Вопросы юристу


Исследователи ИПП проанализировали арбитражные споры по видам экономической деятельности

В основе аналитического обзора сотрудников Института проблем правоприменения лежат результаты исследования 5,2 млн арбитражных дел за 2014–2019 гг.

Исследователи ИПП проанализировали арбитражные споры по видам экономической деятельности

В комментарии «АГ» авторы исследования рассказали о ключевых выводах проведенного анализа, отмечая, что их интересовал процент удовлетворенных исков как показатель эффективности обращения в суд. Одна из экспертов «АГ» подчеркнула, что полученные результаты могут быть интересны законодателю, который может выработать определенные законодательные подходы, направленные на уменьшение указанных в обзоре споров. Другой заметил, что в целом вопрос снижения нагрузки на суды всегда должен стоять на повестке дня, в первую очередь, у законодателя, во вторую очередь – у тех корпораций, которые такую нагрузку в большей степени создают. Третья отметила, что представленные данные также подтверждают общее отношение юридического сообщества к участию в спорах по некоторым категориям дел против оппонентов из конкретных отраслей.

Институт проблем правоприменения опубликовал аналитический обзор «Арбитражные споры по видам экономической деятельности сторон», в который вошли результаты исследования сведений об участниках 5,2 млн арбитражных дел за 2014-2019 гг. В нем определены экономические отрасли, представители которых наиболее часто выступают в арбитражном суде в качестве истцов и ответчиков, представлен анализ исходов арбитражных дел, а также размеры взысканных сумм.

Содержание обзора

Авторы обзора выяснили, что среди арбитражных дел доминируют споры, в которых истцы представляют энергетическую отрасль. В таких делах на стороне ответчиков чаще всего выступают компании из сферы недвижимости, образовательные организации и госорганы. Среди истцов, работающих в сфере энергетики, наиболее активны поставщики коммунальных услуг.

Большинство исков касаются взыскания задолженности с управляющих компаний. Согласно обзору это свидетельствует о значительном вкладе в судебную нагрузку и производных судебных расходах, что говорит о необходимости совершенствования правового регулирования в сфере распределения электро- и теплоэнергии. В частности, одной из мер, как считают исследователи, могло бы стать развитие внесудебных способов разрешения споров в этой области.

Далее авторы исследования обратили внимание на судебные разбирательства между страховыми компаниями. Отмечается, что сама по себе доля споров по договорам страхования не так велика в общей судебной нагрузке (например, в 2019 г. такие дела составили около 3% от общего числа рассмотренных), однако в точке пересечения, когда обе стороны являются страховщиками, такая пара сразу оказывается второй по количеству дел, отмечено в обзоре. Подчеркивается, что этот факт говорит о развитости страхования в различных отраслях экономики и частых судебных спорах в связи с нарушением договорных обязательств в этой сфере.

Ответчиками по искам страховщиков часто также выступают юридические компании или индивидуальные предприниматели, занятые в сфере права. При этом, хотя страховщики подают много исков, в большинстве случаев их исковые требования не удовлетворяются. Исследователи подчеркнули, что чаще всего страховщики судятся по неисполнению или ненадлежащему исполнению договоров страхования с компаниями из разных отраслей экономики.

В число наиболее массовых входят также споры, в которых со стороны истца выступают оптовые поставщики товаров, а со стороны ответчика либо торговые компании-оптовики, либо представители розничной торговли. По мнению авторов исследования, такие споры являются неотъемлемой частью делового оборота и вряд ли свидетельствуют о систематических проблемах.

Как следует из обзора, по неисполнению или ненадлежащему исполнению договоров перевозки чаще всего судятся с перевозчиками добывающие компании. В свою очередь компании из всех отраслей спорят друг с другом по неисполнению договоров поставки.

Значительна доля споров, в которых истец и ответчик заняты в одной и той же отрасли экономики. По мнению исследователей, это противоречит логике хозяйственных отношений. «Ожидается, что средняя организация будет спорить с организациями-контрагентами из других отраслей, а не с представителями своей же отрасли. Выявленная особенность литигационной активности сторон нуждается в дополнительном изучении», – отметили они.

