Суд отменил решение о передаче крупнейшего золоторудного месторождения Забайкалья


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Арбитражный суд Московского округа отменил постановление Девятого апелляционного арбитражного суда о передаче владельцем группы компаний «Мангазея» Сергеем Янчуковым активов Итакинского золоторудного месторождения и предприятия «Ксеньевский прииск» бизнесмену Виктору Литуеву. Суд также аннулировал решение, по которому Сергей Янчуков должен был выплатить Литуеву неустойку в размере 495,5 миллионов рублей. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Арбитражный суд города Москвы.

Арбитражный суд Московского округа разбирался в корпоративном конфликте, возникшем вокруг Итакинского месторождения — одного из крупнейших золоторудных месторождений Забайкалья. Спор возник между Виктором Литуевым и Сергеем Янчуковым, которые не договорились о стоимости бизнеса по добыче золота на Итакинском золоторудном месторождении. Две инстанции вынесли противоположные решения, а окружной суд отменил оба.

Не сошлись в цене

Виктор Литуев, которому принадлежал контрольный пакет акций ПАО «Ксеньевский прииск», в 2014 году занялся поисками инвесторов в свой золотодобывающий бизнес. Таким инвестором стал Сергей Янчуков, согласившийся выдать прииску необходимые для него займы, а также выкупивший ряд его долгов в обмен на 50% акций предприятия. После этого дела ПАО «Ксеньевский прииск» пошли в гору, и компании удалось вернуть ряд ключевых для него лицензий на добычу золота, в том числе на Итакинском месторождении (дело № А40-117765/2015).

После этого партнеры договорились, что единственным собственником возвращенной Итакинской лицензии должен был стать владелец группы «Мангазея» Сергей Янчуков. Для этого стороны решили учредить ООО «Верхнеамурские промыслы», которое принадлежало бы бизнесменам в равных долях, и передать этому обществу 100% акций ПАО «Ксеньевский прииск». Оно, в свою очередь, должно было выделить другое общество — ООО «Итакинская золотодобывающая компания». Ему передавалась лицензия на Итакинское месторождение. После этого Янчукову должны были быть проданы 100% в этом обществе.

«Верхнеамурские промыслы» с паритетным участием выступали механизмом взаимного контроля за процессом выделения продаваемого актива и передачи ему лицензии на золотодобычу. Договоренности сторон оформлялись корпоративным договором участников. Но между сторонами возник корпоративный конфликт из-за цены актива.

Литуев потребовал суд обязать «Верхнеамурские промыслы» передать ему 100% акций «Ксеньевского прииска», а Янчукова - выплатить неустойку в размере 495,5 млн руб. (дело № А40-207551/2018). АСГМ отклонил иск. Судья Наталия Константиновская сослалась на то, что спорные акции и доли зарегистрированы на лиц, которые в договоренностях продавца и покупателя не участвовали, то есть на «Верхнеамурские промыслы». Как отмечается в постановлении АСГМ, Литуев не доказал нарушение корпоративного договора со стороны Сергея Янчукова и при этом сам не выполнил свои обязательства. Кроме того, условия корпоративного договора не содержат положений о том, что Сергей Янчуков должен уплачивать какую-либо неустойку. Суд квалифицировал действия Литуева, «как недобросовестные и представляющие собой злоупотребление правом».

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск, посчитав, что компания получила акции «Ксеньевского прииска» и долю «Итакинской золотодобывающей компании» безвозмездно и во исполнение обязательств между Литуевым и Янчуковым. А потому по прекращении этих обязательств всё должно быть возвращено продавцу.

«Подобные расторжения не предусмотрены законодательством»

Представитель «Верхнеамурских промыслов» в заседании в Арбитражном суде Московского округа заявил, что его компания на законных основаниях приобрела спорное имущество, которая апелляционная инстанция обязала вернуть. Кроме того, истец Литуев не был стороной по сделкам, а значит, у него нет права на расторжение договоров. Также он попросил суд учесть, что договоры были исполнены, а значит, их нельзя оспорить. «Мы считаем необоснованным применение института неосновательного обогащения, потому что правовые основания для передачи имущества не были никем оспорены, — заявил юрист. — Позиция суда первой инстанции о том, что у «Верхнеамурских промыслов» не могло возникнуть обязательства по передаче имущества Литуеву, была правильной».

