елхов и партнёры  торги по банкротству

В Новосибирске суд признал нарушение адвокатской тайны следователем

При повторном рассмотрении дела суд не согласился с законностью изъятия адвокатских досье в ходе обыска в жилище адвоката, судебная санкция на проведение которого в дальнейшем была отменена

В Новосибирске суд признал нарушение адвокатской тайны следователем

Адвокат Николай Грачев, в чьем жилище был произведен обыск, и его представитель в суде Сергей Громоздин выразили удовлетворение решением суда, отметив недопустимость ситуации, когда «следователь в угоду своему любопытству может нарушить охраняемую законом тайну».

26 апреля Октябрьский районный суд г. Новосибирска вынес постановление (имеется у «АГ»), которым признал незаконными действия следователя по обыску в жилище адвоката Николая Грачева и изъятие у него ряда адвокатских досье.

В июле 2018 г. следователь СО по Октябрьскому району г. Новосибирска СУ СК России по НСО Светлана Самохвалова возбудила в отношении неустановленного лица уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 (покушение на мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) и ч. 1 ст. 303 (фальсификация доказательств и результатов ОРД) УК РФ.

Через полтора месяца в жилище Николая Грачева был произведен обыск, в ходе которого следствие изъяло документацию его доверителя в лице ООО «Нет долгов». Следственное действие было проведено на основе соответствующего постановления суда от 21 июля 2018 г. В протоколе обыска имелось замечание адвоката относительно отсутствия в постановлении о разрешении обыска указания на эту организацию, а также о нарушении ст. 450.1 «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката» УПК РФ.

В ноябре 2018 г. апелляционная инстанция отменила июльское постановление районного суда на проведение обыска в связи с отсутствием в документе конкретных отыскиваемых документов и изъятием документации, не имеющей отношения к уголовному делу. Далее районный суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя при очередном ее обращении о проведении обыска в жилище адвоката.

Впоследствии Николай Грачев обжаловал действия следователя по проведению обыска в его жилище, которые, по его мнению, нарушили ст. 25 Конституции РФ и ст. 8 Закона об адвокатуре. В обоснование своей жалобы адвокат сослался на незаконность изъятия трех папок документов общества «Нет долгов», так как организация не была указана ни в ходатайстве следователя о проведении обыска, ни в постановлении суда о его разрешении.

В феврале 2019 г. районный суд посчитал жалобу адвоката необоснованной, поскольку на момент производства обыска незаконное постановление суда отменено не было, а следователь якобы действовал в рамках своих полномочий. Апелляция отменила постановление районного суда и направила дело на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В ходе повторного судебного рассмотрения Николай Грачев и его представитель, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Новосибирской области, адвокат Сергей Громоздин отметили, что изъятие документов привело к разглашению профессиональной тайны. Кроме того, адвокаты указали на преюдициальное значение ранее вынесенных судебных актов по указанному вопросу. Помощник прокурора возражал против доводов заявителя и его представителя, ссылаясь на обоснованный характер спорного следственного действия.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу об обоснованном характере жалобы адвоката. Со ссылкой на ст. 450.1 УПК РФ суд отметил, что обыск в жилище адвоката и в его служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности, возможен только после возбуждения в отношении него уголовного дела, на основании соответствующего постановления судьи и в присутствии члена совета адвокатской палаты субъекта РФ.

Также суд напомнил, что в постановлении суда на обыск, осмотр и выемку должны быть указаны конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением изъятых из оборота предметов и документов. В связи с этим суд выявил незаконный характер действий следователя, вынесшего постановление о проведении обыска, не соответствующее требованиям ст. 450.1 УПК РФ. Кроме того, суд отметил, что следователь Самохвалова также необоснованно поручила органам дознания изъятие в рамках обыска в жилище у адвоката документов ООО «Нет долгов». Также суд счел, что неправомерное изъятие у адвоката документации вышеуказанного юрлица, осмотр ее понятыми могли отразиться на сохранении профессиональной тайны адвоката.

С учетом изложенного суд удовлетворил жалобу Николая Грачева, признав незаконными проведение обыска и изъятие у него документов. Руководству следственного органа было предписано устранить допущенные нарушения.

В комментарии «АГ» Николай Грачев положительно оценил решение суда и сообщил, что ранее не встречался с подобными случаями в своей практике. «Ранее Конституционный Суд РФ в своем Постановлении № 33-П от 17 декабря 2015 г. защитил право на адвокатскую тайну и запретил произвольное изъятие следствием документов. Тогда же КС отметил, что определение перечня изымаемых документов и предметов является прерогативой суда, а соответствующие судебные документы должны носить мотивированный характер. Кроме того, высшая судебная инстанция подчеркнула, что следствие не может изымать не перечисленные в постановлении документы и предметы, относящиеся к адвокатским производствам по делам других доверителей», – отметил адвокат.

В свою очередь Сергей Громоздин также выразил удовлетворение решением суда. «Наш ключевой довод в рамках судебного процесса был основан на нарушении следствием адвокатской тайны, и нам удалось убедить суд в этом. На практике совершенно недопустима ситуация, когда следователь в угоду своему любопытству может нарушить охраняемую законом тайну», – отметил он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о