Вопросы юристу


Поддельные завещания и иски бывших жен: как борются за наследство


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

После смерти богатых людей появляется много желающих, которые хотят унаследовать состояние. В этом списке оказываются не только близкие родственники, но и любовницы, бывшие жены и даже экс-супруги. Битва за активы умершего порой превращается в целый детектив с многочисленными судебными спорами. Чтобы избежать этого, эксперты советуют еще при жизни как можно раньше написать завещание и предупредить родных о примерных раскладах: кто, почему и сколько унаследует.

Споры за бизнес умерших

Наследственные конфликты возникают по разным причинам. В основе большинства из них — низкая правовая культура внутри самих семей, неадекватное нормативное регулирование и неразвитая правоприменительная практика в этой области, перечисляет партнер, руководитель практики «Особых поручений» КА Pen & Paper Екатерина Тягай. По ее словам, в России пока не удалось сформировать цивилизованную культуру передачи благосостояния. Из-за этого после смерти богатых людей разворачиваются конфликты между их наследниками. 

Команда Pen & Paper сейчас сопровождает одно из таких разбирательств. Речь идет об определении судьбы активов предпринимателя Олега Бурлакова, который скончался прошедшим летом. На имущество покойного в $1,5 млрд претендуют не только супруга и дочери, но еще муж родной сестры коммерсанта, называющий себя полноправным бизнес-партнером Бурлакова, и даже стюардесса его личного самолета. Подобные сюжеты Тягай объясняет тем, что российские олигархи не только надеются жить вечно, но и почти никому не доверяют: «Они боятся изменить режим ручного управления бизнесом и суеверно избегают даже мыслей о времени, когда их не станет». 

В результате из-за отсутствия нормального наследственного планирования приходится наблюдать публичные скандалы между родственниками, попытки рейдерского захвата бизнесов, поддельные завещания в пользу неизвестных лиц и целую очередь неожиданных «иждивенцев», со слезами провожающих кормильца в последний путь.

Планирование наследства — процедура очень полезная, но мало используемая на практике, к сожалению. Это как с хроническим заболеванием. Вроде лечить надо, но руки не доходят. Так и в случае с наследством.

Елена Овчинникова, адвокат по семейным делам

С таким подходом говорить про составление и регулярное обновление завещания не приходится. А внушительная наследственная масса и большая семья при отсутствии грамотного планирования вызывают ссоры даже у самых миролюбивых родственников, предупреждает Елена Овчинникова. Она объясняет это ощущением несправедливости при распределении наследства и появлением «незапланированных» наследников. 

Так, после смерти в этом году основателя крупной российской фармкомпании ЗАО «Канонфарма продакшн» Мераба Кокеладзе на часть его имущества стала претендовать бывшая супруга наследодателя Елена Кокеладзе, с которой предприниматель развелся еще 13 лет назад. Она через суд уже смогла признать свое право на половину бизнеса коммерсанта. Подобные разбирательства вызывают еще больше проблем (дело № 2-384/2021 ~ М-300/2021). 

Не всегда деловые партнеры наследодателя хотят видеть участниками бизнеса наследников умершего, отмечает партнер АК Аснис и партнеры

Аснис и партнеры

Федеральный рейтинг.

группа
Семейное и наследственное право

×

Кира Корума. Конфликт может перерасти в корпоративную войну и привести активы к финансовому краху. По похожему сценарию сейчас развивается ситуация вокруг брендов российской косметики из сибирских трав Natura Siberica и «Рецепты бабушки Агафьи». Их создатель Андрей Трубников умер в этом году. Сейчас его родственники судятся с компанией в ожидании наследства. Они считают, что назначенный после смерти бизнесмена доверительный управляющий работает против них. Одновременно продолжается еще один суд — о взыскании с Natura Siberica более 4 млрд руб. Если компания его проиграет, то, независимо от исхода корпоративного конфликта, наследники рискуют не получить почти ничего, пишет The Bell.

 В одном из моих дел три года длились корпоративные войны, сопровождавшиеся уголовными делами. Это отнимало силы и ресурсы и у наследников, и у боровшихся с наследниками партнеров наследодателя. Только активное противостояние наследников позволило договориться и получить адекватное возмещение.

Кира Корума

Судебные баталии за наследство Тягай называет «шекспировскими трагедиями», в которых обнаруживаются параллельные семьи, появляются непризнанные внебрачные дети, находятся тайные иждивенцы и возникают свидетели последней воли умершего. К счастью, российские суды занимают последовательную позицию по таким вопросам и традиционно отдают безусловный приоритет законным наследникам, родство и брачные отношения наследодателя с которыми не вызывает сомнений, добавляет юрист.

