Вопросы юристу


КС не принял жалобу на трехмесячный срок, установленный для принятия присяги адвоката

Суд отметил, что законодатель не мог предполагать возможность для граждан, претендующих на приобретение статуса адвоката, по собственному усмотрению определять, в какой срок они принесут присягу и завершат процедуру приобретения статуса адвоката

КС не принял жалобу на трехмесячный срок, установленный для принятия присяги адвоката

Президент АП Кировской области Марина Копырина рассказала, что в период сдачи экзамена заявитель жалобы был привлечен к уголовной ответственности и затем был признан виновным, а после, дождавшись снятия судимости, через два с половиной года он пришел принести присягу.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2118-О/2021 по жалобе гражданина, у которого не приняли присягу на статус адвоката спустя два года после сдачи экзамена.

В декабре 2016 г. Дмитрий Смирнов сдал экзамен на присвоение статуса адвоката и внес членский взнос в АП Кировской области. Он не смог принести присягу в день сдачи экзамена, поскольку в тот момент еще проходил службу в УМВД РФ по Кировской области.

В феврале 2017 г. Дмитрий Смирнов был уволен из органов внутренних дел по выслуге лет, о чем представил в АП Кировской области документы. Однако, по его словам, для принесения присяги адвоката он приглашен не был. В январе 2017 г. в отношении него возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 139 УК РФ «Нарушение неприкосновенности жилища». 22 января 2018 г. мировой суд признал Дмитрия Смирнова виновным и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 30 тыс. руб. 24 мая 2019 г. судимость была погашена. При этом уже 22 мая 2019 г. Дмитрий Смирнов обратился в АП Кировской области с заявлением, в котором просил принять у него присягу адвоката.

Квалифкомиссия палаты отказала заявителю, указав, что он пропустил трехмесячный срок принесения присяги. После этого мужчина обратился в суд с иском к АП Кировской области и попросил признать незаконным принятое Советом палаты Положение
«О порядке принесения присяги лицом, успешно сдавшим квалификационный экзамен на приобретение статуса адвоката». Положение предусматривает, в частности, что в случае, если присяга не будет принесена в установленный срок, результаты экзамена аннулируются. Дмитрий Смирнов также попросил признать незаконным протокол об отказе ему в принесении присяги адвоката и обязать принять ее.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что Положение принято в том числе во исполнение решения Совета ФПА от 2 апреля 2010 г., которым утвержден Порядок
изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта РФ на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ и урегулирования некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории России. В п. 7 документа советам адвокатских палат субъектов России рекомендовано определить порядок и срок принятия присяги (не позднее одного месяца со дня сдачи экзамена) у претендентов, успешно сдавших квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката, чтобы исключить факты внесения в региональный реестр адвокатов сведений о них до принесения присяги. Установление же в Положении правовых последствий нарушения срока принесения присяги адвоката в виде аннулирования результатов квалификационного экзамена и утраты юридического значения решения Квалификационной комиссии о присвоении статуса адвоката, указал суд, не противоречит законодательству об адвокатуре, а, напротив, обеспечивает правовую определенность в случае нарушения срока.

Апелляция поддержала выводы первой инстанции, кассация оставила решение без изменений. Судья ВС отказал в передаче жалобы к рассмотрению, с чем согласился заместитель Председателя ВС. После этого Дмитрий Смирнов обратился в КС. Заявитель посчитал, что ст. 4, 9, 10, 12, 13 и 31 Закона об адвокатуре и ст. 4 КПЭА не соответствуют ст. 15 Конституции в той части, в какой они возлагают на лицо, успешно сдавшее квалификационный экзамен для присвоения статуса адвоката, обязанность принести присягу в трехмесячный срок с момента сдачи экзамена, а также позволяют распространять действие КПЭА на лиц, не имеющих статуса адвоката, и устанавливать в Кодексе условия допуска к профессиональной деятельности.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд сослался на ряд своих судебных актов и отметил, что наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями на принятие обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода и не выходит за пределы дискреции законодателя.

К таким полномочиям, указал Суд, относится предусмотренное п. 1 ст. 13 Закона об адвокатуре полномочие адвокатских палат на определение порядка принесения присяги адвоката, которое, учитывая, что законодатель не предполагал и не мог предполагать возможность для граждан, претендующих на приобретение статуса адвоката, по собственному усмотрению определять, в какой срок они принесут присягу и завершат процедуру приобретения статуса адвоката, не исключает установления срока принесения такой присяги. При этом, прямо обязывая адвокатские палаты принять решение о приобретении статуса адвоката или об отказе в этом в трехмесячный срок со дня подачи заявления о присвоении статуса адвоката, законодатель ориентирует палаты и претендентов на то, что процедура приобретения статуса, в рамках которой подтверждается соответствие претендента требованиям, предъявляемым законом к адвокатам, не может реализовываться без ограничения по срокам и, в конечном счете, должна исключать приобретение статуса адвоката лицами, не отвечающими требованиям, и тем самым гарантировать конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь.

