Вопросы юристу


Потерянная буква и лазейка для взыскателя: практика АС Московского округа


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Предприниматель попросил у налоговой инспекции предоставить ему информацию об операциях должника, но ему отказали. Две инстанции подтвердили, что налоговики делиться этими сведениями не должны. А Арбитражный суд Московского округа признал ошибочность этого подхода. В других январских постановлениях окружной суд разъяснил правила применения ковидного моратория на неустойку и сроки пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Одного иска достаточно

Общество «Автобам» заказало у компании «Умиат-111» поставку асфальтобетонной смеси по стопроцентной предоплате. Заказчик не заплатил полностью, поэтому «Умиат-111» взыскал долг в 1,4 млн руб. в деле № А40-31226/2020. Компания получила исполнительный лист и начала взыскивать по нему деньги. Тем временем «Автобам» добровольно перечислил своему контрагенту 1,1 млн руб. в счет оплаты долга.

Но «Умиат-111» обратился в суд еще раз и потребовал заплатить ему неустойку за нарушение сроков оплаты в размере 194 449 руб. «Автобам» заявил встречный иск и потребовал выплатить ему 1,033 млн руб. неосновательного обогащения (дело № А40-31947/2021).

Юристы «Автобама» обратили внимание, что взысканные по первому спору с помощью исполнительного листа деньги «Умиат-111» засчитывал не только в счет основного долга, но и в счет пеней, которые его контрагент даже не «просудил». В то же время «Автобам» добровольно исполнил решение суда и перечислил деньги своему контрагенту. Таким образом, «Умиат-111» получил больше денег, чем должен был, из-за того, что самостоятельно решил «оплатить» с помощью исполнительного листа еще не взысканную неустойку.

Суды двух инстанций полностью удовлетворили иск «Автобама» и взыскали с «Умиата-111» неосновательное обогащение, потому что компания самостоятельно изменила порядок зачисления денег. А первоначальному истцу отказали во взыскании неустойки с контрагента. АСГМ и 9-й ААС указали, что «Автобам» не был согласен на зачет неустойки, а кроме того, истец неправильно посчитал ее размер. При этом суды обратили внимание, что «Умиат-111» не лишен права подать новый иск — с исправленным подсчетом суммы неустойки.

Арбитражный суд Московского округа решения отменил. Суды фактически признали за «Умиат-111» право требовать неустойку за просрочку оплаты товара, а ответчик этого не оспаривал. Неправильный расчет неустойки, произвольное удержание ее оплаты и несогласие с произведенным зачетом со стороны «Автобама» сами по себе не могли стать основанием для отказа в иске. Новый иск истец подавать не должен: он уже сделал это, обратившись в суд. Первая инстанция должна была самостоятельно определить период начисления и размер неустойки, но не сделала этого. Потому окружной суд вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Потеряли букву

Налоговая Минска обратилась в АСГМ, чтобы признать решение Экономического суда Минска о взыскании денег с Андраника Иоанесяна. Суд сделал это, заседание прошло без ответчика. Первая инстанция обратила внимание, что Иоанесяну присылали извещение о необходимости явки в суд для получения документов из Минского суда, но он не пришел. АС Москвы решил, что ответчик «занял пассивную позицию» по делу, хотя мог получить всю необходимую информацию и ознакомиться со всеми материалами.

АС Московского округа обнаружил в деле ошибку. Кассация обратила внимание, что суд действительно извещал, но не того человека: вместо правильной фамилии Иоанесян во всех документах, в том числе материалах минского суда, использовалась фамилия Ионесян. «Суд не объяснил, каким образом из-за неверного написания фамилии адресата на почтовом отправлении заявитель мог получить отправление, пусть и направленное по адресу его места жительства», — отметил окружной суд.

Кассация вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Срок для пересмотра

11 октября 2020-го ООО «Бейс» отсудило у «Роснефти» долг по арендной плате за помещение в Хабаровске и неустойку, общая сумма выигранного иска превысила 750 000 руб. (дело № А40-112897/2020). 

Параллельно Замоскворецкий районный суд рассматривал уголовное дело в отношении бенефициара «Бейса» — экс-губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева. 17 февраля 2021-го суд в приговоре признал, что договоры аренды заключались по завышенной цене, а Ишаев «фактически руководил» представительством «Роснефти», потому что был вице-президентом компании. Его признали виновным в растрате по ч. 4 ст. 160 УК. Ишаев оспорил обвинительное решение в Московском городском суде, но 13 мая 2021-го сам отказался от апелляционной жалобы.

