Вопросы юристу


КС не усмотрел нарушений Конституции в порядке освобождения от наказания по срокам давности

Суд подчеркнул, что при пересмотре кассацией приговора с освобождением осужденного от наказания за истечением срока давности не предполагается разрешения вопроса о его согласии на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию

КС не усмотрел нарушений Конституции в порядке освобождения от наказания по срокам давности

Один из адвокатов заметил, что непонятно, какие препятствия имелись у кассации для получения согласия осужденной на прекращение уголовного преследования по срокам давности, и, если это было упущение суда, то КС стоило указать на это и применить более корректное толкование закона с целью предупреждения подобных фактов. Другой предположил, что Суд мог дать более детальный анализ правовой неопределенности по применению ст. 285 УК РФ при более точной постановке вопроса.

Конституционный Суд вынес Определение № 810-О/2022 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ряд положений УК и УПК РФ, поданной осужденной гражданкой, которая была освобождена кассацией от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования без выяснения вопроса о ее несогласии на прекращение уголовного преследования по этому основанию.

Ранее суд признал Нину Ушакову виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» и ч. 1 ст. 286 «Превышение должностных полномочий» УК РФ, вопреки ее доводам о невиновности и недоказанности предъявленного обвинения. В приговоре отмечалось, что осужденная, будучи руководителем организации, безосновательно распоряжалась перечислять полученные в качестве субсидий на выполнение госзадания денежные средства на внебюджетный счет юрлица и отражать их в бухгалтерском отчете как его собственные доходы. Впоследствии деньги шли на выплату премий работникам организации, включая сына Нины Ушаковой, который распорядился полученными деньгами по собственному усмотрению, а его коллеги передавали их осужденной.

Кроме того, в приговоре отмечалось, что Нина Ушакова, превышая свои должностные полномочия, неправомерно издавала в отношении себя приказы о премировании. Тем самым она незаконно увеличила уровень материальной обеспеченности своего сына, а также сама незаконно получила материальную выгоду, что существенно нарушило права и законные интересы руководимой ею организации на эффективное и целевое использование финансовых ресурсов. Суд приговорил ее к лишению свободы на три года и четыре месяца условно, но на основании акта об амнистии осужденная была освобождена от назначенного наказания со снятием судимости. Апелляция незначительно изменила вынесенный приговор.

Впоследствии кассационный суд пришел к выводу, что срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 286 УК, истек ко времени постановления обвинительного приговора, а за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 285 Кодекса, – ко времени рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции. При этом кассация указала, что из материалов дела и кассационных жалоб стороны защиты следует, что Нина Ушакова полагает себя невиновной и настаивает на оправдании, связи с отсутствием в ее действиях составов преступлений, поэтому был сделан вывод, что подсудимая не согласна с прекращением уголовного дела в связи с истечением сроков давности. Таким образом, кассация сочла верными выводы нижестоящих инстанций в части доказанности вины Нины Ушаковой в совершении преступлений и, исключив указание на освобождение ее от наказания со снятием судимости на основании акта об амнистии, освободила ее от наказания в связи истечением сроков уголовного преследования.

Судья Верховного Суда, с которым позднее согласился и его председатель, отказался передавать кассационную жалобу Нины Ушаковой на рассмотрение со ссылкой на то, что ее утверждение о непричастности к совершению инкриминируемых преступлений и отсутствии доказательств ее виновности проверялось нижестоящими судами и было обоснованно отвергнуто ими. Судья ВС отметил, что ее действия, исходя из фактических обстоятельств дела, были квалифицированы правильно; наказание назначено в соответствии с требованиями закона и с учетом всех обстоятельств; нижестоящий суд кассационной инстанции устранил допущенное судом первой инстанции нарушение и освободил заявительницу от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В жалобе в Конституционный Суд Нина Ушакова указала, что она согласилась бы на прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, несмотря на последовательное непризнание своей вины в инкриминированных деяниях на всем протяжении рассмотрения уголовного дела, однако этот вопрос поднял не был. В связи с этим она просила признать п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 и 2 ст. 27, п. 1 ч. 1 ст. 254, ч. 8 ст. 302 УПК РФ, а также ст. 15, подп. «б» ч. 1 ст. 78 и ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса не соответствующими Конституции, поскольку они позволяют судам делать вывод о несогласии подсудимого на прекращение дела по такому нереабилитирующему основанию, лишь исходя из материалов этого дела. Заявительница добавила, что ч. 1 ст. 285 УК РФ позволяет суду делать вывод о наличии в действиях лица состава этого преступления при отсутствии у него корыстной заинтересованности, а также при наличии признаков хищения чужого имущества – доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении иного преступления.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд напомнил, что лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, исчисляемых со дня совершения преступления соответствующей категории тяжести и до момента вступления приговора суда в законную силу (ч. 1 и 2 ст. 78 УК РФ). Этим положениям корреспондируют нормы УПК, предусматривающие истечение сроков давности в качестве основания для прекращения уголовного дела и уголовного преследования. При этом прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующему основанию допускается лишь при невозможности применения реабилитирующих оснований в виде отсутствия события или состава преступления.

