по уплате неустойки, не были представлены.

Впоследствии апелляционный суд отменил определение первой инстанции. Он пришел к выводу, что споры, возникшие из двух договоров подряда, относятся к числу гражданско-правовых, которые могут быть предметом третейского разбирательства, однако сумма взысканной третейским судом неустойки по договорам подряда составляет около 40% от суммы основного долга, что является явно несоразмерным последствиям нарушения обязательства. Таким образом, апелляция включила в реестр требований кредиторов требования энергетической компании, снизив их размер до 50 млн руб. и 1,1 млн руб. возмещения расходов на уплату арбитражного сбора. В свою очередь окружной суд оставил в силе постановление апелляции со ссылкой на отсутствие у него полномочий на исследование обоснованности снижения суммы неустойки апелляцией.

ВС пояснил, в каких случаях взысканную неустойку следует считать сверхвысокой

«Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с доводами апелляции и кассации о гражданско-правовом характере споров между двумя организациями и о возможности их разрешения посредством третейского разбирательства. Как пояснил Суд, споры, разрешенные Арбитражным центром при РСПП по искам компании, не были сымитированы их сторонами, они рассматривались на протяжении длительного периода времени, участники споров не действовали согласовано, пытаясь скрыть от третейского суда те или иные обстоятельства. Открытие же в отношении подрядчика ликвидационной процедуры конкурсного производства означает недостаточность его конкурсной массы для расчетов со всеми кредиторами, что свидетельствует о наличии целого ряда лиц, понесших имущественные потери от взаимодействия с должником, долги перед которыми остаются непогашенными.

«В такой ситуации в приведении в исполнение арбитражного решения о взыскании с должника договорной неустойки в пользу одного из кредиторов также может быть отказано по мотиву нарушения данным решением публичного порядка, если присужденная третейским судом сумма неустойки, противопоставляемая другим кредиторам должника, является настолько сверхвысокой, что она нарушает право собственности последних в широком смысле, т.е. когда вмешательство государственного суда в частные отношения, основанные на принципе свободы договора (ст. 2, 421 ГК РФ) и вытекающем из него праве сторон сделки договариваться о размере процентной ставки выплаты на случай просрочки исполнения обязательства, оправдано необходимостью защиты другой конституционно значимой ценности – права собственности иных лиц (ст. 35 Конституции РФ), а настаивающий на включении задолженности по неустойке в реестр кредитор не приводит факты, которые могли бы свидетельствовать о законности интереса в получении сверхвысокой суммы ответственности», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом деле не имелось подобных оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений Арбитражного центра при РСПП, а значит, и для перехода к рассмотрению требования кассатора в общем порядке – как требования, не подтвержденного решениями третейского суда. Дело в том, что взыскание с подрядчика неустойки было предусмотрено договором подряда, такая мера является стандартной и широко распространена в практике коммерческих подрядных отношений. Соответственно, спорная неустойка не являлась сверхвысокой, а приведение в исполнение решений третейского суда не нарушало право собственности других кредиторов и не противоречило публичному порядку РФ.

При этом Суд отметил, что снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допускается лишь в исключительных случаях, когда она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды (п. 1 и 2 ст. 333 ГК). Просрочка исполнения неденежных обязательств, как правило, влечет за собой для заказчика в лице сетевой организации большие риски и более серьезные негативные последствия, по сравнению с просрочкой исполнения денежного обязательства, которую обычно легче восполнить путем использования собственных или заемных (при необходимости) денег.

В связи с этим ВС отметил, что Арбитражный центр при РСПП пришел к обоснованному выводу о том, что снижение суммы неустойки в рассматриваемых делах было бы произвольным, что недопустимо. При этом Суд отметил, что сетевая компания в суде округа обоснованно указывала на наличие нарушений норм права со стороны апелляции и неверное распределение ею бремени доказывания. Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции к кассации и вернул дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева полагает, что ВС продемонстрировал пример образцового составления развернутого мотивированного определения суда по, казалось бы, абсолютно несложному вопросу – применение ст. 333 ГК РФ (уменьшение размера неустойки). «Верховным Судом верно рассмотрен вопрос об отсутствии у ставки 0,1% за каждый день просрочки признаков неразумно завышенной. ВС РФ назвал данный размер неустойки “стандартным и широко распространенным в практике коммерческих подрядных отношений”. Также Судебная коллегия ВС верно указала на надлежащий способ распределении бремени доказывания по данной категории споров: именно должник по обязательству обязан при заявлении о необходимости применения ст. 333 ГК РФ доказать отсутствие у кредитора убытков или об их явной несоразмерности сумме истребуемой неустойки», – отметила она.

