Ваш маяк


Суд счел обыск в жилище адвоката по уголовному делу его подзащитной незаконным

В постановлении отмечается, что санкция на обыск выдавалась в отношении места жительства матери обвиняемой, которая подозревается в причастности к убийству зятя. При этом следователь знал, что в квартире, где проводится обыск, проживает и ведет профессиональную деятельность адвокат

Суд счел обыск в жилище адвоката по уголовному делу его подзащитной незаконным

Адвокат Юрий Авдеев считает, что обыск преследовал цель воспрепятствовать своевременной организации защиты матери его доверительницы, ставшей в тот день подозреваемой по уголовному делу, а ее внука забрали органы опеки. По мнению члена Совета АП Санкт-Петербурга, заместителя председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвоката Александра Чангли, в рассматриваемом случае суд поступил единственно возможным образом, признав проведенный в жилище адвоката обыск незаконным.

13 ноября Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес постановление (есть у «АГ») о признании незаконным обыска, проведенного в жилище адвоката АП г. Санкт-Петербурга Юрия Авдеева.

Основания обыска

Юрий Авдеев является защитником Марины Кохал, обвиняемой в убийстве мужа, украинского рэп-исполнителя Энди Картрайта (Александра Юшко). По версии следствия, женщина умышленно убила супруга, а затем расчленила его тело, чтобы скрыть следы преступления. По утверждениям обвиняемой, ее муж скончался от передозировки наркотиков, а она решила инсценировать его исчезновение во избежание огласки о «бесславной кончине» музыканта.

14 октября следователь СО по Центральному району СУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу, лейтенант юстиции Никита Головин провел обыск в квартире, где проживает Юрий Авдеев с семьей, на основании судебной санкции на обыск по месту жительства матери его подзащитной – Елены Кохал, которая также является подозреваемой в причастности к убийству рэпера.

До начала обыска адвокат сообщил следователю и присутствующим лицам, что в этой квартире проживают лишь он и его семья, а Елена Кохал по этому адресу не проживает и не хранит своих вещей, поэтому искомых следствием предметов в жилье нет. Он также отметил, что обыск в его жилище является незаконным, так как проводится в рамках уголовного дела, в котором он выступает защитником. Юрий Авдеев добавил, что в данной квартире он также осуществляет адвокатскую деятельность, там хранится много рабочих документов, поэтому проведение обыска может привести к разглашению адвокатской тайны и существенно нарушит права его доверителей.

Несмотря на возражения адвоката, следователь провел обыск, по результатам которого ничего изъято не было. При проведении следственного действия присутствовал представитель АП Санкт-Петербурга. Перед производством обыска следователь отказал адвокату и представителю адвокатской палаты в ознакомлении с соответствующим постановлением суда.

В тот же день, как сообщил «АГ» Юрий Авдеев, следствие провело неотложный обыск по другому адресу, где проживает мать его подзащитной с внуком.
Из протокола допроса Елены Кохал следовало, что она проживала в квартире Юрия Авдеева с 30 июля по 12 сентября 2020 г.

«Елена Кохал была допрошена в отсутствие адвоката и в последующем задержана в порядке ст. 91 УПК РФ, доставлена в ИВС, где на нее и мою подзащитную Марину Кохал оказывалось психологическое давление», – пояснил защитник.

Адвокат указал: утверждение следователя о том, что в его квартире проживает мать подзащитной, не соответствует действительности

Юрий Авдеев обжаловал действия следователя в порядке ст. 125 УПК в суд. В жалобе (есть у «АГ») со ссылкой на ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре он указал, что проведение OPM и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. «В соответствии с ч. 1 и 3 ст. 450.1 УПК РФ обыск в отношении адвоката в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности, производится только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, при этом до этого события обыск может быть произведен только в случае, если в жилом помещении обнаружены признаки совершения преступления», – отмечалось в документе.

Юрий Авдеев подчеркнул, что ранее следователь в ходатайстве в суд указывал, что адвокат проживает совместно с Еленой Кохал по месту проведения обыска, что не соответствует действительности, поскольку по указанному адресу проживает только он со своей семьей на основании договора найма жилья. С марта с.г. адвокат также фактически ведет адвокатскую деятельность по месту жительства, так как в офисе адвокатского бюро действуют санитарные ограничения в связи с пандемией.

