Вопросы юристу


Изготовлена мотивировка постановления об отмене меры пресечения адвокату Михаилу Беньяшу

Из решения суда следует, что он не установил наличия каких-либо оснований для избрания в отношении обвиняемого любой из предусмотренных УПК мер пресечения

Изготовлена мотивировка постановления об отмене меры пресечения адвокату Михаилу Беньяшу

В комментарии «АГ» адвокат Александр Попков, защищающий коллегу, отметил, что выводы суда совпали с доводами ходатайства защиты и решением апелляционной инстанции, и добавил, что, к сожалению, такого законного и очевидного решения пришлось добиваться несколько месяцев. Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров назвал данное решение большой победой как Михаила Беньяша, так и его защитников. При этом он подчеркнул, что основополагающим правом человека является право на свободу, однако право на свободу адвоката еще более важно, поскольку от этого зависит судьба его доверителей.

Как стало известно «АГ», защита адвоката АП Краснодарского края Михаила Беньяша, обвиняемого в применении силы к представителям власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ), получила мотивированное постановление Ленинского районного суда г. Краснодара, который 11 февраля отменил ему меру пресечения.

Напомним, уголовное дело рассматривается по существу повторно в соответствии с апелляционным постановлением Краснодарского краевого суда от 26 февраля 2021 г. По жалобам защиты приговор Ленинского районного суда Краснодарского края от 11 декабря 2019 г., которым адвокат был признан виновным в инкриминируемом деянии, был отменен, а дело направлено на пересмотр в первую инстанцию в ином составе суда со стадии предварительного слушания.

Как установила апелляция, председательствующий в судебном заседании первой инстанции на стадии предварительного расследования рассматривал ходатайство следователя об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу. Постановлением Ленинского районного суда г. Краснодара от 28 сентября 2018 г. ходатайство было удовлетворено, а Михаилу Беньяшу избрана мера пресечения в виде стражи сроком на два месяца. Впоследствии апелляция изменила постановление, обвиняемый был освобожден из-под стражи, а мера пресечения изменена на залог в 600 тыс. руб., который АП Краснодарского края в тот же день внесла на депозит суда, о чем также писала «АГ».

После возвращения дела на пересмотр защита ходатайствовала об отмене Михаилу Беньяшу меры пресечения. Как указывалось в ходатайстве адвоката АП Краснодарского края Александра Попкова, целями меры пресечения в виде залога суд указал обеспечение беспрепятственного производства по уголовному делу, создание условий для получения и проверки доказательств, а также обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства. «Так, с момента избрания меры пресечения в виде залога прошло свыше двух с половиной лет. Ни одного заявления о попытках давления со стороны подсудимого на свидетелей, потерпевших и экспертов в адрес суда не поступало, ни одного факта не выявлялось. Все доказательства по делу двукратно исследованы в открытом судебном заседании, потерпевшие, свидетели и эксперты допрошены», – отмечалось в документе.

Защита также обратила внимание суда, что в течение двух с половиной лет обвиняемый проявлял себя исключительно добросовестно: посещал все заседания судов, даже в случаях ненадлежащего уведомления, активно осуществлял адвокатскую деятельность, системно участвовал в отправлении правосудия, выезжал в служебные командировки в иные регионы, что свидетельствует о возможности обеспечения беспрепятственного производства по уголовному делу без применения меры пресечения.

Вместе с тем, подчеркивалось в ходатайстве, избранная судом сумма залога является чрезмерной и с учетом вышеприведенных обстоятельств и личности подсудимого не отвечает балансу общественных интересов. Так, согласно ст. 106 ч. 3 УПК РФ по уголовным делам такой категории тяжести размер залога не может быть менее 50 тыс. руб. Избранный размер залога превышает минимальный в 12 раз. «Использованные денежные средства адвокатской палаты края состоят из взносов адвокатов региона и могут быть использованы на иные цели, в том числе для повышения качества оказания юридической помощи. Таким образом, основания избрания меры пресечения и необходимость в ней отпали, а дальнейшее производство по уголовному делу может быть обеспечено без ее применения», – отмечала защита.

Рассмотрев ходатайство, Ленинский районный суд г. Краснодара изменил меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении и постановил вернуть сумму залога АП КК. Однако оглашенное решение не устроило защиту, и она обжаловала его в апелляцию. В жалобе указывалось, что оглашенное постановление об изменении меры пресечения необоснованно, поскольку суд сослался на отсутствие предусмотренных ст. 97 УПК оснований для ее избрания. Аналогичные выводы, отмечалось в апелляционной жалобе, содержатся в апелляционном постановлении Краснодарского краевого суда от 23 октября 2018 г. об избрании меры пресечения в виде залога. Таким образом, резюмировалось в жалобе, основания избрания любой меры пресечения и необходимость в ней отсутствуют, а дальнейшее производство по уголовному делу ввиду безупречного, добросовестного поведения подсудимого может быть обеспечено без ее применения.

