Вопросы юристу


КС не усмотрел проблем в процедуре изменения территориальной подсудности по уголовному делу

Вместе с тем Суд подчеркнул, что, разрешая вопросы об изменении территориальной подсудности или о возвращении соответствующего ходатайства, суд независимо от уровня обязан соблюдать установленные УПК требования законности, обоснованности и мотивированности принимаемых им решений

КС не усмотрел проблем в процедуре изменения территориальной подсудности по уголовному делу

В комментарии «АГ» представитель заявителя отметила, что определение КС содержит ряд важных позиций, однако некоторые вопросы, изложенные в жалобе, остались без должной оценки. Один из экспертов считает целесообразным дополнить УПК нормами, более полно и подробно прописывающими процедуру и последствия изменения территориальной подсудности по уголовному делу на разных стадиях производства. Второй считает, что заявитель поставил перед КС четкие и системные вопросы, которые в полном объеме УПК не регламентированы. По мнению третьего, указанная заявителем жалобы проблема была бы актуальна, если бы речь шла о поднятых им сомнениях в объективности и беспристрастности рассмотрения дела судом по существу, а не о стадиях избрания и продления меры пресечения.

Конституционный Суд опубликовал Определение от 13 октября № 2666-О/2022 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нормы УПК РФ, регулирующие процедуру изменения территориальной подсудности.

Повод для обращения в КС

Постановлением Ленинского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края в отношении экс-судьи Дмитрия Новикова, подозреваемого в совершении покушения на посредничество во взяточничестве в особо крупном размере, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Также было отказано в удовлетворении отвода, заявленного судье и всему составу суда. На данное постановление были поданы апелляционные жалобы в интересах подозреваемого.

Затем Дмитрий Новиков и его защитник ходатайствовали об изменении территориальной подсудности апелляционных жалоб. Постановлением судьи Верховного Суда РФ от 28 июня 2021 г. территориальная подсудность была изменена, а жалобы переданы для рассмотрения в Ставропольский краевой суд, находящийся на территории другого судебного кассационного округа. Данное решение было оставлено без изменения вышестоящими судебными инстанциями.

Принимая решение об изменении подсудности, судья ВС отметил, что изложенные подозреваемым и его защитником обстоятельства (а именно то, что входящие в судейское сообщество Краснодарского края судьи на протяжении многих лет неоднократно выступали процессуальными оппонентами как по гражданским, так и по уголовным делам в отношении бывшего судьи Дмитрия Новикова) не позволяют сделать однозначный вывод, что позиция судей Краснодарского краевого суда в отношении заявителя будет нейтральной. В связи с этим ВС пришел к выводу, что сохранение за указанным судом соответствующей территориальной подсудности не в состоянии гарантировать объективное и беспристрастное рассмотрение жалоб.

Постановлением судьи ВС от 21 июля 2021 г. были частично удовлетворены ходатайства защиты и изменена территориальная подсудность трех жалоб, поданных по правилам ст. 125 УПК. Указанные жалобы – несмотря на то, что в ходатайствах содержалась просьба изменить их территориальную подсудность на любой из районных судов г. Москвы – были переданы для рассмотрения в Невинномысский городской суд Ставропольского края, находящийся на территории другого судебного кассационного округа.

Тем же постановлением Невинномысский городской суд с указанной в решении даты был определен в качестве суда первой инстанции по рассмотрению жалоб и представлений на действия (бездействие) и решения органа предварительного следствия, а также ходатайств, рассматриваемых в порядке судебного контроля на досудебной стадии производства по уголовному делу Дмитрия Новикова. В качестве суда апелляционной инстанции для рассмотрения жалоб и представлений был определен Ставропольский краевой суд. При этом судья ВС, принимая решение об изменении территориальной подсудности, отметил, что в случае изменения территориальной подследственности подсудность разрешения вопросов, связанных с судебным контролем на досудебной стадии уголовного судопроизводства, подлежит разрешению исходя из места нахождения органа, в чьем производстве будет находиться дело. Дмитрий Новиков направил надзорную жалобу на данное постановление, однако письмом судьи ВС она была возвращена без рассмотрения в связи с тем, что жалобы, подсудность которых была изменена, уже рассмотрены по существу.

