профессиональная помощь юриста


Юрий Шибанов

В кризис помощь важнее контроля: интервью с главой налоговой практики Eversheds Sutherland

В сложившейся ситуации государству нужно быть еще быстрее и гибче в налоговой поддержке. Иначе придется заниматься адресной помощью, которая обойдется бюджету гораздо дороже. А все механизмы, которые направят на облегчение положения налогоплательщиков, стоит внедрять и использовать через современные IT-каналы. Об этом и многом другом рассказал в интервью Андрей Грачев, советник, руководитель налоговой практики Eversheds Sutherland Россия.

О мерах налоговой поддержки в кризис

Как показывает практика, налоговые меры во всех странах мира в числе основных поддерживающих действий со стороны государства. Налогообложение составляет основу сферы экономического взаимодействия между бизнесом и государством, поэтому именно меры налоговой политики так быстро доходят до адресата. В этом смысле временный перевод оперативного регулирования налоговой сферы в руки правительства и быстрое принятие изменений в НК РФ – очень оправданная мера.

Но надо быть еще быстрее и гибче в налоговой поддержке. Если налоговая помощь медлит, то требуется уже адресная бюджетная помощь, когда государство не просто отказывается от части дохода налогоплательщиков, но и прямо увеличивает их доход из бюджета. Эта помощь и дороже для государства и сложнее к исполнению, потому что более бюрократизированная. Практика текущих аналогичных мер это уже показала.

Я думаю, что достаточно действенным был перенос сроков уплаты налогов, но он затронул только II квартал, в то время как вирус ударил по нашей деловой активности в момент выплаты налогов за I квартал и за 2019 год. Возможно, стоило продлить сроки уплаты этих налогов или вовсе отменить платежи до определенной пороговой суммы, чтобы у бизнеса сразу был какой-то запас финансов.

Мне кажется, что власти в нашей стране не сразу оценили масштаб проблем коронавируса и экономический эффект от этого. Отсрочка была хороша только как первая мера реагирования. Дальше для реальной поддержки бизнеса работают лишь прямые льготы и вычеты. Государство много говорит о сохранении труда работников, но практически бездействует в вопросах льготирования налога на доход физических лиц и социальных взносов.

Да, для малого и среднего бизнеса предусматривается снижение социальных взносов, но разве не оправданной была бы временная, например до конца III квартала, отмена всего налогообложения труда при условии неувольнения людей? Это дало бы стимул работать с этими работниками после кризиса, ведь людей все равно придется нанимать, когда ситуация «отскочит». В этом смысле мы отстаем от передовых стран мира, которые в мерах своей налоговой политики уже думают о том, как жить после карантина, а не только во время него.

О балансе между помощью и контролем

В ситуации кризиса я бы ставил помощь в приоритет над контролем. Лучше помочь девяти нуждающимся и одному мошеннику, чем оставить трех или четырех нуждающихся на произвол судьбы. Тем более никто не отменял трехлетние сроки налогового контроля, возможность вернуться и уточнить по всем налогоплательщикам.

Нынешняя жизнь на карантине показывает, что вся развитость IT-инфраструктуры в налоговой сфере сконцентрирована на анализе и контроле налогоплательщика, что называется «на выходе» от его деятельности. Но она полностью отсутствует в области его налогового стимулирования. В этом смысле региональные налоговые льготы, которые сильно связаны с бизнес-показателями, должны стать прообразом диалога между государством и налогоплательщиком в кризисные моменты или в направлениях целенаправленной поддержки отдельных отраслей бизнеса. Применяемые к налогоплательщикам вычеты, освобождения, пониженные ставки налога могут встроить в личные кабинеты налогоплательщиков (компаний и самозанятых), чтобы IT-система обеспечивала дисциплину исполнения условий поддержки.

Почему бы не увязывать меры налоговой поддержки с конкретными выплатами конкретному работнику? Скажем, чем меньше он получил выплат от компании по сравнению с I кварталом 2020, тем меньше будет процент освобождения от социальных взносов и НДФЛ. Некая регрессивная шкала налогообложения. И здесь откроется еще один резерв госрегулирования в налоговой сфере – налоговые отношения с гражданами. У них уже есть кабинеты налогоплательщика, они могут более ответственно следить за своими выплатами и льготами работодателя по ним. Мне кажется, кризис показывает, что этими сферами налоговых отношений пора начинать заниматься.

