Вопросы юристу


Российским компаниям могут позволить приостановить исполнение обязательств по договорам из-за санкций

В Госдуму внесен проект, согласно которому у компаний появится возможность выйти из договоров и заморозить обязательства по ним, если они докажут, что исполнение объективно оказалось невозможным в условиях введения ограничительных мер

Российским компаниям могут позволить приостановить исполнение обязательств по договорам из-за санкций

Один из экспертов отметил, что принятие законопроекта способно весьма существенно увеличить уровень неопределенности в рассматриваемой сфере, что, в свою очередь, создаст трудности и в судебной практике. Другая полагает, что в условиях санкций объективно оправдана мера, в соответствии с которой, при условии совершенной невозможности выполнения условий договора, сторона может отказаться от него. Третий подчеркнул, что поправки не вносят ничего существенно нового, а лишь дублируют или дополняют вполне известные гражданскому законодательству правовые институты. Четвертый убежден, что предложенные изменения отвечают текущей международной политической и экономической ситуации.

22 марта в Госдуму был внесен законопроект № 92282-8, которым предлагается установить временный порядок регулирования обязательственных отношений по договорам, направленный на поддержку российского бизнеса в период действия санкций, введенных против РФ.

В пояснительной записке отмечается, что в настоящее время в связи с недружественными действиями иностранных государств и международных организаций, связанными с введением ограничительных мер в отношении граждан РФ и российских юридических лиц, возникают ситуации, когда многие компании вынуждены по объективным причинам приостановить исполнение ранее заключенных договоров. Кроме того, указывается, что иностранные поставщики отказывают в поставке подпадающего под санкции товара, который не производится на территории России и носит уникальный характер. Возникают проблемы и с исполнением денежных обязательств: санкции в отношении российских банков, невозможность распоряжаться деньгами (правами требования в отношении денежных средств), находящимися за пределами России, проблемы с определением валюты платежа и так далее.

В связи с этим предлагается дополнить Закон о введении в действие части первой ГК РФ новой ст. 23, в которой будут закреплены правовые последствия в случае недружественных действий, которые объективно вызывают невозможность исполнения ранее заключенных обязательств.

Так, согласно проекту закона, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части, если исполнение обязательства становится окончательно невозможным. Также обязательство может «заморозиться», а лицо не понести ответственность за его неисполнение или ненадлежащее исполнение, если докажет, что такое исполнение объективно оказалось временно невозможным. При этом для целей применения способов обеспечения исполнения обязательств в этом случае должник не будет считаться нарушившим обязательство, если иное не предусмотрено соглашением сторон, заключенным после введения в действие положений указанного законопроекта.

Поправками предусмотрено, что сторона обязательства вправе отказаться от договора в случае, если другая сторона объективно не может временно произвести свое исполнение. При этом сторона, управомоченная на отказ от договора, обязана предупредить другую сторону обязательства в разумный срок до совершения отказа. А способы обеспечения исполнения указанного договорного обязательства продолжат обеспечивать обязанности, которые сохраняются после отказа от договора либо связаны с таким отказом, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии с проектом обеспечительный платеж может состоять во внесении акций, облигаций, иных ценных бумаг или вещей, определенных родовыми признаками, как подлежащих, так и не подлежащих передаче по обеспечиваемому обязательству. Эти правила будут применяться только по соглашению сторон, заключенному после 23 февраля 2022 г. В пояснительной записке отмечается, что указанное положение вызвано тем, что в настоящее время могут возникать проблемы либо в «доступности» отдельных финансовых инструментов, либо связанные с резким изменением стоимости ценных бумаг.

Также предлагается закрепить в законе, что в случае наступления срока и иных обстоятельств, предусмотренных договором займа, предоставленного российскому акционерному обществу иностранным лицом, при которых сумма займа и иные выплаты должны быть возвращены в период недружественных действий, вместо возврата суммы займа (иных платежей) допускается размещение в пользу заимодавца дополнительных акций определенной категории, которые при этом не дают права голоса. В этих целях планируется разрешить выпуск акционерными обществами привилегированных акций, номинальная стоимость которых может превышать 25 процентов от уставного капитала акционерного общества. Указанная новелла должна предупредить риск банкротства российских организаций, полагают авторы законопроекта. В проекте подчеркивается, что вышеперечисленные преференции не будут доступны лицам, которые способствовали недружественным действиям.