Кроме того, постановлением судьи ВС от 15 марта 2022 г. было отказано в передаче для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции жалоб на постановления первой и апелляционной инстанций, связанных с избранием в отношении Новикова меры пресечения и сроком содержания под стражей. Отвергая доводы жалоб, судья Верховного Суда посчитал необоснованными содержащиеся в них утверждения о том, что обжалуемые решения вынесены незаконным составом суда (судьями, подлежащими отводу), что подтверждается последующим изменением территориальной подсудности судебно-контрольных производств.

В жалобе в Конституционный Суд (есть у «АГ») Дмитрий Новиков просил признать неконституционными ст. 35, 61, 62, 64, 125, 389. 2 и 391 УПК, поскольку, отступая от критериев определенности правового регулирования, они:

  • оставляют неясным (противоречивым) соотношение процедуры изменения территориальной подсудности и процедуры заявления и разрешения отвода судье (суду);
  • не позволяют однозначно установить, с какого момента из производства по уголовному делу должен исключаться судья, к подсудности которого оно отнесено законом, в случае изменения территориальной подсудности;
  • не содержат конкретных правил, устанавливающих порядок рассмотрения ходатайства об изменении территориальной подсудности на досудебной стадии и уровень суда, к компетенции которого отнесено рассмотрение такого ходатайства;
  • предоставляют суду, рассматривающему ходатайство об изменении территориальной подсудности на суд конкретного кассационного округа, возможность произвольно выбирать суд иного (не указанного в ходатайстве) кассационного округа без проверки беспристрастности и объективности такого суда;
  • не оговаривают особых условий обращения к исполнению судебного постановления об изменении территориальной подсудности с точки зрения его вступления в законную силу;
  • допускают возможность по устному ходатайству прокурора, заявленному непосредственно в судебном заседании, изменять территориальную подсудность в отношении всех жалоб обвиняемого, подаваемых им на досудебной стадии производства по делу;
  • не препятствуют изменению территориальной подсудности применительно к одному обвиняемому в преступлении, совершенном в соучастии, и сохранению территориальной подсудности, установленной законом, в отношении другого обвиняемого по тому же делу.

КС не принял жалобу к рассмотрению

Изучив жалобу, КС не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Он напомнил, что рассмотрение дел должно осуществляться не произвольно выбранным, а законно установленным судом, компетенция которого по рассмотрению конкретного дела определяется на основании закрепленных в законе критериев. В свою очередь, эти критерии заранее – до возникновения спора или иного правового конфликта – в нормативной форме предопределяют, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, а также в каких случаях и в каком порядке допустимо изменение подсудности. Как пояснил КС, иное не позволяло бы суду, а также сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, приводило бы к необходимости устранять ее посредством принятия правоприменительного решения и тем самым определять подсудность дела уже не на основании закона.

Ссылаясь на ст. 71 (п. «о») Конституции, КС указал, что процессуальное законодательство последовательно основывается на том, что родовая (предметная) подсудность дела определяется по критериям, направленным на разграничение компетенции судов различных уровней, а территориальная подсудность – по критериям, обусловливающим разделение территориальной юрисдикции судов одного уровня судебной системы. В то же время при наличии обстоятельств, прямо установленных законом, оно в порядке исключения из общих правил определения подсудности допускает изменение как родовой (предметной), так и территориальной подсудности, уточнено в определении.

Конституционный Суд подчеркнул, что при решении вопросов, связанных с изменением территориальной подсудности уголовного дела, судам надлежит исходить из необходимости не только обеспечения интересов правосудия, но и защиты прав и свобод потерпевших от преступлений. Также важно учитывать права и законные интересы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, которые считаются невиновными до тех пор, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором, добавил КС.

