Бесплатная консультация юриста, звоните: 8 495 877-59-95


 

ВС: Невозможность найти финансового управляющего – не повод прекращать дело о банкротстве гражданина

Верховный Суд указал, что, поскольку право на потребительское банкротство неосуществимо без участия финансового управляющего, суды обязаны активно содействовать в его поиске

ВС: Невозможность найти финансового управляющего – не повод прекращать дело о банкротстве гражданина

Эксперты «АГ» положительно оценили решение ВС, подчеркнув, что нежелание финансовых управляющих заниматься банкротством граждан обусловлено, в первую очередь, низким размером вознаграждения. В то же время, по мнению одного из них, определение полностью не устранит проблему, так как кандидатура управляющего все равно может быть не найдена. Другой полагает, что это может привести к обязыванию арбитражных управляющих участвовать в деле о банкротстве физлиц, по аналогии с адвокатами по назначению.

28 января Верховный Суд РФ вынес определение по делу о рассмотрении заявления гражданина по признанию себя банкротом, прекращенному судом из-за невозможности найти финансового управляющего.

В 2017 г. Юрий Котряхов подал в суд заявление о признании себя банкротом. При рассмотрении дела в первой инстанции судебные заседания неоднократно откладывались из-за непредставления кандидатуры финансового управляющего саморегулируемыми организациями, предложенными должником. В ответ на запросы суда пять СРО арбитражных управляющих сообщили, что ни один из их членов не согласился быть финансовым управляющим в деле о банкротстве данного гражданина. В итоге суд прекратил производство по делу в связи с истечением трехмесячного срока, установленного п. 9 ст. 45 Закона о банкротстве для утверждения кандидатуры финансового управляющего.

Апелляция и кассация оставили данное решение без изменения. При этом они дополнительно отметили, что отказы СРО представить кандидатуру финансового управляющего не должны препятствовать реализации права на проведение процедуры потребительского банкротства. Однако в данном случае суд первой инстанции создал все условия для реализации этого права – должник неоднократно выбирал разные СРО, из числа членов которых мог быть утвержден финансовый управляющий. В силу истечения трехмесячного срока, отведенного для разрешения вопроса об обоснованности заявления о признании гражданина банкротом, суды не нашли оснований полагать, что в результате очередного отложения судебного разбирательства от должника поступят какие-либо новые предложения по поводу СРО, реализация которых приведет к иному результату.

После этого гражданин обратился с кассационной жалобой в ВС. Изучив обстоятельства дела № А28-3350/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам оценила выводы нижестоящих судов как ошибочные.

ВС напомнил, что целью института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина – предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по накопившимся обязательствам, которые он не в состоянии исполнять.

Как пояснил Суд, гарантированное ст. 46 Конституции РФ право на судебную защиту включает не только возможность гражданина обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве, но и предполагает обеспечение со стороны государства реальных условий для использования им всего механизма потребительского банкротства.

В этой связи ВС посчитал, что в рассматриваемом случае суды фактически лишили гражданина данного права, исходя из поведения иных субъектов, на которых тот не мог и не должен был влиять, – членов пяти СРО, не пожелавших исполнять функции финансового управляющего за определенное законом вознаграждение.

В определении подчеркивается, что, поскольку право на потребительское банкротство не может быть осуществлено гражданином без участия финансового управляющего, суд обязан обеспечить условия для его реализации – т.е. при безуспешных неоднократных попытках гражданина найти кандидатуру управляющего суд должен активно содействовать в решении этого вопроса. В частности, он обязан с согласия гражданина при сохранении у последнего интереса к дальнейшему ведению дела о банкротстве одновременно направить запросы во все оставшиеся СРО. При поступлении ответов с указанием претендентов из нескольких организаций суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в ходатайстве, поступившем в суд первым, если для этого нет иных препятствий (п. 1 ст. 6 ГК РФ, абз. 3 п. 7 ст. 45 Закона о банкротстве).

Со ссылкой на общедоступный реестр СРО арбитражных управляющих, Верховный Суд отметил, что соответствующим статусом сейчас обладают около 50 организаций, однако первая инстанция направила запросы только в 5. Также ВС добавил, что к нему поступило обращение Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих, в котором сообщалось о согласии арбитражного управляющего Александра Дектерева выступить в качестве финансового управляющего имуществом Юрия Котряхова, причем должник и арбитражный управляющий проживают в одной области.

Кроме того, ВС пояснил, что общие положения п. 9 ст. 45 Закона о банкротстве, касающиеся прекращения производства по делу о несостоятельности из-за непредставления суду кандидатуры арбитражного управляющего в трехмесячный срок, не применяются к отношениям, вытекающим из потребительского банкротства, поскольку противоречат смыслу и целям законодательного регулирования. Указанный срок, отмечается в определении, отведенный суду на разрешение вопроса о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом, носит организационный характер, и его истечение не является основанием для прекращения производства по делу.

Так, Определением № 301-ЭС18-13818 Верховый Суд отменил все судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на пересмотр.

Комментируя «АГ» решение Суда, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отметила, что в нем поднят важный вопрос реализации целей потребительского банкротства, а именно – социальной реабилитации добросовестного гражданина. «Проблема возникает в ситуации, когда предлагаемые должником саморегулируемые организации не предоставляют кандидатуру финансового управляющего для участия в деле о банкротстве. Как правило, если в течение трех месяцев нет согласия ни одного финансового управляющего на утверждение, производство по делу прекращается», – пояснила эксперт.

По ее мнению, нежелание финансовых управляющих заниматься процедурами банкротства граждан обусловлено тем, что вознаграждение за ведение одной процедуры составляет всего 25 тыс. руб. «Закон не предусматривает обязанность саморегулируемых организаций предоставлять кандидатуры управляющих для утверждения в делах о банкротстве физических лиц, хотя на уровне законопроектов неоднократно предлагались такие инициативы, – подчеркнула Александра Улезко. – ВС в комментируемом Определении пришел к выводу, что прекращению производства по делу должны предшествовать попытки суда отыскать кандидатуру путем направления запросов во все СРО». В этой связи Александра Улезко поддержала позицию ВС, однако выразила предположение, что оно полностью не решит проблему, поскольку не исключаются ситуации, когда кандидатура финансового управляющего так и не будет найдена.

Партнер юридической компании Tenzor Consulting, адвокат Антон Макейчук считает, что вопрос назначения управляющего в деле о банкротстве физического лица является проблемным с давних пор, поскольку большинство управляющих не соглашаются на это. Подобные отказы, по мнению эксперта, связаны, в первую очередь, с низким размером вознаграждения. «Такая длительная негативная практика может привести к тому, что арбитражных управляющих будет необходимо обязывать участвовать в делах о банкротстве физических лиц (по аналогии с назначением бесплатного адвоката)», – отметил эксперт.

Антон Макейчук также выразил согласие с позицией ВС в том, что неотъемлемым элементом эффективной судебной защиты является обеспечение со стороны государства реальных условий для использования им всего механизма потребительского банкротства. «ВС обоснованно указал судам на необходимость более активной позиции при решении данного вопроса. Он уже не в первый раз намекает нижестоящим судам, что судьям следует основательнее подходить к разрешению возникающих спорных вопросов, а не просто формально разрешать дело. Так, совсем недавно ВС упрекнул нижестоящие суды в формальном рассмотрении вопроса о принятии обеспечительных мер (Определение № 305-ЭС17-4004(2))», – заключил он.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о