Вскрыть подделку

Более распространенная история — оспаривание завещаний наследниками. Пожилые люди могут поддаваться внушению в силу возраста и сопутствующих заболеваний, чем могут воспользоваться и посторонние злоумышленники, и те, кто ухаживает за ними, подчеркивает Корума. Поэтому наследники могут не поверить последней воли умершего. Они обжалуют документ, доказывая, что наследодатель не отдавал отчет своим действиям и не руководил ими при составлении завещания. Порой такие истории превращаются в настоящий детектив.

Сиделка из города Ковров Владимирской области Анна Семенова* ухаживала за пенсионеркой из столицы Ольгой Зубовой*, страдающей деменцией, в ее московской квартире. Паспорт пожилой женщины хранился у сестры больной. Родственникам казалось, что таких мер предосторожности достаточно.

Потом сиделка перевезла свою подопечную в свой родной город и обратилась к местному участковому за «помощью». Она попросила его сделать для Зубовой новый паспорт, не привлекая к этому самого наследодателя и внимание ее родственников. Полицейский успешно справился с такой задачей. Сама наследодатель к тому времени уже не могла ходить и не отдавала отчет своим действиям. С новым паспортом и удалось составить завещание, которое от лица пенсионерки подписал рукоприкладчик — давняя подруга сиделки. По закону такой человек приглашается по личной просьбе наследодателя и подписывает завещание в присутствии нотариуса, который обязан проверить дееспособность гражданина, совершающего нотариальное действие, объясняет адвокат родственников пострадавшей Владислав Салита.

По его словам, им пока так и не удалось выяснить, как человек с деменцией пригласил рукоприкладчика и прошел тест на дееспособность у нотариуса. Защитник рассказывает, что потратил полтора года на расследование этой истории и добился признания завещания недействительным в судебном порядке (дело № 2-1021/2021 ~ М-710/2021). По таким спорам всегда проводится судебная комплексная экспертиза, в которой очень важно правильно поставить вопросы перед специалистом, подчеркивает Салита: «На наши вопросы в ходе процесса эксперт однозначно ответил, что завещатель не мог понимать значения своих действий, подписывая завещание».

Самое сложное в таком деле — собрать необходимые доказательства, а именно медицинскую документацию, свидетельствующую о невменяемости завещателя в юридически значимый период. Особенно трудно это сделать, если завещание составили несколько лет назад: воспоминания свидетелей стираются из памяти, люди умирают, а бумаги не сохраняются или уничтожаются.

Владислав Салита

Советы наследодателям

Чтобы избежать проблем с наследством, Корума советует общаться с родственниками, оберегать родных от посягательств злоумышленников, укреплять семейные связи. По ее мнению, не стоит бояться делать завещания в активном возрасте: «В тренде наследственное планирование и нужно им заниматься уже сейчас. Особенно важно это для владельцев бизнеса». 

Если среди имущества есть драгоценности или коллекции искусства, то надо трепетно подойти к их каталогизации. Целесообразно иметь опись ценных вещей и документы, которые подтвердят факт приобретения имущества, подчеркивает Корума: «Нередко наследники просто не могут ничего найти, кроме недвижимого имущества, зарегистрированного в реестрах». Она категорически против оформления активов на «доверенных» лиц. Как правило, те после смерти наследодателя никогда не признаются, что являются так называемыми «номиналами».

При этом важно понять, что цивилизованная передача благосостояния происходит при жизни, а не после смерти, подчеркивает Тягай. Если самому человеку трудно разобраться в своих отношениях с родственниками и партнерами, то нотариусу или суду не будет проще это сделать, констатирует она.

По ее словам, завещание должно регулярно пересматриваться независимо от возраста и состояния здоровья, но в привязке к изменению личного и имущественного статуса наследодателя и наследников. Людям, живущим и ведущим бизнес на несколько стран или имеющим зарубежные активы, нужно учитывать это, иногда составляя «зеркальные» завещания в нескольких юрисдикциях, поясняет она.

После того как все перечисленные этапы позади, надо сделать стресс-тест. Такой совет дает Наталья Пацева, управляющий партнер FTL Advisers

FTL Advisers

Федеральный рейтинг.

группа
Семейное и наследственное право

группа
Комплаенс

группа
Управление частным капиталом

группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

группа
Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)

×

. То есть нужно оценить, насколько рабочими являются инструменты, выбранные для передачи активов по наследству. 

Как уберечь свою семью от рисков при принятии наследства

• Составьте завещание при жизни.

• Опишите все активы, которые у вас есть, и распределите их между наследниками.

• Донесите до каждого члена семьи мотивы решения распределить имущество именно таким способом.

Источник: Елена Овчинникова, адвокат по семейным делам

* Имена и фамилии изменены редакцией.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о