Распределение удовлетворения исков и присужденных сумм по группам организаций также является неравномерным: банки и финансовые организации в части присужденных сумм оказываются заметно выше остальных.

Авторы обзора отметили, что категории дел, отражающие суть спора, могут играть дополняющую роль к изучению дел по видам экономической деятельности сторон. Так, использование этих переменных в связке друг с другом позволяет точнее выявить проблемные зоны отношений контрагентов в коммерческом обороте, т.е. показать не только пересечение отраслей истца и ответчика, но и конкретные отношения, где они пересекаются, поясняется в документе. Такими проблемными зонами, как показала тепловая карта при исследовании, являются: договорные отношения со страховщиками, перевозка в добывающей отрасли, поставка товаров практически в любой отрасли экономики.

Авторы исследования прокомментировали полученные выводы

В комментарии «АГ» экономист, специалист по Law & Economics, судебной статистике, микроэконометрике, Big Data, Ph.D. Дмитрий Скугаревский отметил, что в своем исследовании они с коллегами поняли много нового о деловой активности в России в 2014–2019 гг. Он пояснил, что почти каждый гражданский спор в стране вызван нарушениями в цепочке создания добавленной стоимости (производитель – поставщик, продавец – покупатель). Из решений судов в масштабе всей страны можно понять зависимость отраслей экономики друг от друга почти в реальном времени, подчеркнул Дмитрий Скугаревский. Он указал, что такую зависимость можно наблюдать на тепловой карте диад «истец – ответчик» по количеству дел в отраслевом разрезе.

«Если отрасль сильно зависит только от себя, ее межотраслевые связи слабы, а цепочки добавленной стоимости коротки, разумно ожидать, что процессуальным оппонентом стороны в арбитражном суде редко будет представитель других отраслей, за исключением энергетиков. Но мы нашли отрасли, где высока доля внутриотраслевых споров, например те же энергетики. Это удивило: поставщики электроэнергии не только спорят с потребителями о неисполнении обязательств по договорам энергоснабжения, но и часто спорят с представителями той же отрасли», – прокомментировал эксперт.

Дмитрий Скугаревский пояснил, с чем связано то, что в большинстве случаев требования страховщиков не удовлетворяются: «Зачастую иски страховыми компаниями подаются почти автоматически, без должной оценки шансов удовлетворения своих требований судом. Это может происходить из-за внутренних правил (нужно “просудить” требование в любом случае. По этой причине мы наблюдаем вал исков, но слабую удовлетворяемость».

Юрист, социолог, специалист по гражданскому и арбитражному процессу Тимур Бочаров в свою очередь разъяснил, что низкая доля удовлетворенных исковых требований не означает автоматически, что страховщики проигрывают все остальные дела. «Довольно часто суды оставляют иски страховщиков без рассмотрения (обычно из-за несоблюдения претензионного порядка) либо прекращают производство по делу (например, истец-страховщик отказался от иска). Но мы в обзоре не рассматривали исходы дел настолько подробно. Нас интересовал только процент удовлетворенных исков как показатель эффективности обращения в суд», – рассказал он.

Специалист по информационному праву и интеллектуальным правам, к.ю.н. Денис Савельев рассказал, что по предыдущим исследованиям арбитражной практики было ясно, что энергетический сектор экономики «производит» много арбитражных дел: «В данном исследовании мы можем наглядно и количественно показать это. Обратим внимание, что при обучении студентов-юристов по гражданско-правовому направлению основное внимание всегда уделяется самым обычным сферам договорного права: купле-продаже, поставке товаров и оказанию услуг. И хотя эта сфера естественно занимает существенное место, если смотреть по степени выраженности конфликтов и рисков судебных споров, то энергетическому праву нужно уделять существенно большее значение».

