частный юрист адвокат помощь юриста

КС разъяснил, как должна начисляться зарплата за сверхурочную работу

Суд обосновал, почему работа сверхурочно, в ночное время, выходные и праздники подлежит оплате сверх минимально установленного размера зарплаты

КС разъяснил, как должна начисляться зарплата за сверхурочную работу

Один из экспертов «АГ» отметил, что КС таким образом последовательно корректирует судебную и правоприменительную практику уменьшения «и без того нищенских зарплат людей». По мнению другого, правовая позиция высшей судебной инстанции будет полезна не только судам, но и бухгалтерам, трудовой инспекции, а также иным контрольным органам. Третий эксперт отметила, что проблема связана с формальным толкованием ст. 129 ТК, чего можно было бы избежать внесением поправок в Кодекс.

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений ТК РФ, касающихся начисления заработной платы за условия труда, отличающиеся от нормальных (сверхурочно, в ночное время, выходные и праздники).

Как суды решали вопрос о справедливой зарплате

Поводом к рассмотрению стала жалоба жителя Иркутской области Сергея Жарова, работающего сторожем в АО «Витимэнерго». Ему был установлен должностной оклад в размере 4268 руб., районный коэффициент, надбавка за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, а также иные надбавки и доплаты, предусмотренные локальными нормативными актами работодателя. Сверхурочная работа, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни оплачивалась в повышенном размере исходя из оклада. Поскольку должностной оклад Жарова был ниже минимальной зарплаты в Иркутской области, зарплата рассчитывалась исходя из того, что ее размер, с учетом указанных доплат, должен быть не ниже МРОТ.

Полагая, что действия работодателя нарушают его право на справедливую зарплату, гражданин обратился в суд с иском о взыскании с работодателя недополученной зарплаты в сумме 44 тыс. руб. за период с 1 февраля по 30 апреля 2018 г. При этом истец указал, что в минимальный размер оплаты труда были включены должностной оклад за фактически отработанное время по графику дежурств, доплата за работу в выходные и праздники, а также за сверхурочную работу. Тем самым ответчик установил такую систему оплаты труда, которая уравнивает зарплату работников, работавших в нормальных условиях, и труд истца, работавшего в условиях, отклоняющихся от нормальных, что противоречит ст. 129 и 132 ТК, согласно которым зарплата должна зависеть от количества и качества его работы и не может быть ограничена минимальным размером.

Суд частично удовлетворил требования истца, взыскав с общества в его пользу более 16 тыс. руб. При этом суд счел, что за основу оплаты труда Сергея Жарова в 2017 г. следует принять размер минимальной зарплаты в Иркутской области, установленный Региональным соглашением от 26 января 2017 г. (12 652 руб.), а в январе 2018 г. – в связи с расторжением данного соглашения, – МРОТ, установленный на федеральном уровне (9 489 руб.), исходя из которого необходимо исчислять оплату фактически отработанного времени согласно графику дежурств и к полученной сумме прибавлять сумму оплаты в повышенном размере (за работу сверхурочно, в ночное время и т.д.), а также начислять районный коэффициент и процентную надбавку.

Апелляционная инстанция изменила данное решение, уменьшив сумму, подлежащую взысканию в пользу гражданина, – она составила чуть более 15 тыс. руб. При этом суд исходил из того, что размер зарплаты с учетом всех компенсационных и стимулирующих выплат должен быть не менее МРОТ, после чего на эту сумму начисляются районный коэффициент и процентная надбавка.

Выводы Конституционного Суда

Не согласившись с решениями судов, заявитель обратился в КС, указав, что положения ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133, а также ч. 1–4 и 11 ст. 133.1 ТК не соответствуют Конституции, поскольку позволяют работодателю устанавливать заработную плату, размер которой с учетом компенсационных и стимулирующих выплат не превышает МРОТ, что нарушает его право на повышенный размер оплаты труда в условиях, отклоняющихся от нормальных.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд отметил, что согласно ст. 149, 152–154 ТК повышенный размер оплаты сверхурочной работы, а также труда в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни обусловлен повышенными трудозатратами работника, вызванными сокращением времени отдыха либо работой в то время, которое биологически не предназначено для активной деятельности, а также лишением работника возможности распоряжаться временем отдыха, использовать его по прямому назначению. Это, указал Суд, приводит к дополнительной физиологической и психоэмоциональной нагрузке и создает угрозу причинения вреда здоровью работой в ночное время либо сокращением времени на восстановление сил и работоспособности.

«Приведенное законодательное регулирование призвано не только компенсировать работнику отрицательные последствия отклонения условий его работы от нормальных, но и гарантировать эффективное осуществление им права на справедливую заработную плату, что отвечает целям трудового законодательства и согласуется с основными направлениями государственной политики в области охраны труда, одним из которых является приоритет сохранения жизни и здоровья работников», – сообщается в постановлении.

Также указано, что согласно положениям ТК привлечение к работе сверхурочно, а также в выходные и праздники не может производиться на регулярной основе (кроме случаев трудоустройства исключительно для работы в ночное время). При этом при сменной работе количество ночных смен в разных периодах может различаться. Таким образом, выплаты за сверхурочную работу, а также за труд в ночное время, выходные и праздники, в отличие от компенсационных выплат иного характера (в частности, за работу в особых климатических условиях), не могут включаться в состав ежемесячной зарплаты.

КС также указал, что институт МРОТ по своей конституционно-правовой природе предназначен для установления минимума денежных средств, гарантированного работнику в качестве вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей с учетом прожиточного минимума (Постановление от 27 ноября 2008 г. № 11-П). При этом вознаграждение за труд в размере не ниже МРОТ гарантируется каждому, и определение его величины должно основываться на характеристиках труда, без учета особых условий его осуществления.