После чего «Роснефть» обратилась в АСГМ с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам, сославшись на вступивший в законную силу приговор. Это произошло 2 августа 2021-го. Но две инстанции посчитали, что заявитель обратился за пределами шести месяцев со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра. А срок посчитали с 27 февраля 2021-го, когда, по мнению АСГМ и 9-го ААС, приговор вступил в законную силу.

Арбитражный суд Московского округа исправил ошибку. Наличие возбужденного апелляционного производства препятствует вступлению в силу судебного акта, который обжалуется, напомнили в кассации. Суды не учли, что от апелляции отказался сам Ишаев, а значит, «Роснефть» никак не могла предвидеть подобное развитие событий. Потому вопрос о пересмотре решения вернули на новый круг в АСГМ.

Ковидные истории

Несколько споров, которые АС Московского округа рассмотрел в январе, касались законов коронавирусного времени.

В деле № А41-13600/2021 участник долевого строительства общество «Сфера» взыскивало с застройщика ООО «Инфинити» долг по договору 5,3 млн руб. и 1,1 млн руб. процентов за пользование чужими деньгами. Речь шла о периоде со дня заключения договора в 2018 году до дня подачи иска — 17 февраля 2021 года. Еще заявитель попросил расторгнуть договор участия в строительстве. Поводом для такого иска стало решение о признании незаконным разрешения на строительство.

Две инстанции удовлетворили иск, но снизили проценты вдвое по правилам ст. 333 ГК. АС Московского округа с этим не согласился. Кассация обратила внимание, что неустойка заявлена в период действия моратория, введенного постановлением правительства № 423. Но суды проигнорировали это, а сам ответчик не вспомнил о моратории. Это ошибка: информация о моратории является общедоступной, это известный факт, влияющий на обязательство сторон вне зависимости от заявления о том участников спора. Суд должен был учесть правила моратория даже без указания ответчика. Спор о процентах вернули на новое рассмотрение.

А в деле № А40-238555/2020 спор возник относительно госконтракта, который 23 апреля 2020-го СИЗО № 1 Москвы, также известное как Матросская тишина, заключило контракт с ООО ПТК «Вик Инжиниринг». По условиям соглашения исполнитель должен был поставить модульное разборное здание из металла для хранения продуктов питания за 12,5 млн руб. Предельным сроком исполнения контракта установили 26 августа того же года. К нужному дню «Вик Инжиниринг» свои обязательства не исполнил, потому 26 октября 2020-го СИЗО расторгло договор в одностороннем порядке, а потом заявило иск на 108 000 руб. пеней за просрочку исполнения и 125 000 руб. штрафа.

Но суды отказали в иске, сославшись в том числе и на ограничительные меры, которые действовали в Москве в период исполнения контракта. АС Московского округа обратил внимание, что и подача заявки на участие в аукционе, и заключение контракта произошли уже после введения ограничительных мер. А значит, обосновать этим освобождение ответчика от договорной ответственности нельзя. Дело вернули в АСГМ на новое рассмотрение.

Запрос в налоговую

Предприниматель Николай Цеховский в ходе банкротства ООО ИПК «Атлас» купил с торгов право требования общества к компании «Перспектива» на 186 064 руб. Коммерсант получил исполнительный лист и обратился с ним в налоговую инспекцию. Цеховский попросил предоставить ему сведения о банках, в которых есть счета у «Перспективы», информацию о видах и номерах этих счетов, а еще о количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте.

Налоговики предоставили почти все сведения, но отказались раскрыть подробности движения средств. Цеховский оспорил отказ в суде (дело № А40-57625/2021). Две инстанции указали, что налоговая служба и не должна предоставлять подобную информацию. «Налоговые органы не являются держателями информации об операциях на счетах налогоплательщика», — решили суды. Кроме того, Налоговый кодекс не содержит положений о направлении налоговыми органами запросов в банк в случае обращения взыскателя. Такие полномочия есть только у судебного пристава.

АС Московского округа с выводами нижестоящих судов не согласился. Кассация сослалась на норму ст. 69 закона «Об исполнительном производстве», согласно которой взыскатель вправе получить в инспекции информацию о движении денег по счетам должника. В этом споре речь не шла об основных функциях налогового органа, а рассматривался вопрос об обязанности налогового органа оказывать взыскателю помощь и содействие при осуществлении исполнительного производства. И ссылка на Налоговый кодекс в рассматриваемом деле не актуальна.

Окружной суд отменил решения нижестоящих судов и принял новое, которым обязал инспекцию предоставить информацию о движении денег по счетам «Перспективы».

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о