Поправками также планируется дополнить Закон о введении в действие части четвертой ГК РФ ст. 13.2, где будут закреплены два новых положения, согласно которым:

1) в условиях недружественных действий не допускается осуществление предусмотренного законом или договором права на одностороннее изменение или расторжение соглашений, связанных с осуществлением и защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, за исключением случаев, когда другая сторона соглашения существенно нарушает свои обязательства;

2) на период недружественных действий удлиняется срок действия соглашений, в силу которых российские юридические или физические лица имеют право использовать результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом указанные юридические или физические лица будут иметь право уведомить другую сторону соглашения об одностороннем отказе от продления такого обязательства.

«Указанные положения вызваны возможностью недобросовестных действий со стороны контрагентов российских юридических и физических лиц, отказывающихся в одностороннем порядке от ранее заключенных соглашений или отказывающих в пролонгации таких соглашений в силу недружественных действий», – отмечается в пояснительной записке. При установлении влияния недружественных действий в качестве фактических обстоятельств предлагается принимать во внимание в том числе нормативные акты иностранных государств и акты международных организаций. Таким образом, сами нормативные акты иностранных государств и акты международных организаций могут быть рассмотрены в качестве доказательственной базы в отношении определения недружественных действий.

Авторы поправок подчеркнули, что они разработаны в целях стабилизации гражданского оборота. С учетом того что многие западные контрагенты прекращают экономические контакты, стало весьма затруднительным, если не невозможным исполнение многих цепочек обязательств. В подавляющем большинстве конечным звеном этих цепочек является правоотношение с участием потребителя, указывает инициатор поправок. «С принятием указанного законопроекта будут стабилизированы правоотношения с участием потребителей, будет оказана поддержка российскому бизнесу в период действия санкций, введенных против РФ, должно уменьшиться количество спорных и неразрешимых ситуаций, в том числе связанных с возможностью банкротства российских предпринимателей», – резюмируется в пояснительной записке.

Законопроектом предлагается придать его положениям обратную силу, в связи с чем предусмотрено правило о том, что данный закон применяется к отношениям, возникшим с 24 февраля 2022 г.

Руководитель ООО «Юридическая Контора “Щит и Меч”» Андрей Коновалов
считает, что анализ законопроекта позволяет прийти к выводу о бессмысленности и даже потенциальной опасности ряда содержащихся в нем предложений.

Так, эксперт указал, что ст. 23, которой предлагается дополнить Закон о введении в действие части первой ГК РФ, во многом дублирует положения самого Кодекса. Он пояснил, что невозможность исполнения обязательства, вызванная наступившим после его возникновения обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, и сейчас предусмотрена в качестве одного из оснований для его прекращения (п. 1 ст. 416 ГК РФ). Поскольку перечень таких обстоятельств в законе не указан, очевидно, что он не является исчерпывающим, а значит, к их числу могут быть отнесены любые действия, в том числе ограничительные меры, введенные иностранными государствами в отношении граждан РФ и российских юридических лиц, полагает Андрей Коновалов. Пункт 2 предлагаемой нормы, добавил он, по существу аналогичен ст. 401 ГК РФ, устанавливающей основания освобождения от ответственности за нарушение гражданско-правовых обязательств, положения которой даже в действующей редакции вполне могут быть применены при разрешении проблем, способных возникнуть в ситуациях, для разрешения которых разработана поправка.

Также Андрей Коновалов обратил внимание на то, что, согласно поправкам, если сторона способствовала введению санкций, из-за которых исполнение обязательства контрагентом стало объективно невозможным, такие действия могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, одним из последствий которого может быть отказ в привлечении контрагента к ответственности за неисполнение / несвоевременное исполнение обязательства. Однако, как подчеркнул эксперт, применение таких последствий со ссылкой на положения п. 3 ст. 1 и п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ допускают и сейчас. Каких-либо дополнений, по его мнению, в законодательство вносить для этого вовсе не требуется.

Он также заметил, что положение, предоставляющее стороне обязательства право на отказ от договора в случае, если другая сторона не исполнила или ненадлежащим образом исполнила свое обязательство, поскольку такое исполнение объективно оказалось временно невозможным в условиях недружественных действий, также, по существу, дублирует положения ст. 451 ГК РФ.