В постановлении подчеркивается, что положения оспариваемых норм ТК в системной связи со ст. 149, 152–154 предполагают наряду с соблюдением гарантии об установлении зарплаты не ниже МРОТ определение справедливой зарплаты в зависимости от квалификации работника, сложности работы, количества и качества затраченного труда, а также повышенную оплату за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных.

«Соответственно, каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены как заработная плата в размере не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы), так и повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе за сверхурочную работу, работу в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни», – указано в документе.

В противном случае, добавил КС, зарплата лиц, привлеченных к работе в условиях, отличающихся от нормальных, не отличалась бы от оплаты труда при работе в обычных условиях, что ставило бы указанных лиц в равное положение с теми, кто выполняет аналогичную работу в рамках установленной продолжительности рабочего дня (смены), в дневное время, в будни. Это, полагает Суд, приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав работников и противоречило конституционным принципам юридического равенства и справедливости. Кроме того, это противоречило бы положениям ч. 3 ст. 37 Конституции, гарантирующей вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Таким образом, резюмировала высшая судебная инстанция, оспариваемые законоположения не противоречат Конституции, поскольку предполагают включение в состав заработной платы (ее части), не превышающей МРОТ, повышенной оплаты сверхурочной работы, а также в ночное время, выходные и праздники. В связи с этим правоприменительные решения по делу заявителя КС постановил пересмотреть.

Эксперты «АГ» поддержали позицию Суда

Комментируя «АГ» постановление, управляющий партнер АБ Ольги Башковой Ольга Башкова отметила его высокую практическую значимость. «В своей правоприменительной деятельности столкнулась с вопросом о правильности начисления заработной платы при условии работы в выходные, праздничные дни и ночное время, – пояснила она. – Думается, что данное постановление будет полезно не только судам, но и бухгалтерам, а также трудовой инспекции и другим контрольным органам, так как оно исключило все иные толкования правильности начисления зарплаты».

По мнению партнера и руководителя практики трудового права Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Анны Устюшенко, необходимость пересмотра иска работника, на которую указал КС, не означает, что суды общей юрисдикции недостаточно компетентны и не разобрались в своих же вопросах. «Проблема в том, что ст. 129 ТК сформулирована неудачно: ее формальное толкование влечет подобные выводы, которые часто делают суды», – пояснила она.

Так, частью 1 указанной статьи в число компенсационных выплат (одна из трех составных частей зарплаты) включены «доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных». При этом ст. 149 ТК к работе в условиях, отклоняющихся от нормальных, прямо отнесены сверхурочная работа, а также работа в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. «Вот и получается, что, если толковать ст. 129 ТК формально, отсекая общие принципы и логику назначения выплат, которую очень точно описал КС, соблазн включить доплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, в состав зарплаты и подвести всю совокупность начисленного под требование ст. 133 ТК очень велик», – подчеркнула эксперт.

Анна Устюшенко полагает, что ТК недостает небольшого, но важного дополнения – указания, что перечисленные в ст. 149 доплаты хоть и включаются в состав зарплаты по смыслу ст. 129, но не учитываются при сравнении месячной зарплаты работника, отработавшего норму рабочего времени, с МРОТ. «Иначе получается, что судьям, принимающим “правильные” решения (использующим ту же логику, что и КС), приходится выходить за пределы права и мотивировать свои решения рассуждениями “про жизнь”, каждый раз по-своему обосновывая невключение отдельных доплат в состав заработной платы применительно к ее сравнению с МРОТ», – добавила она.

В связи с этим данное постановление эксперт оценила весьма позитивно. «Особенно приятно, что КС сформулировал обоснование, почему труд в условиях, отклоняющихся от нормальных, подлежит оплате сверх минимума, – подчеркнула Анна Устюшенко. – Таким образом, КС высказался не только “про право”, но и “про жизнь”, чем существенно облегчил задачу судей».

По мнению адвоката ПА Нижегородской области Василия Шавина, КС продолжает «гнуть свою линию», последовательно корректируя судебную, а за ней и правоприменительную практику уменьшения «и без того нищенских зарплат людей». «Причем вполне очевидно, что работодатели используют для этого “грязные трюки”, – пояснил он. – Почти все их мы можем видеть в постановлении: установление оклада ниже МРОТ (в примере – втрое ниже!), начисление дополнительных выплат (за работу в ночное время, сверхурочно и проч.) только на оклад и т.д.».

Адвокат добавил, что суды общей юрисдикции – как описано в постановлении и подтверждается его собственной практикой, – получили импульс на исправление ситуации по правильному применению конструкции МРОТ и реализуют его, но в ограниченном объеме. «В оправдание судов необходимо сказать, что первым сумятицу внес законодатель, неуклюже (но в своих интересах) изменив сначала в 2006 г. ст. 129 ТК, а в 2007 г. – ст. 133, которые как раз и применяются в подобных делах и использованы в рассмотренном споре», – подчеркнул он.

Василий Шавин добавил, что на вопрос о том, каким образом оклад работника может быть меньше МРОТ, если его зарплата не должна быть меньше указанного минимума, работодатели в лице госпредприятий и учреждений обычно отвечают, что сделали доплату до МРОТ, и этот «вирус» подхватили коммерческие организации. «Приятно, что КС исправил ситуацию. Такие решения изменяют практику – как судебную (довольно быстро), так и правоприменительную (не очень быстро)», – резюмировал он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о