По словам эксперта, Верховный Суд максимально подробно раскрыл вопрос уникальности для кредитора заключенного с должником договора и о невозможности кредитору при просрочке должника в исполнении его неденежного обязательства (по разработке проектной документации и строительству воздушной линии электропередачи) получить исполнение от третьих лиц. «Кроме того, в определении Суда содержатся важные положения о возможных основаниях для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которые в рассматриваемом деле отсутствовали», – заметила Наталья Васильева.

Она добавила, что создание видимости наличия частноправового спора при его фактическом отсутствии между сторонами также отнесено Верховным Судом к нарушению публичного порядка РФ, поскольку таким образом стороны преследуют цель последующего включения в реестр требований кредиторов в упрощенном порядке. «Примечательно, что рассмотренное ВС РФ дело связано исключительно с вопросом о включении в реестр требований кредиторов неустойки, т.е. такого вида задолженности, до фактического погашения которой очередь доходит только в единичных случаях», – подчеркнула она.

Руководитель практики реструктуризации и банкротства SAVINA LEGAL Элина Криксина отметила, что определение касается пределов полномочий государственных судов при рассмотрении требования кредитора, подкрепленного решением третейского суда: «Экономколлегия указала на главный порок принятых по делу судебных актов – отсутствие оснований для перехода к рассмотрению требования компании в общем порядке при наличии третейских решений. Другими словами, суды были не вправе пересматривать позицию Арбитражного центра при РСПП в отношении неустойки, поскольку должником (подрядчиком) не приведены доказательства нарушения принятыми решениями публичного порядка РФ, что в силу закона является единственным основанием для рассмотрения подтвержденного актом третейского суда требования кредитора в обычном порядке».

Она обратила внимание, что Экономколлегия даже привела примеры ситуаций, при которых усматривается нарушение публичного порядка, которые в рассматриваемом деле не имели места, а значит, арбитражные суды не имели права изменять принятые по существу решения третейского суда.  «Уделил внимание ВС и “многострадальной” ст. 333 ГК, которая зачастую применяется нашими судами стихийно. Экономколлегия отметила, что снижение апелляционным судом неустойки, присужденной третейским судом, мотивировано исключительно соотношением ее размера и стоимости просроченного этапа работ, которое составило 40%. В этом ключе данное определение ВС можно смело добавить в копилку судебной практики для лиц, обосновывающих позицию соразмерности и правомерности взыскания закрепленной в договоре неустойки, поскольку нередко суды ограничиваются таким доводом в качестве единственного для уменьшения размера ответственности», – убеждена Элина Криксина.

Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT Сергей Гуляев полагает, что примененный ВС РФ подход к решениям третейских судов при рассмотрении требований в деле о банкротстве достаточно консервативный: нельзя в упрощенном порядке рассматривать требование, основанное на решении третейского суда, если такое решение противоречит публичному порядку РФ, под которым в рамках дела о банкротстве подразумеваются имитация гражданско-правового спора и создание дружественной задолженности в ущерб интересам независимых кредиторов.

Однако в рассматриваемой ситуации, по словам эксперта, примечательными и неоднозначными выглядят два вывода ВС РФ. Во-первых, ВС установил понятие «сверхвысокая» неустойка. «Это может сформировать правовую неопределенность при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств, так как не определены критерии “сверхвысокой” неустойки. В указанном споре Суд установил, что 0,1% не является таковой, но не ясно при рассмотрении иного спора, будет ли признано, например, взыскание неустойки в размере 0,2% “сверхвысоким”. Соответственно, остается большая степень судебного усмотрения при разрешении вопроса о размере неустойки в дальнейшем», – заметил он.

Во-вторых, по словам адвоката, следует обратить внимание на вывод ВС о том, что установление «сверхвысокой» неустойки может повлиять на права собственности иных кредиторов в широком смысле: «Неустойка является финансовой санкцией за неисполнение обязательства, но данный вывод ВС РФ может трактоваться как возможность частичного освобождения от санкции при наличии иных не исполненных обязательств у должника. Иными словами, наказание за недобросовестное поведение при исполнении обязательств перед одним контрагентом может быть уменьшено, если должник также не исполнил обязательство перед иным контрагентом, чтобы не нарушить права последнего. Данный подход может использоваться недобросовестными должниками для снижения размера финансовых санкций».

По его мнению, также неясно, в чем заключается нарушение права собственности кредиторов в соотношении с предусмотренными Законом о банкротстве правилами учета неустойки в реестре требований кредиторов. «Размер неустойки не влияет на определение количества голосов кредитора, неустойка погашается после удовлетворения основного долга и не учитывается при определении признаков банкротства. Но в комментируемом определении нет как четкой мотивировки этих двух выводов, так и конкретных ответов на возникающие вопросы. Видится, что в дальнейшем более детальные суждения будут формироваться в судебной практике при рассмотрении аналогичных споров», – предположил Сергей Гуляев. 

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о