Рейтинг на продажу: консультанты опасаются смены владельцев юридических рэнкингов


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

В США частные акционерные компании, кроме бизнеса в тюрьмах, входящих в систему здравоохранения клиник и систем, обеспечивающих подачу воды населению, активно вкладывают в еще один вид бизнеса – в компании, которые составляют списки лучших юристов и юрфирм по отраслям практик. Что последует за переходом крупнейших международных рейтингов – Chambers или Best Lawyers – к другим владельцам, правы ли юрфирмы, призывающие быть осторожнее при подаче анкетных данных , и стоит ли опасаться повышения цен на участие, рассуждает New York Law Journal.

За последний год частный бизнес купил сразу несколько рейтингов – в том числе Chambers and Partners и Best Lawyers.

Смена владельцев обеспокоила глав маркетинговых служб юридических фирм. Они опасаются, что теперь ценовая политика рейтингов будет агрессивнее, а конфиденциальная информация, которую направляют в анкетах, будет использоваться в новых целях. Исполнительные директора двух рэнкинговых компаний, сменивших владельцев, тем не менее настаивают, что конфиденциальность данных сохранится и они не собираются повышать стоимость участия.

Тем не менее ряд юридических фирм начал ограничивать объемы передаваемых данных, говорит директор по маркетингу одной из юридических компаний, входящих в Am Law 100, пожелавший остаться неизвестным. 

«Мы просто значительно осторожны в вопросах данных, которые мы предоставляем», – отметил он.

Волна покупок

То, что юррейтинги принадлежат частным компаниям, – не новое явление. ALM Media купил консорциум во главе с EagleTree Capital, бывшим Wasserstein Partners, в 2014 году. Но в этом году покупки рэнкингов были особенно частыми.

В марте компания Inflexion выкупила Chambers and Partners, положив конец 30-летнему периоду, когда компания полностью принадлежала ее основателю Майклу Чамберзу. Два месяца спустя компания Levine Leichtman Capital Partners купила Best Lawyers, которому принадлежат сразу три бренда – Best Lawyers, Best Law Firms и Lawyer Directory. До этого более 30 лет компания принадлежала Стивену Найфе, который основал ее с Грегори Вайт Смитом. Та же самая фирма в этом году также купила базирующийся в Лондоне Law Business Research, который публикует справочник Who’s Who Legal, а также Global Arbitration Review и Latin Lawyer. Чуть раньше Internet Brands, компания из портфолио KKR (Kohlberg Kravis Roberts (KKR) – крупный фонд частных инвестиций – ред. ), купила справочный сайт с профилями юристов Avvo и провела ребрендинг юридической онлайн-сети, которая носит название Martindale-Avvo.

Ллойд Пирсон, лондонский консультант юридических фирм по вопросам подачи анкет в рейтинги, говорит, что частные компании рассматривают рэнкинги как «надежный бизнес» с растущей год от года степенью вовлеченности. «Если взять компании Am Law 100 и посмотреть, кто из них рекламируется в Chambers, становится понятно, что это большинство, – сказа он. – Сотни юридических фирм делают то же самое, так что с точки зрения коммерческих перспектив это создает гигантские возможности».

В рэнкинги, подобные Chambers, часто подают конфиденциальные данные, которые касаются государственных расследований в отношении топ-менеджмента компаний или текущих сделок M&A, иногда указывая клиентов, говорит Пирсон. Это позволяет оценить качество работы фирмы. При этом условием остается неразглашение данных.

Смена владельцев рэнкингов – тест на уровень доверия, считают директора по маркетингу в крупных юридических компаниях. «Есть вероятность того, что информация будет монетизирована – она будет продана как часть отдельного продукта, основанного на исследовании, или как часть специального пакета», – озвучил свои тревоги на условиях анонимности один из директоров по маркетингу. Ранее его компания описала бы незавершенную сделку, не называя клиента, но теперь, после смены владельцев, информацию о текущих сделках и клиентских панелях начали ограничивать. То же самое делают в других фирмах, сказал он.

«Сейчас мы в режиме «поживем – увидим», – сказал маркетолог. – Мы просто не знаем, для чего будет использоваться эта информация».

Другой маркетолог крупной юркомпании задался вопросом, что изменится после смены владельцев в случае, если они будут ориентированы на быструю прибыль. Добавляет волнений вступление в силу европейского закона о защите данных – GDPR. Тем не менее режим взаимодействия с Chambers компания не изменила. «Необходимо продолжать работу. Наш приоритет – конфиденциальность клиентских данных, а в случае со сменой владельцев необходимо просто тщательно следить за этим».