О налоговом администрировании «через приложение»

Идея упростить налоговое администрирование, которая лежит в основе концепции уплаты налога через приложение, уплаты налога через экосистему цифровых платформ, прогрессивная и отличная. Мне бы хотелось, чтобы государственные налоговые специалисты были больше озадачены проработкой мер налоговой политики и аналитикой их эффекта на бизнес, освободились от администрирования в какой-то мере. Это даст прорывной скачок налоговому стимулированию бизнеса в России.

И я думаю, что это реалистично уже в ближайшем будущем. Ведь помимо приложения для самозанятых режим налогового мониторинга выступает прообразом такого цифрового налогового администрирования для крупных налогоплательщиков. Только акценты в «налоговых приложениях» для корпораций и для самозанятых отличаются. Например, если с гражданином нужно проверить своевременность и полному уплаты налога, с крупными налогоплательщиками важнее убедиться в корректности учета тех объектов налогообложения, которые затем служат источником уплаты налогов.

О налоговом мире после коронавируса и международных аспектах

Повышение ставки по дивидендам – это эдакий протекционизм своих налоговых доходов. Да, в условиях поддержки в кризис государство оправданно ищет восполнение потерь, но я не вижу, чтобы повышение ставки налога на дивиденды было прямо связано с текущей ситуацией, просто повод вышел хороший. Сама по себе эта мера защиты Россией налогового суверенитета выглядит жестко – вроде бы действующие механизмы КИК и фактического получателя дохода уже дают нужный эффект бюджету, почему нужно было их перечеркивать? А в разрезе привлечения иностранных инвестиций такая мера вообще вызывает одни вопросы. 

Но я надеюсь, что еще будет рассмотрен вопрос о том, чтобы повышенная ставка применялась не ко всем видам дивидендов. 

Ведь мы, как заявлено президентом, все же боремся со злоупотреблениями, а не ограничиваем весь бизнес. Стоит помнить, что международное налогообложение имеет одно явное отличие от национального – в нем сильно развит принцип взаимности, то есть думать всегда надо не только о том, кто должен тебе, но и о том, кому должен ты.

Я думаю, что борьба государств за право облагать доходы своего бизнеса налогами будет только обострятся, низконалоговые юрисдикции будут испытывать все большее давление, а в перспективе мы увидим бум международных налоговых споров. MLI в этом смысле хороший инструмент для диалога между странами, но должно пройти какое-то время, прежде чем они научатся этим инструментом пользоваться.

О вызовах налоговых юристов и практике фирмы

Современные вызовы налогового специалиста в первую очередь связаны с умением проводить комплексный экономический анализ ситуации, потому что простое определение налоговых последствий сегодня уже недостаточно. Требуется определять их в экономическом контексте, в котором в действительности находится бизнес. Также важно умение систематизировать работу с налоговыми рисками, не бояться работать с IT-инструментами. Количество и разносторонний характер налоговых рисков сегодня не оставляют налоговому специалисту возможности все делать в ручном режиме, нужно уметь управлять большими массивами данных.

Мы построили налоговую практику Eversheds Sutherland по примеру налоговой функции современной компании. В том смысле, что мы распределяем задачи на системные и уникальные. Для первых мы разработали методику системной работы с рисками, которая может быть применима к любой налоговой функции и команде. Соответственно, мы не решаем точечно те проблемы, которые сегодня надо решать системно, с вовлечением IT. Например, это касается вопросов недобросовестных поставщиков, которые решаются настройкой системы отбора поставщиков и документального подтверждения реальности операций.

В то же время мы тратим много сил и времени на экономический и функциональный анализ нестандартных операций, с вопросом о налогообложении которых к нам приходят клиенты, это и сложные контракты, и финансирование, и корпоративные реорганизации. В этих темах универсализм как раз умер, все решения индивидуальные. Скажем, по внутригрупповым услугам принцип экономической обоснованности спрятан в фактических действиях конкретных сотрудников компании, которые получают и отправляют отчеты. И делает это каждое подразделение в своем ключе (без раздумий о конечных налоговых рисках). А дальше налоговый инспектор вызывает сотрудников на допросы и начинает выяснять противоречия, узкие места, которые компания потом месяцами, если не годами, объясняет. Поэтому мы помогаем защитить действующую систему при проверке, не допустить масштабного спора.

В условиях пандемии я пока не вижу какого-то существенного сдвига в тематике запросов. В основном мы заняты «вечными» налоговыми вопросами, которые никуда не пропали из поля зрения налоговых инспекций, а требования о предоставлении документов по-прежнему идут своим чередом. Более того, учитывая меры поддержки государства, думаю, что стоит ждать скрупулезного отношения инспекторов при налоговых проверках. Поэтому сейчас стоит особо внимательно подойти к налоговому планированию всех спорных вопросов.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о