Вопросы юристу


ВС: Одно и то же деяние может влечь дисциплинарную и уголовную ответственность одновременно

Суд отметил, что принцип «нет двойного наказания за одно и то же правонарушение» не может безусловно распространяться на законодательство о привлечении подозреваемых и обвиняемых к дисциплинарной ответственности

ВС: Одно и то же деяние может влечь дисциплинарную и уголовную ответственность одновременно

Мнения адвокатов разделились: одни согласились с подходом Верховного Суда, отметив, что его решение формирует практику по разграничению различных видов ответственности, регулирующих самостоятельные правоотношения. Другие полагают, что правило non bis in idem является универсальным принципом законодательного регулирования юридической ответственности, а толкование ВС представляет собой расширительное толкование этого принципа.

В Определении
№ 51-КАД21-12-К8 от 2 марта Верховный Суд разъяснил, что принцип, изложенный в ч. 1 ст. 50 Конституции, не может безусловно распространяться на законодательство о привлечении подозреваемых (обвиняемых) к дисциплинарной ответственности.

Эльдар Гусейнов содержался в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Алтайскому краю в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «в» ч. 2 ст. 163, п. «а» ч. 2 ст. 163, п. «а» ч. 2 ст. 163 УК. Его уголовное дело рассматривалось судом по ВКС.

6 декабря 2019 г., после оглашения постановления об отказе в удовлетворении заявленного председательствующему по делу отвода Эльдар Гусейнов стал в грубой нецензурной форме высказываться в адрес судьи и прокурора. В связи с этим и. о. начальника СИЗО вынес постановление о привлечении Эльдара Гусейнова к дисциплинарной ответственности и водворении в карцер на семь суток за нарушение положений п. 1, 7 ч. 1 ст. 36 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, п. 4 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы. Кроме того, Гусейнова привлекли к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1, 2 ст. 297 «Неуважение к суду» УК.

Посчитав постановление и. о. начальника СИЗО неправомерным, Эльдар Гусейнов обратился в Центральный районный суд г. Барнаула Алтайского края с административным исковым заявлением о признании постановления и действий должностного лица незаконными.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции исходил из того, что Гусейнов, оскорбив судью, допустил нарушение порядка и условий содержания под стражей. Мера взыскания в виде водворения в карцер является законной, соответствует тяжести совершенного проступка, дисциплинарное взыскание наложено уполномоченным должностным лицом, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности соблюдена. При этом суд указал, что привлечение Эльдара Гусейнова к уголовной ответственности за оскорбление судьи не влияет на законность постановления о его водворении в карцер. С этими выводами согласился Алтайский краевой суд.

В свою очередь, Восьмой кассационный суд общей юрисдикции пришел к заключению об обоснованности административного иска. Сославшись на положения ч. 1 ст. 258 УПК, согласно которым при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего или сотрудника органов принудительного исполнения Российской Федерации лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания, либо на него налагается денежное взыскание в порядке, установленном ст. 117 и 118 данного Кодекса, кассация сделала вывод, что объектом противоправных действий административного истца являлись не порядок и условия его содержания под стражей, а установленный порядок в судебном заседании. Приняв во внимание факт привлечения Гусейнова к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1, 2 ст. 297 УК, кассационный суд признал постановление о водворении в карцер незаконным.

Администрация СИЗО обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой, рассмотрев которую, тот отметил, что ч. 1 ст. 50 Конституции закрепляет принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление. Аналогичное правило установлено в международно-правовых актах: п. 1 ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Верховный Суд указал, что, согласно правовой позиции КС, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние приводило бы к ответственности без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве (постановления от 21 марта 2013 г. № 6-П и от 10 февраля 2017 г. № 2-П, определение от 27 февраля 2020 г. № 312-О).

Поскольку административная и уголовная ответственность, будучи разновидностями юридической ответственности за совершение деяний, представляющих общественную опасность, имеют схожие задачи, базируются на рядоположенных принципах, преследуют общую цель защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности и правопорядка и, по сути, во многом дополняют друг друга, указанное правило имеет общее значение и распространяется на законодательство об административных правонарушениях (постановления от 14 июля 2015 г. № 20-П и 4 февраля 2019 г. № 8-П).

Исходя из изложенного, заметил ВС, по общему правилу принцип «нет двойного наказания за одно и то же правонарушение» действует в сфере уголовно-правовых отношений, а также отношений, связанных с привлечением виновных лиц к административной ответственности. Между тем привлечение к дисциплинарной ответственности лиц, подозреваемых и (или) обвиняемых в совершении преступлений, преследует отличную от иных видов ответственности цель: обеспечение установленного законом режима в местах содержания под стражей. Следовательно, принцип, изложенный в ч. 1 ст. 50 Конституции, не может безусловно распространяться на законодательство о привлечении названных лиц к дисциплинарной ответственности, указывается в определении.