С учетом этого, отметил КС, Всероссийским съездом адвокатов в Кодексе профессиональной этики адвокатов были закреплены среди прочего такие значимые вопросы, как обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности (п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре), и установлено единое для всего адвокатского сообщества правило о трехмесячном сроке принесения присяги адвоката со дня принятия Квалифкомиссией решения о присвоении претенденту статуса адвоката (абз. 2 п. 2 ст. 4 КПЭА).

«Поскольку из Конституции не вытекает ни конкретного порядка приобретения статуса адвоката, ни безусловного права на приобретение статуса адвоката, регулирование актами органов адвокатуры в рамках предоставленных законом полномочий порядка принесения присяги адвоката, в том числе срока ее принесения, как элемента порядка приобретения статуса адвоката и одновременно условия вступления в члены конкретной адвокатской палаты и в профессиональное сообщество адвокатов в целом, не нарушает и не ограничивает права лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката», – указывается в определении.

Таким образом, отметил КС, оспариваемые положения Закона об адвокатуре не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку непринесение Дмитрием Смирновым присяги адвоката в установленные сроки было обусловлено, как установили суды, не действиями органов АП Кировской области, а нахождением заявителя на службе в органах внутренних дел и затем его привлечением к уголовной ответственности. Проверка же конституционности КПЭА, являющегося корпоративным нормативным актом, не входит в полномочия Конституционного Суда.

В комментарии «АГ» президент АП Кировской области Марина Копырина рассказала, что происходило в период сдачи экзамена: «Когда Дмитрий Смирнов сдавал экзамен, он скрыл, что его на тот момент уже привлекли к уголовной ответственности. Так как приговора еще не было, справка о судимости была в порядке. Нам стало известно о привлечении к уголовной ответственности, когда он уже сдал экзамен. Дмитрий Смирнов заверил, что дело возбуждено по заявлению жены и что он с ней поговорит. Попросил перенести принесение присяги. Мы пошли навстречу».

Как отметила Марина Копырина, заявитель понимал, что после назначения наказания присяги не будет. Поэтому Дмитрий Смирнов пришел приносить присягу в 2019 г., когда судимость была снята. «После этого он обратился в суд, однако все инстанции вынесли решения в нашу пользу. Считаю, что Конституционный Суд вынес законное и обоснованное определение. Никто не вправе вмешиваться в нашу деятельности извне», – подчеркнула Марина Копырина.   

Адвокат АП Санкт-Петербурга Максим Беляев заметил, что если без уважительных причин претендент не является на принятие присяги в установленный трехмесячный срок, то это может свидетельствовать об утрате интереса к профессии адвоката. Квалификационная комиссия вправе поставить вопрос об утрате претендентом права на принесение присяги. Таким образом, установленные законом сроки принятия претендентом присяги являются инструментом правовой определенности и, в конечном счете, гарантией качества оказываемой адвокатом юридической помощи. По этим причинам оспариваемые положения Закона об адвокатуре не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права.

Адвокат АП Московской области Максим Глотов назвал решение Конституционного Суда ожидаемым: Суд подтвердил ранее неоднократно высказанную позицию, что ФПА и адвокатские палаты субъектов обладают полномочиями принимать обязательные для адвокатов решения по отдельным вопросам адвокатской деятельности.

Максим Глотов обратил внимание, что с 1 января по сегодняшний день в УПК внесены изменения более чем десятью законами. Также более десяти законов изменили положения ч. 2 Налогового кодекса. «В описанной ситуации претендент обратился в адвокатскую палату для принятия присяги спустя почти два с половиной года. Объективно за это время законодательство претерпело значительные изменения, квалификация претендента для готовности исполнения обязанностей адвоката не может быть подтверждена давним экзаменом, так как может не соответствовать необходимым познаниям и требованиям на момент получения статуса адвоката», – посчитал он.

Таким образом, установленный между датой сдачи квалификационного экзамена и принесением присяги срок, с одной стороны, является непродолжительным, направлен на выполнение ст. 2 и 7 Закона об адвокатуре и выступает дополнительной гарантией профессионализма претендента и адвоката, а с другой – является вполне достаточным для завершения процедуры получения статуса адвоката и принятия присяги. Максим Глотов указал, что решение Конституционного Суда исключает рассмотрение адвокатуры сотрудниками правоохранительных органов в качестве «запасного плацдарма» после оставления службы в неопределенный срок. При этом он указал, что срок принятия присяги мог бы быть продлен, но не более чем до шести месяцев.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко посчитал, что КС подробно раскрыл смысл отечественного законодательства об адвокатуре в части регулирования процедуры присвоения статуса адвоката, в том числе в аспекте наделения органов адвокатского самоуправления полномочиями на установление срока совершения тех или иных этапов данной процедуры.

«Требование заявителя в принципе могло бы послужить поводом для рассмотрения вопроса об уточнении процедуры присвоения статуса адвоката, если бы его основанием была ситуация, связанная с невозможностью заявителя принять присягу в установленный срок по непредвиденным причинам уважительного характера. Например, если кандидат не смог принять своевременно присягу в связи с ограничительными мерами для предупреждения распространения коронавирусной инфекции, то он окажется в таком же положении, как заявитель в комментируемом деле?» – задался вопросом Павел Гейко.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о