Вопросы юристу


КС не стал рассматривать запрос суда об оценке дефектов административного протокола

При этом Суд отметил, что само по себе наличие недостатков в таком документе не может служить безусловным основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении на стадии его рассмотрения

КС не стал рассматривать запрос суда об оценке дефектов административного протокола

По мнению одного адвоката, КС не стал подменять собой федерального законодателя и расширять соответствующие полномочия суда, оставив в указанной категории дел пусть небольшую, но все же реальную возможность для обеспечения состязательного процесса при установлении факта наличия недостатков в административных материалах. Другая отметила, что системный подход к оценке всех представленных доказательств не лишает возможности прийти к определенным выводам и без учета доказательства, выбывшего в связи с его порочностью.

Конституционный Суд вынес Определение № 2131-О по запросу суда общей юрисдикции о проверке конституционности п. 4 ч. 1 ст. 29.4 и ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ.

В декабре 2020 г. гражданин К. не справился с управлением транспортным средством в ночное время и допустил столкновение с электроопорой. Результаты медосвидетельствования показали, что в момент инцидента мужчина был пьян.

Спустя два дня инспектор ГИБДД составил в отношении К. протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления т/с лицу, находящемуся в состоянии опьянения» КоАП. Этот документ с другими материалами дела был направлен мировому судье, при этом, как отмечалось в административном протоколе, сам К. не присутствовал при его составлении.

Мировой судья судебного участка № 1 судебного района Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа установил, что в полученном К. извещении о времени и месте составления протокола об административном правонарушении значилась лишь дата явки в отдел ГИБДД 31 декабря 2020 г., но в нем отсутствовали сведения о конкретных времени и месте (номере кабинета должностного лица) составления протокола. При этом 31 декабря 2020 г. было нерабочим днем, и прием граждан в подразделении ГИБДД в этот день не велся. В связи с этим мировой судья счел, что К. не был надлежащим образом уведомлен о времени и месте составления административного протокол, и прекратил производство по делу в связи с отсутствием события административного правонарушения (п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

Инспектор ГИБДД обжаловал постановление мирового судьи; он указал, что 31 декабря 2020 г. исполнял должностные обязанности, находясь в отделе ГИБДД. По его мнению, мировой судья действовал неправомерно, поскольку он не проверил соблюдение процедуры оформления протокола об административном правонарушении на стадии подготовки дела к рассмотрению. В результате, как отмечалось в жалобе, должностное лицо, составившее административный протокол, было лишено возможности исправить выявленные при его составлении нарушения, и в конечном итоге это обстоятельство позволило К. уклониться от административной ответственности.

Судья Салехардского городского суда принял жалобу к рассмотрению. Далее он счел, что п. 4 ч. 1 ст. 29.4 и ч. 2 ст. 29.9 КоАП содержат неопределенность в вопросе об их соответствии российской Конституции. В связи с этим судья приостановил производство по делу и направил в Конституционный Суд запрос о проверке конституционности вышеуказанных законоположений.

В судебном запросе отмечалось, что спорные нормы допускают возможность возвращения административного протокола и других материалов дела должностному лицу, которое составило этот протокол, лишь при подготовке дела об административном правонарушении к рассмотрению и не позволяют сделать это на стадии рассмотрения дела. Это обстоятельство необоснованно ограничивает процессуальные полномочия судов, не позволяя им выносить справедливые решения, и тем самым препятствует полноценному отправлению правосудия.

После изучения содержания судебного запроса Конституционный Суд признал его не подлежащим дальнейшему рассмотрению. Как пояснил Суд, если при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении дефекты протокола об административном правонарушении и других материалов дела не были обнаружены компетентным судьей, органом, должностным лицом, они не вправе, выявив такие дефекты (недостатки) на стадии рассмотрения дела по существу, возвратить протокол об административном правонарушении и другие материалы в орган, должностному лицу, составившим протокол. При этом вышеуказанные субъекты обязаны по результатам рассмотрения дела вынести постановление о назначении административного наказания или о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

«Это со всей очевидностью вытекает из действующего законодательства, поскольку принятие других решений по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении возможно лишь при вынесении определения о передаче дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным назначать административные наказания иного вида или размера либо применять иные меры воздействия в соответствии с законодательством РФ, или о передаче дела на рассмотрение по подведомственности, если выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ)», – подчеркнуто в определении Суда.