Неприкосновенная информация

Главы рэнкингов, сменивших владельцев, поспешили развеять возможные опасения. «Конфиденциальность информации для нас неприкосновенная, и так будет всегда», – говорит Марк Йатт, CEO компании Chambers and Partners. По его словам, в Chambers «никогда не было ситуаций, когда конфиденциальные данные были использованы иначе, чем в целях, для которых они переданы» и «утечек никогда не было». Йатт указал, что работа Chambers полностью соответствует GDPR и компания продолжает инвестировать в защиту данных и сохранение конфиденциальности. По его словам, существует «стена между исследовательской и коммерческой стороной бизнеса. Информация, которую передают юрфирмы, предоставляется только тем людям, которые и должны ее видеть».

Говоря о вероятности агрессивной ценовой политики, Йатт сказал: «Я не считаю, что юрфирмы можно заставить платить больше». С момента продажи  компаний частным акционерам цены не выросли, но такой вариант рассматривается Chambers после запланированных изменений, которые должны увеличить функциональность и технологичность продуктов, отметил он и добавил: «Я думаю, что соотношение цена – качество продукта, который мы можем дать юрфирмам, улучшится». Chambers инвестировала в исследовательскую платформу, сказал Йатт, у компании есть 214 исследователей, которые говорят на 20 языках. В начале 2019 года Chambers планирует открыть офисы в Нью-Йорке и Бразилии.

По его словам, сделка этого года означает, что Chambers может лучше использовать ресурсы с использованием технологий для хранения даннных, доступа и управления информацией. «Вы увидите, как вырастет функциональность при доступе через интернет», – сказал он. Йатт, который вернулся в Chambers в этом году после должности управляющего директора в ней же, сказал, что компания занимается не столько рэнкингами, сколько аналитикой для юрфирм. 

«Первая стадия, следующая за покупкой, – стать ближе к людям и рынкам, чтобы убедиться, что значимость того, что мы делаем на каждой стадии процесса, возрастает».

Филип Грир, CEO Best Lawyers, сказал, что смена владельца означает приобретение партнера с новой экспертизой. «У нас есть доступ к информации о консультантах, масса знаний и экспертизы в разных отраслях. Мы можем общаться с другими компаниям, которые они купили. Мы можем воспользоваться преимуществами их знаний в области финансов», – сказал он.

Но Грир, который до сделки был президентом компании, сказал, что «ключевой бизнес, каждодневная работа – все осталось прежним». Levine Leichtman Capital признала, что «знает рынок и хочет сохранить все в нынешнем виде», особенно то, как компания взаимодействует с юридическими фирмами и собирает данные, сказал он.

По словам Грира, Levine Leichtman «понимает, насколько конфиденциальна информация», и «все эти данные остаются только у них, они защищены необходимыми протоколами безопасности». По его словам, в компании есть разные уровни доступа к данным, установлены четкие границы, кто имеет доступ к определенному виду информации.

По его словам, использование информации о юрфирмах без их разрешения «было бы плохим решением» и «нанесло бы вред отношениям с клиентами и бренду». Пока же, сказал он, «сверху не поступало никаких указаний относительно смены ценовой политики на более агрессивную». В этом году не было неадекватного роста цен, заметил он.

Странные отношения

Пирсон, консультант, сказал, что юридические фирмы и их маркетинговые департаменты проявляют естественную в таких случаях осторожность и некоторые не слишком хорошо относятся к рэнкинговым компаниям.

«Команды это [рэнкинги] выматывает, это отнимает огромное количество времени и ресурсов», – сказал он. Но юридические фирмы продолжают подаваться в рейтинги, поскольку они «позволяют выделиться на рынке». «Каждая юрфирма, которая жалуется [на рэнкинги], с удовольствием поучаствует в любой их инициативе. Такие вот странные отношения», – сказал он.

По словам Пирсона, в рэнкингах с прошлого года не произошло существенных изменений, хотя он ожидал, что вырастут цены и появятся новые продукты. Он считает, что опасения по поводу того, что компании будут использовать конфиденциальные данные в других целях, напрасны.

«Делать что-то подобное глупо, потому что это быстро разрушит репутацию – от нее ничего не останется в одночасье».

Как сказал Крис Хинз, глобальный глава по коммуникациям Hogan Lovells: «Объективная оценка юррынка ценна и клиентам, и фирмам». Юридические компании инвестируют много времени и денег в справочники, сказал Хинз. И перед издателями стоит серьёзная задача продемонстрировать, что вложения не напрасны.

Перевод статьи New York Law Journal Private Equity Ownership of Legal Rankings Prompts Marketers’ Unease.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о