Негативно эксперт оценил и предложение о недопустимости права на предусмотренный законом или договором отказ от договора по интеллектуальной собственности. Он считает, что данная поправка является грубым нарушением таких принципов, как неприкосновенность собственности, свобода договора, автономия воли сторон правоотношений, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, то есть основных базовых начал гражданского законодательства. Санкционирование подобных действий государством, по мнению Андрея Коновалова, способно не только привести к необоснованному нарушению прав субъектов частноправовых отношений, но и нанести непоправимый вред репутации самого государства, восстановить которую будет весьма непросто. «Я прихожу к выводу, что принятие законопроекта способно весьма существенно увеличить уровень неопределенности в рассматриваемой сфере, что, в свою очередь, создаст трудности и в судебной практике. В такой ситуации точечные изменения (корректировка) действующих положений ГК РФ, на которые обращалось внимание выше, видятся мне куда более целесообразными», – поделился эксперт.

Адвокат МКА «Юридическая фирма «ЮСТ» Дмитрий Мальбин
также считает, что законопроект не вносит ничего существенно нового, а лишь дублирует или дополняет вполне известные гражданскому законодательству правовые институты и уточняет возможность прекращения обязательства в определенных условиях. Говоря о положениях проекта об освобождении от гражданско-правовой ответственности, если исполнение обязательства оказалось объективно невозможным вследствие недружественных действий, он заметил, что фактически законодатель расширяет хорошо известную гражданскому праву категорию обстоятельств непреодолимой силы за счет включения в круг таких обстоятельств недружественных действий иностранных государств. «Полагаю, что судебная практика не столкнется с какими-либо трудностями в применении новых норм, если законопроект будет принят, поскольку правоприменительная практика уже апробировала указанные в нем правовые институты в той или иной степени»,– полагает эксперт.

Юрист Елена Чуднова
отметила, что в условиях санкций, наложенных на многие крупные российские банки, для бизнеса стало затруднительно или невозможно дальнейшее обеспечение по займам банковскими гарантиями или аккредитивами. По ее мнению, предлагаемые меры должны позволить бизнесу избежать банкротства в условиях санкций. «Отсутствие возможности исполнить условия договоров связано также с поставками многих продуктов из недружественных иностранных государств, что может быть приравнено к форс-мажору, так как рвется целая цепочка поставок по контрактам и, как следствие, выполнение иных видов обязательств. В этом случае, при условии совершенной невозможности выполнения условий договора в соответствии с изменениями, сторона может отказаться от него, что объективно оправдано в условиях санкций», – указала Елена Чуднова. Она полагает: отсутствие в законопроекте указания на субъектов его применения (иностранные или только российские компании) означает, что иностранные компании также подпадают под действие будущих поправок.

Эксперт подчеркнула, что законопроект ограничивает действие в отношении стороны-контрагента, «способствовавшей» введению санкций: «В теории мы понимаем, что это означает, но, думаю, законодатель должен уточнить этот момент, чтобы не способствовать ограничительному и произвольному толкованию этого понятия правоприменителем и злоупотреблениям сторонами – участниками разбирательства».

Она отметила, что вопрос о том, как суды будут определять непричастность стороны договора к совершению действий, направленных на введение санкций государством той или иной стороны-контрагента, решается возложением бремени доказывания на возражающую сторону. «Злоупотребления здесь возможны, например в связи с регистрацией организации в иностранном государстве, признанном РФ недружественным, хотя сама по себе такая регистрация до 23 февраля 2022 г. не может расцениваться как причастность стороны договора к совершению действий по введению санкций. Это суды будут выяснять на местах, но особой сложности с доказыванием здесь я не вижу», – прокомментировала Елена Чуднова.

Адвокат, партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимур Харди полагает, что поправки отвечают текущей международной политической и экономической ситуации: «Страны, введшие санкции против России, объективно сами создали такую ситуацию, в которой исполнение обязательств становится невозможным. Следовательно, вся экономическая, правовая, и моральная ответственность за последствия лежит именно на этих странах».

Эксперт обратил внимание, что в будущем ожидается большое количество судебных процессов по данным вопросам. Но рассмотрение их в интересах зарубежных партнеров станет возможным лишь при условии нормализации экономических и политических отношений с западными государствами. В текущей ситуации российские суды, по его мнению, не будут принимать меры против российских юридических и физических лиц.

Адвокат также подчеркнул, что существует возможность злоупотреблений при принятии данного проекта, и она достаточно велика. «Но злоупотребления также являются лишь следствием сложившейся ситуации. Наши законодатели в первую очередь должны защищать права и законные интересы российских граждан и компаний», – заключил Тимур Харди.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о