Такое толкование, посчитал ВС, подтверждается практикой Европейского Суда по правам человека. Так, по делу «Миленко Тос (Milenko Toth) против Хорватии» (жалоба № 49635/10) заявитель, с 1992 г. отбывающий наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, за словесное оскорбление и угрозы в адрес работников пенитенциарного учреждения последовательно в соответствии с национальным законодательством был привлечен к дисциплинарной, а затем и к уголовной ответственности. В соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 37, 38 решения ЕСПЧ, заявитель получил наказание в виде 21 дня одиночного заключения, которое не было равносильно дополнительному лишению свободы, является простым ухудшением условий тюремного заключения, в связи с чем оно не подпадает под категорию уголовного в значении Конвенции.

Суд отметил, что Эльдар Гусейнов за оскорбление судьи и прокурора последовательно был привлечен к двум видам юридической ответственности: дисциплинарной и уголовной. При этом нормы права, за нарушение которых административный истец был привлечен к данным видам ответственности, имеют самостоятельные объекты охраны: отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, иных участников судебного разбирательства (ч. 1, 2 ст. 297 УК); установленные законом порядок, а также условия содержания под стражей (ст. 36 Закона о содержании под стражей, п. 4 Правил внутреннего распорядка, абз. 1, 8 п. 1, абз. 19 п. 3 приложения № 1 к Правилам внутреннего распорядка).

«Таким образом, учитывая, что привлечение административного истца к дисциплинарной ответственности имеет отличные от его уголовного преследования объекты охраны и цели, направлено на ухудшение условий его содержания в соответствии с режимом исправительного учреждения, водворение Гусейнова Э.А. в карцер в контексте приведенной выше практики Европейского Суда по правам человека при установленных обстоятельствах настоящего дела нельзя считать наказанием за уголовное преступление в значении Конвенции», – посчитал ВС. Суд оставил в силе решение первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» адвокат Criminal Defense Firm Алексей Новиков отметил, что правовая позиция Верховного Суда выстраивается вокруг важнейшего постулата о недопустимости двойной ответственности за одно и то же деяние (ст. 6 УК, ст. 50 Конституции). «Вместе с тем кассационное определение судебной коллегии по административным делам неверно трактует содержание вышеуказанного принципа. Так, правовой запрет дважды налагать за одно и то же преступление ответственность относится только к уголовной ответственности. Другие виды ответственности (в том числе и дисциплинарная) могут взаимодействовать с ней, а именно: предшествовать ей, конкурировать, дополнять. Позиция судебной коллегии по административным делам основывается на запрете двойного вменения, который исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, однако судом не приняты во внимание функциональные отличия дисциплинарной и уголовной ответственности, каждая из которых имеет различные объекты правовой охраны и тем самым не может подпадать под требование ст. 50 Конституции», – указал адвокат.

Таким образом, отметил Алексей Новиков, определение Верховного Суда можно назвать прецедентным и потенциально формирующим практику по разграничению различных видов ответственности, регулирующих самостоятельные правоотношения.

Адвокат АП Краснодарского края Татьяна Третьяк заметила, что ранее не встречала подобных споров, однако посчитала, что с позицией ВС, который сослался на прецеденты ЕСПЧ, в целом можно согласиться, поскольку истец физически находился в помещении СИЗО и своим поведением нарушил Правила внутреннего распорядка, за что и был привлечен к дисциплинарной ответственности.

Адвокат МКА «Правовой эксперт» Анастасия Саморукова указала, что, исходя из определения, административный истец был дважды привлечен к ответственности за одно деяние – один раз нецензурно выругался, за что получил уголовное преследование и дисциплинарное взыскание. «Я расцениваю это именно как non bis in idem, что прямо запрещено Конституцией. Поэтому для меня в данной ситуации законной выглядит позиция кассационного суда, удовлетворившего административный иск осужденного», – указала адвокат.

В то же время Анастасия Саморукова заметила, что позиция ВС неудивительна – в ее практике встречались дела, когда одни и те же действия лица квалифицировались сразу по двум статьям УК на основании того, что затронуты разные объекты посягательства, а доводы защиты о невозможности наказания дважды за одно отклонялись.

Адвокат АП Ставропольского края Нвер Гаспарян отметил, что правило non bis in idem, согласно которому никто не может быть наказан дважды за одно и то же нарушение, является универсальным принципом законодательного регулирования юридической ответственности, и Восьмой кассационный суд общей юрисдикции исходил из данного подхода. «Верховный Суд, отменяя кассационное определение, обосновал это ссылкой на практику ЕСПЧ по делу “Миленко против Хорватии”: за одно и то же действие (оскорбление судьи и прокурора) возможна одновременно как дисциплинарная (помещение в карцер), так и уголовная (привлечение по ч. 1 и 2 ст. 297 УК РФ) ответственность. Уважая вынесенный судебный акт и приведенную в нем аргументацию, все же считаю, что концептуально такая практика представляет собой расширительное толкование признанного в юриспруденции принципа», – отметил Нвер Гаспарян.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о