Как пояснил КС, такое правовое регулирование, детально определяющее порядок составления протокола об административном правонарушении и допускающее возможность его возврата субъекту административной юрисдикции, составившему протокол, с целью устранения выявленных дефектов только при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении, учитывает упрощенный характер производства, в том числе судебного, по делам об административных правонарушениях. Дело в том, что такие дела отличаются, как правило, очевидностью их совершения, не требуют значительных усилий для надлежащего процессуального оформления оснований привлечения виновных лиц к административной ответственности, а потому такое регулирование не выходит за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя.

КС добавил, что спорные нормы не означают, что в случае выявления дефектов протокола об административном правонарушении и иных материалов не при подготовке к рассмотрению, а непосредственно на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело, автоматически лишаются полномочия назначить по итогам рассмотрения дела административное наказание и во всяком случае обязаны прекратить производство за отсутствием события или состава административного правонарушения либо в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности.

Соответственно, при оценке дефектов, допущенных при составлении административного протокола и оформлении иных материалов дела, надлежит иметь в виду, что само по себе их наличие не может служить безусловным основанием для прекращения производства по делу на стадии его рассмотрения. «Наделение федеральным законодателем протокола об административном правонарушении особым процессуальным статусом в производстве по делам об административных правонарушениях не свидетельствует о придании ему преимущественного доказательственного значения для установления наличия или отсутствия события административного правонарушения, виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела; указанные данные могут устанавливаться не только этим протоколом, но и иными протоколами, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами», – подчеркнул Суд.

Таким образом, КС заключил, что если присущие административному протоколу недостатки являются несущественными и могут быть восполнены судьей, членами коллегиального органа, должностным лицом, осуществляющими производство по делу об административном правонарушении, путем оценки всех имеющихся доказательств в их совокупности, не исключаются рассмотрение дела об административном правонарушении по существу и принятие по его результатам постановления о назначении административного наказания. Поэтому оспариваемые в запросе законоположения согласуются с конституционными принципами.

Адвокат КА ARM IUST Нарине Айрапетян полагает, что определение КС РФ отражает общее отношение судей к рассмотрению тех или иных дел, а также уполномоченных лиц, чьи действия подвергаются последующему судебному контролю. «Они считают, что любые огрехи в составлении того или иного документа могут и должны быть нивелированы. При этом эти так называемые огрехи не оцениваются с точки зрения восполнимости или невосполнимости. Имея своеобразный “государственный тыл”, некоторые судьи почему-то забывают, что судебная власть является независимой, во всяком случае, она должна быть таковой. И если в процессе рассмотрения дела по существу или на этапе подготовки к делу обнаружены невосполнимые по своей правовой природе нарушения, пусть и процессуального толка, они не должны своими действиями способствовать устранению этих нарушений», – подчеркнула она.

По словам эксперта, такие действия в конечном итоге приводят к отсутствию состязательности как таковой. «Системный подход к оценке всех представленных доказательств не лишает возможности прийти к определенным выводам и без учета доказательства, выбывшего в связи с его порочностью. В рассматриваемом случае дата, указанная в протоколе, которая, в свою очередь, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, является неустранимым и невосполнимым нарушением. В случае же возвращения материалов на этом основании (хоть на этапе подготовки, хоть на этапе рассмотрения по существу) сотрудником ГИБДД попросту был бы фальсифицирован новый протокол, что в корне недопустимо. При таких обстоятельствах считаю справедливой мотивировку Конституционного Суда, используемую в определении», – резюмировала Нарине Айрапетян.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар заметил, что определение Суда не несет в себе каких-то новых, «прорывных» позиций, которые коренным образом смогли бы изменить правоприменительную практику. «Тем не менее не может не радовать то обстоятельство, что в данном конкретном случае КС не стал подменять собой федерального законодателя и расширять соответствующие полномочия суда, оставив в указанной категории дел пусть небольшую, но все же реальную возможность для обеспечения состязательного процесса при установлении факта наличия недостатков в административных материалах», – отметил он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о