В определении разъяснено: согласно ст. 35 УПК территориальная подсудность может быть изменена по ходатайству стороны – в случае удовлетворения заявленного ею отвода всему составу суда, по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, – в случаях, если все судьи данного суда ранее участвовали в производстве по рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их отвода. Также территориальная подсудность может быть изменена, если не все участники уголовного судопроизводства по делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение подсудности, либо при наличии обстоятельств, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу.

КС отметил, что ходатайство об изменении территориальной подсудности, связанное с передачей уголовного дела из суда одного субъекта РФ в суд другого субъекта, но в пределах одного кассационного округа, подлежит разрешению судьей соответствующего кассационного суда общей юрисдикции. В тех случаях, когда в ходатайстве ставится вопрос о передаче уголовного дела в суд, действующий на территории другого судебного кассационного округа, оно рассматривается судьей ВС (Определение КС от 20 июля 2021 г. № 1378-О). Разрешая вопросы об изменении территориальной подсудности или о возвращении соответствующего ходатайства, суд независимо от уровня обязан соблюдать установленные УПК требования законности, обоснованности и мотивированности принимаемых им судебных решений, подчеркнул КС.

Конституционный Суд заключил, что ст. 35 и 125 УПК принципиально не исключают возможности их применения в случаях рассмотрения судом ходатайств об изменении территориальной подсудности в отношении действий (бездействия) и решений, касающихся досудебного производства по уголовному делу. В связи с этим они не содержат какой-либо неопределенности, препятствующей обвиняемому (подозреваемому), как имело место в уголовном деле заявителя, инициировать изменение территориальной подсудности соответствующей категории жалоб в любой момент до начала их судебного разбирательства.

Относительно ст. 61, 62 и 64 УПК заявитель полагает, что их неконституционность заключается, по сути, в том, что в случае удовлетворения ходатайства об изменении территориальной подсудности по обстоятельствам, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда, они не порождают юридически значимых последствий для оценки решения, ранее принятого таким судом, отказавшим в удовлетворении ходатайства о его отводе. Между тем, разъяснил КС, такое правовое регулирование не нарушает конституционных гарантий справедливого правосудия и не выходит за пределы дискреционных полномочий законодателя. Он указал, что последующее изменение территориальной подсудности вовсе не означает, что судьи, ранее осуществлявшие судебный контроль на досудебной стадии производства по делу, уже в момент принятия соответствующих судебных актов безусловно подлежали отводу.

Касательно ст. 389.2 и 391 УПК Суд отметил, что их применение предполагает, что судебные акты об изменении территориальной подсудности дела имеют промежуточный характер, а потому должны обращаться к исполнению немедленно, кроме случаев, когда суд придет к иному решению. КС напомнил свою неоднократно выраженную позицию: ч. 1 ст. 389.8 УПК, предусматривающая, что подача апелляционных жалобы, представления приостанавливает приведение приговора (определения, постановления) в исполнение, не распространяет это правило на промежуточные решения. В противном случае обжалование последних приводило бы к невозможности осуществления процессуальных действий, подразумевающих безотлагательность их выполнения (определения от 27 июня 2017 г. № 1179-О; от 28 сентября 2017 г. № 2241-О
и от 28 февраля 2019 г. № 508- О
и др.).

Заявитель также отмечал, что оспариваемые законоположения не препятствуют сохранению косвенной заинтересованности (необъективности) суда при осуществлении им контроля на досудебной стадии производства по уголовному делу в случае изменения территориальной подсудности лишь в отношении одного обвиняемого в преступлении, совершенном в соучастии. КС обратил внимание, что в деле заявителя изменение территориальной подсудности изначально было вызвано его ходатайством, при разрешении которого им не ставился (а судами не решался) вопрос о необходимости ее изменения в отношении второго обвиняемого (соучастника). При таких обстоятельствах проверка данных норм в подобном контексте означала бы не что иное, как осуществление Конституционным Судом абстрактного нормоконтроля, что он по жалобам граждан не вправе делать.