По словам Арины Фот из юридической фирмы
Linklaters CIS

Linklaters

Федеральный рейтинг

I
группа
Рынки капиталов

I
группа
Финансовое/Банковское право

I
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

I
группа
Природные ресурсы/Энергетика

II
группа
Международный арбитраж

III
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

III
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

IV
группа
Банкротство

×

, которая представляла в процессе интересы Янчукова, суд первой инстанции правомерно установил, что речь идет о договоре между Янчуковым и Литуевым, а третьи лица не могут нести обязательства по спору между другими сторонами. Апелляция, по словам юриста, решила, что нормы ГК дают возможность считать множество разных договоров между разными сторонами одним договором, который конечный бенефициар может расторгнуть одним своим волеизъявлением. «Таким образом, суд расторг даже договоры, стороной по которым сам Литуев не являлся, а также уже исполненные договоры. Подобные случаи расторжения договоров не предусмотрены российским законодательством», — подчеркнула она.

Кроме того, юрист указала: апелляция сделала ошибочный вывод о наличии между Янчуковым и Литуевым соглашения о неустойке. Суд решил, что Янчуков может считаться согласовавшим положение о неустойке, потому что он дал заверение в одном из пунктов корпоративного договора. Но это, по словам представителя, противоречит позиции Пленума ВС, который указывал, что заверения должны быть явными и недвусмысленными. То же заверение, на которое сослался суд апелляционной инстанции, таким не было. Кроме того, суд не учел, что заверения не могут даваться на будущее — а тот пункт, на который сослался суд, был выражен именно в будущем времени, подчеркнула Фот. Но самое главное упущение апелляционного суда, по мнению Фот, состояло в том, что, в отличие от суда первой инстанции, апелляция пренебрегла вопросом о выполнении Литуевым отлагательных условий по сделке. АСГМ установил, что два из трех таких условий не были выполнены Литуевым, в то время как суд апелляционной инстанции просто проигнорировал данные доводы ответчиков и не дал им никакой оценки.

Сделка без встречного представления

Представитель Литуева, Антон Демченко из
Делькредере

Делькредере

Федеральный рейтинг

I
группа
Арбитражное судопроизводство

II
группа
Природные ресурсы/Энергетика

Профайл компании

×

, акцентировал внимание суда на трех «бесспорных обстоятельствах», которые имеются в деле:

— В деле только два реальных интересанта — Литуев и Янчуков. «Все. Никаких других лиц с автономной волей в этом деле нет», — заявил Демченко.

— Правоотношение между Литуевым и Янчуковым действительно было направлено на исполнение воли двух лиц. Один должен был купить, а другой — продать.

— Литуев свою часть сделки выполнил, и перевел 50% золотодобывающего холдинга Янчукову.

Суды изучали, было ли встречное представление, а также могли ли они дать защиту Литуеву в отсутствие встречного исполнения. Апелляция решила, что такой способ защиты возможен — она истолковала корпоративный договор и меморандум, в соответствии с которым два лица описали последовательность действий юридических лиц, в соответствии с которым золотодобывающий холдинг должен был быть разделен.

Заслушав стороны, «тройка» судей под председательством Светланы Красновой решила отменить оба предшествующих решения и направить спор на новое рассмотрение в АСГМ.
В пресс-службе группы компаний «Мангазея» сообщили, что удовлетворены отменой постановления Девятого арбитражного суда. «Считаем, что апелляционным судом не был учтен целый ряд важнейших аргументов, доказывающих обоснованность и правоту позиции Сергея Янчукова. Рассчитываем, что в дальнейшем рассмотрение дела будет справедливым и полностью объективным», — отметили в пресс-службе.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о