«Перед началом обыска следователь не дал в полной мере ознакомиться с постановлением суда о производстве обыска в жилище адвоката ни мне, ни полномочному представителю Адвокатской палаты Санкт-Петербурга – адвокату Алексею Сергееву, чем нарушил нормы УПК РФ и ФЗ “Об адвокатской деятельности адвокатуре в РФ”, что препятствовало своевременному обжалованию незаконного постановления. Ознакомление с обжалуемым постановлением состоялось лишь 15 октября», – указывалось в жалобе.

По мнению Юрия Авдеева, следователь в нарушение требований ч. 1 и 3 ст. 450.1 УПК, будучи осведомлен о том, что Елена Кохал не проживает в жилом помещении, используемом для адвокатской деятельности, в котором также отсутствуют искомые предметы, после оглашения постановления суда незаконно произвел обыск без цели совершения реального следственного действия, чем нарушил охраняемые законом права.

Суд защитил профессиональные права адвоката

В ходе судебного разбирательства прокурор возражал против удовлетворения жалобы адвоката, мотивируя тем, что спорный обыск был проведен в присутствии понятых и представителя адвокатской палаты, при этом адвокат был ознакомлен с соответствующим судебным постановлением о проведении следственного действия в его жилище, в ходе обыска ничего не было изъято. По мнению прокурора, представленный в судебном заседании договор найма квартиры не содержит указания на возможность осуществления в ней адвокатской деятельности. Также он отметил, что в ходе обыска правоохранители не стали изымать адвокатское досье, к которому у них не было доступа.

В материалах дела также имелась справка, подготовленная АП Санкт-Петербурга (есть у «АГ»), согласно которой при проведении обыска в жилище Юрия Авдеева были нарушены его профессиональные права.

По итогам разбирательства суд указал, что ранее судебная санкция на производство обыска в жилище выдавалась в отношении именно места жительства Елены Кохал. Поскольку по указанному адресу эта женщина отсутствовала, а проводивший обыск следователь знал об этом, как и о том, что в квартире, где проводится следственное действие, проживает и ведет профессиональную деятельность адвокат Юрий Авдеев, оспариваемый последним обыск является незаконным и нарушает требования уголовно-процессуального законодательства, а также положения Закона об адвокатуре. В связи с этим суд удовлетворил жалобу адвоката, признав действия следователя незаконными.

В комментарии «АГ» Юрий Авдеев рассказал, что следователь располагал постановлением суда о разрешении на обыск в жилище Елены Кохал, при этом в документе был указан домашний адрес адвоката. «Обыск в моей квартире проходил одновременно с обыском по другому адресу, где действительно проживала Елена Кохал с внуком – там обыск был неотложный. Цель следственного действия в моей квартире, полагаю, сводилась к тому, чтобы “заблокировать” меня и таким образом воспрепятствовать своевременной организации защиты Елены Кохал, так как в тот день она стала подозреваемой по уголовному делу, а ее трехлетнего внука забрали органы опеки», – пояснил он.

По словам адвоката, суд весьма глубоко разобрался в произошедшем, исследовал материалы обоих обысков. «АП Санкт-Петербурга меня хорошо поддержала, члены Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов были весьма удивлены, что обыск в жилище адвоката был проведен в рамках уголовного дела, в котором он является защитником. Несмотря на то что в ходе обыска ничего не изъяли, действия следователя были справедливо признаны судом незаконными», – резюмировал Юрий Авдеев.

Член Совета АП Санкт-Петербурга, заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Александр Чангли отметил, что в рассматриваемом случае суд поступил единственно возможным образом, признав незаконным проведенный в квартире Юрия Авдеева обыск. «Поскольку нас уведомили о проведении обыска в жилище адвоката, при его проведении присутствовал представитель палаты Алексей Сергеев, который отразил все нарушения, допущенные правоохранителями в ходе проведения следственного действия. Как представитель палаты, я составил справку для суда, в которой были указаны все нарушения, допущенные в ходе обыска. Надеюсь, она повлияла на решение, которое я оцениваю как законное и обоснованное», – подчеркнул он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о