Комментарий представителя заявителя

В комментарии «АГ» представитель Дмитрия Новикова, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Анна Половинская отметила, что определение содержит ряд важных позиций. Она подчеркнула, что КС окончательно поставил точку в вопросе о том, какой суд должен рассматривать вопрос об изменении территориальной подсудности, и четко указал, что если в ходатайстве ставится вопрос об изменении территориальной подсудности на суд иного кассационного округа, то это исключительно компетенция Верховного Суда и суд кассационного округа не должен в данном случае рассматривать этот вопрос. Тем самым Конституционный Суд определил уровень суда.

КС пояснил, что при наличии обстоятельств, прямо установленных законом, в порядке исключения из общих правил определения подсудности допускается изменение как родовой (предметной), так и территориальной подсудности. По мнению Анны Половинской, такое пояснение можно трактовать шире: территориальная подсудность может изменяться не только «по горизонтали», но и «по вертикали». «Очень интересная мысль заключена в данном пункте определения. Посмотрим, как будет развиваться правоприменительная практика в этом направлении», – прокомментировала адвокат.

Анна Половинская поделилась, что за пределами определения остался вопрос о том, поглощается ли процедура отводов процедурой изменения территориальной подсудности. «Полагаю, такое поглощение должно иметь место, поскольку согласно ст. 35 УПК отводы являются неотъемлемым условием процедуры изменения территориальной подсудности. В нашем случае, опираясь на сложившуюся практику ВС, территориальная подсудность менялась исходя из другого критерия – отсутствия объективной беспристрастности суда. Такой критерий поглощает критерий субъективной небеспристрастности. Жаль, что КС по этому вопросу не высказал позицию», – отметила адвокат.

Она добавила, что, как правило, отвод рассматривает сам судья, т.е. суд рассматривает отвод в отношении себя, поэтому такая процедура уязвима. «Изменение территориальной подсудности позволяет добиться того, что иной суд в ином составе, вышестоящий по отношению к суду, чью подсудность желает изменить заявитель по ходатайству, как раз будет объективно беспристрастен», – считает она.

Адвокат заметила, что в жалобе также ставился вопрос о моменте, с которого из производства по уголовному делу должен исключаться судья, к подсудности которого данное дело отнесено законом, в случае изменения территориальной подсудности впоследствии. По ее словам, в данном деле суд избрал меру пресечения, а затем ВС установил объективную небеспристрастность и изменил территориальную подсудность. То есть фундаментальные принципы судопроизводств были нарушены, поэтому такой судебный акт (об избрании меры пресечения) подлежал отмене. «В определении данная ситуация рассмотрена иным образом – КС разделил субъективную и объективную небеспристрастность, указав, что факт изменения территориальной подсудности не влечет отмену решения, принятого объективно небеспристрастным судом. На мой взгляд, это не так – при изменении территориальной подсудности устанавливаются основания, по которым судебный акт подлежит отмене», – резюмировала Анна Половинская.

Адвокаты прокомментировали выводы КС

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов полагает, что вопрос, поставленный заявителем в жалобе, сложно признать весьма распространенным. Это, по мнению адвоката, связано с тем, что в принципе ходатайства об изменении территориальной подсудности заявляются нечасто, а удовлетворяются еще реже.

«Претензии заявителя с логической точки зрения можно понять: его ходатайство об изменении территориальной подсудности было удовлетворено, однако признавать незаконными судебные акты, принятые до изменения этой подсудности по причине того, что судьи подлежали отводу, суд отказался. В то же время в данном случае понятной и закономерной представляется позиция по данному вопросу и вышестоящего суда, рассматривавшего апелляционные жалобы: на момент принятия соответствующих судебных актов территориальная подсудность изменена не была, установленные законом основания для отвода судьи отсутствовали. По большому счету, эту позицию поддержал и КС», – отметил Николай Герасимов.