Рассмотрев жалобу, суд апелляционной инстанции по уголовным делам Красноярского краевого суда отменил обжалуемое решение. Как отмечалось в апелляционном постановлении от 23 декабря 2021 г. (имеется в редакции), принимая решение об изменении меры пресечения с залога на подписку о невыезде, суд указал, что учитывает личность обвиняемого, обстоятельства и характер преступления, а также то, что с момента избрания залога прошло более двух лет, при этом ни одного заявления о попытках давления обвиняемого на свидетелей, потерпевших и экспертов суду не поступало. Таким образом, резюмировала апелляция, в постановлении отсутствуют выводы о наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, для избрания любой из предусмотренных Кодексом мер пресечения.

Кроме того, добавил апелляционный суд, в нарушение ст. 99 УПК не исследовались сведения о личности обвиняемого – возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и т.д. При таких обстоятельствах решение об изменении меры пресечения на подписку о невыезде не может являться обоснованным и подлежит отмене, а вопрос о мере пресечения – повторному рассмотрению. При этом апелляция добавила, что не может самостоятельно устранить указанное нарушение, разрешив вопрос по существу, поскольку в суде апелляционной инстанции доказательства в подтверждение обстоятельств, предусмотренных ст. 99 УПК, не исследовались, а с момента принятия решения о мере пресечения прошло длительное время, дело находится в производстве суда. В связи с этим вопрос о мере пресечения должен разрешаться судом с учетом обстоятельств, существующих в настоящее время. В итоге материал об избрании меры пресечения был направлен на новое рассмотрение в Ленинский районный суд г. Краснодара.

В свою очередь Ленинский районный суд при новом рассмотрении не установил наличия каких-либо оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, для избрания в отношении Михаила Беньяша любой из предусмотренных Кодексом мер пресечения и удовлетворил ходатайство защиты об отмене залога. «Однако в соответствии со ст. 111 УПК РФ в целях обеспечения установленного настоящим Кодексом порядка уголовного судопроизводства, а также законопослушания со стороны подсудимого судья считает необходимым применить к М.М. Беньяшу меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке в суд», – резюмируется в постановлении. Денежные средства, внесенные в качестве залога, суд постановил возвратить АП КК.

Согласно постановлению срок его обжалования составляет трое суток, которые истекли 14 февраля, информации о том, было ли оно обжаловано, – нет.

В комментарии «АГ» Александр Попков отметил, что выводы суда совпали с доводами ходатайства защиты и решением апелляционной инстанции. «Жаль только, что такого законного и очевидного решения пришлось добиваться несколько месяцев», – заключил защитник.

«Это большая победа как самого Михаила Беньяша, так и его команды защитников, которые на протяжении более двух лет неизменно осуществляют защиту коллеги, – подчеркнул вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров. – Основополагающим правом человека является право на свободу. Однако право на свободу адвоката еще более важно, поскольку от свободы адвоката зависит судьба его доверителей».

Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, которая необходима и достаточна для того, чтобы реализовать цели и задачи уголовно-процессуального законодательства, добавил Ростислав Хмыров. УПК закрепляет возможность избрания в отношении лица, привлекаемого к уголовной ответственности, одной из перечисленных в ст. 98 мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый или – как в данном случае – подсудимый скроется от предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, суд должен исходить из презумпции невиновности с соблюдением баланса между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности, а в нашем случае еще и правом на свободу адвоката, от которого зависят права и свободы его доверителей, подчеркнул вице-президент АП КК.

«Как правильно указал суд, Михаил Беньяш на протяжении более двух с половиной лет не пытался скрыться ни от органа предварительного расследования, ни от суда, являлся и продолжает являться в суд по первому вызову, за все время расследования и судебного разбирательства не оказывал давления на свидетелей, потерпевших или экспертов. В связи с чем оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, для избрания в отношении него какой-либо иной меры пресечения суд вполне обоснованно не установил, – подчеркнул Ростислав Хмыров. – Что касается процессуального принуждения в виде обязательства о явке, которое применено в отношении Михаила Беньяша, то в силу п. 1 ч. 1 ст. 111 и ст. 112 УПК при необходимости оно может быть взято у подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего или свидетеля и предполагает письменное разъяснение указанным лицам обязанностей являться по вызову, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом».

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о