КС также напомнил, что в решении о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию констатируется как событие преступления, так и совершение его конкретным лицом, поэтому в таком случае прекращение уголовного дела или уголовного преследования допускается лишь при согласии с этим решением лица, в отношении которого оно принимается. Если же подсудимый возражает против этого, то прекращение уголовного дела или уголовного преследования по такому основанию недопустимо. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке, проводится судебное разбирательство, чтобы разрешить вопрос о наличии или отсутствии события и состава преступления, совершении его обвиняемым и о его вине. По итогам суд выносит оправдательный или обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

При этом, как пояснил Суд, в случае пересмотра судом кассационной инстанции приговора с освобождением осужденного от наказания ввиду того, что срок давности истек до момента вступления приговора суда в законную силу, нет оснований для утверждения о том, что было нарушено право такого лица на судебную защиту, поскольку судом уже разрешен вопрос о его виновности, а потому и не предполагается наличие согласия осужденного на прекращение уголовного дела. Кроме того, как принятие судом решения об освобождении от уголовной ответственности в виде прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности, так и вынесение обвинительного приговора с освобождением от наказания означает прекращение охранительных уголовно-правовых отношений и признание лица несудимым, а потому такой приговор не порождает предусмотренных уголовным законом правовых последствий, обусловленных судимостью. Соответственно, положения ст. 15 и 78 УК, ст. 24, 27, 254 и 302 УПК РФ не нарушают права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» КС добавил, что ч. 1 ст. 285 УК РФ не содержит неопределенности признаков злоупотребления должностными полномочиями, приводящей к их произвольному пониманию и применению судами, а потому также не может расцениваться в качестве нарушающей права заявительницы в указанном ею аспекте. Проверка же правильности квалификации совершенных ею деяний с учетом фактических обстоятельств конкретного уголовного дела не относится к полномочиям Конституционного Суда.

Как указал адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков, Конституционный Суд напомнил ранее уже сформулированную им позицию о том, что при пересмотре судом кассационной инстанции приговора, если нижестоящими судами уже разрешен вопрос о виновности лица, кассации при принятии решения об освобождении от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования не требуется получения согласия осужденного на прекращение уголовного преследования по такому основанию.

«Лично я не могу согласиться с такой позицией, поскольку право возражать против прекращения уголовного преследования по основанию истечения сроков давности подсудимый или осужденный имеет на любой стадии рассмотрения дела, и каких-либо исключений из этого правила ст. 27, 254 УПК РФ не содержат. И суд любой инстанции обязан обеспечить такое право. Из определения КС РФ непонятно, какие именно препятствия имелись у суда кассационной инстанции по получению согласия осужденной на прекращение преследования по указанному основанию и какая необходимость была нарушать столь очевидное право осужденной. По моему мнению, если это являлось простым упущением суда кассационной инстанции, то КС при разрешении ситуации стоило указать на это и применить более корректное толкование закона с целью предупреждения подобных фактов», – убежден Дмитрий Клячков.

Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин отметил, что вопрос о конституционности норм УК и УПК, связанных с применением положений об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, неоднократно был предметом рассмотрения Конституционного Суда: «И Суд, разрешая жалобу Нины Ушаковой, правомерно указал, что нет оснований для утверждения о том, что нарушено право на судебную защиту, поскольку судом первой инстанции уже разрешен вопрос о виновности лица, а потому и не предполагается наличие согласия осужденного на прекращение уголовного преследования и уголовного дела».

В то же время, заметил эксперт, в части выводов КС о проверке конституционности ст. 285 УК РФ можно отметить следующее: в судебной практике неоднократно приходится сталкиваться с вопросом неопределенности диспозиции указанной нормы закона, позволяющей использовать ее в качестве «резиновой», наряду с нормой о мошенничестве, при оценке гражданско-правовых отношений. «Не вижу оснований рассуждать о правомерности оценки нормы закона со ссылками исключительно на постановления Пленума ВС РФ, которые давно подменили собой нормы закона для судов и стороны обвинения. В то же время вопрос о границе между уголовным деликтом и административным нарушением в сферах управления и бюджетного процесса до сих пор не разрешен, и, если бы в самой жалобе был более остро поставлен вопрос о такой границе, возможно, КС был бы вынужден дать более глубокую оценку необходимости устранения очевидной правовой неопределенности», – предположил Алексей Нянькин.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о