По мнению адвоката, определение КС является обоснованным и мотивированным. Он полагает, что данный вопрос больше относится к компетенции не КС, а, скорее, конкретных судебных инстанций, рассматривающих эти вопросы по существу. «В то же время, на мой взгляд, было бы нелишним дополнить УПК нормами, более полно и подробно прописывающими процедуру и последствия изменения территориальной подсудности по уголовному делу на разных стадиях производства. Думается, на это мог бы указать и КС в мотивировочной части определения, дав таким образом некоторый повод для обращения к данному вопросу со стороны законодательного органа», – заключил Николай Герасимов.

Адвокат АП Ленинградской области Ростислав Зимин считает, что проблема изменения территориальной подсудности актуальна, о чем свидетельствуют судебная практика и жалоба заявителя в КС в частности. По мнению адвоката, заявитель жалобы поставил перед Конституционным Судом четкие и системные вопросы, которые в полном объеме действующей редакцией УПК не регламентированы.

«Правовая определенность и последовательная реализация механизмов правового регулирования института изменения территориальной подсудности имеют важное практическое значение, поскольку способствуют реализации прав подсудимого на справедливое и беспристрастное рассмотрение его дела судом, к подсудности которого оно отнесено законом. Действующая редакция УПК, к сожалению, содержит достаточно расплывчатый механизм правового регулирования данного вопроса, что порождает, в том числе, обращения в КС», – поделился Ростислав Зимин.

Он добавил, что КС не дал четкого ответа на вопрос заявителя о возможности изменения территориальной подсудности дела в отношении одного подсудимого при сохранении фактической подсудности в отношении иного подсудимого при совершении преступления в соучастии. В частности, Суд отметил, что второй подсудимый ходатайство об изменении подсудности не заявлял, в связи с чем данный вопрос разрешению не подлежит. «Однако существо обстоятельств, имеющих место в деле заявителя, свидетельствует о том, что в данном случае действительно создается правовая неопределенность (т.е. в отношении одного подсудимого суд признал наличие возможной заинтересованности всех судей, а в отношении второго они якобы справедливы и беспристрастны), однако уголовное дело одно и приговор должен быть один», – считает Ростислав Зимин.

Адвокат также обратил внимание, что Конституционный Суд не ответил на вопрос, содержат ли оспариваемые положения правовое регулирование вопроса о том, какими критериями надлежит руководствоваться суду, рассматривающему ходатайство об изменении территориальной подсудности, при выборе суда в пределах одного округа или в ином кассационном округе. «Таким образом, некоторые вопросы, поставленные заявителем жалобы, остались открытыми, что неизбежно приведет к возникновению новых прецедентов и, как следствие, обращений в КС», – заключил он.

По мнению адвоката АП Тверской области Дмитрия Шушлебина, позиция заявителя основана на стремлении, прежде всего, пошатнуть фундамент избранной ему меры пресечения. «Заявитель делает попытку процессуального использования постановления судьи ВС об изменении территориальной подсудности как отсылочной нормы, пытаясь дискредитировать избранную ему меру пресечения. Однако данным постановлением судьи ВС права заявителя на впоследствии объективное и беспристрастное судебное разбирательство будут обеспечены как на стадии апелляционного обжалования, так и при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК», – считает он.

Дмитрий Шушлебин подчеркнул, что на момент вынесения определения КС законность и обоснованность избрания заявителю меры пресечения были проверены на всех ступенях обжалования. В связи с этим, по его мнению, какие-либо основания полагать, что до изменения территориальной подсудности судом изначально была занята предвзятая позиция в отношении заявителя, отсутствуют.

«Поставленная заявителем проблема была бы актуальна, если бы речь шла о поднятых им сомнениях в объективности и беспристрастности рассмотрения уголовного дела судом по существу, а не о стадиях избрания и продления меры пресечения. Доводы заявителя в полном объеме и подробно проанализированы КС и представляются обоснованными и верными», – резюмировал адвокат.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о