Денис Савельев обратил внимание, что в последнее время в разных правовых сферах, прежде всего в государственном управлении и бизнесе, юристы стали развивать риск-ориентированный подход и принимать решения с опорой на статистические данные. По мнению исследователя, эмпирические исследования права важны, поскольку они как раз и дают данные для такого подхода. Он отметил, что в исследовании объединены разные виды данных достаточно большого объема (Картотека арбитражных дел, ЕГРЮЛ/ЕГРИП и ОКВЭД), а также представлена их сводная. «Такое исследование кроме рисков может показать в некоторой степени и эффективность работы юристов той или иной отрасли. Если они подают много исков, а выигрывают реже, значит, либо они слабо их обосновывают, либо предъявляют избыточные претензии к другим участникам хозяйственного оборота», – полагает эксперт.

При этом он уточнил, что характер правовой сферы, в которой возникла необходимость подавать иск в арбитражный суд, может определять и сложность спора: «Поэтому в некоторых случаях это взыскания задолженностей без какого-либо содержательного спора о праве или факте, тогда как в других сферах возникают содержательные споры. Поэтому мы не ожидаем, что все показанное нами поле судебных баталий должно быть совершенно равномерным». Денис Савельев считает, что большее число конфликтов, дошедших до суда, может показать государству в целом и законодателю в частности, что определенная сфера правового регулирования справляется слабо со своей ролью, ведь при отлаженном правовом регулировании спор в той или иной сфере скорее не возникнет.

Эксперты «АГ» оценили практическую значимость исследования

Адвокат, партнер АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Елена Якушева полагает, что исследование будет полезно не столько практикующим юристам, сколько законодателю, который может выработать определенные подходы, направленные на уменьшение указанных в обзоре споров.

Она отметила, что охват судебных споров в период 2014–2019 гг. не оправдан: «В этот период был и кризис, и законодательство сильно поменялось, и судебная практика, как и количество дел в той или иной отрасли соответственно. Полагаю, что для такого обзора нужно брать период не более трех лет и захватывать максимум актуального периода, потому что ситуация постоянно меняется. Таким образом, вполне вероятно, что цифры, диаграммы и иная информация, содержащаяся в обзоре, уже сильно устарели», – полагает Елена Якушева.

Управляющий партнер юридического бюро Olimp Legal Иван Хорев отметил, что как практикующему юристу в сфере разрешения споров ему всегда интуитивно казалось, что наибольшую судебную нагрузку несут споры с госорганами, споры в сфере неисполнения обязательств в сфере торговли, а также банкротные споры. «Однако, как оказалось, наибольшую судебную нагрузку создают споры в сфере энергетики и страхования, причем споры в сфере страхования дают большую нагрузку именно на арбитражные суды, что означает наличие большого числа споров между страховыми компаниями и споры с компаниями, которые ранее выкупили права требования у страхователей», – прокомментировал он.

Иван Хорев считает, что в целом вопрос снижения нагрузки на государственные суды всегда должен стоять на повестке дня, в первую очередь, у законодателя, во вторую очередь – у тех корпораций, которые такую нагрузку в большей степени создают: «С одной стороны, судебные издержки по типовым и не сложным спорам в нашей стране малы в соотношении с другими юрисдикциями, что является достаточно благоприятной средой для недобросовестных контрагентов, которым явно выгоднее год судиться, чем исполнять свои обязательства своевременно. Небольшие судебные издержки также выгодны и компаниям-истцам, которые также могут достаточно за недорого “просудить” свои претензии к контрагенту». Он добавил, что большая судебная нагрузка, безусловно, снижает качество правосудия, поскольку у судьи, который «завален» типовыми спорами, зачастую не остается достаточного времени качественным образом погрузиться в какой-либо более сложный и важный для развития судебной практики спор, пусть даже и не на большую сумму.

По мнению эксперта, в приведенном анализе не хватает данных о том, сколько из этих наиболее часто встречающихся типовых споров заканчиваются реальным исполнением судебного акта о взыскании задолженности. Иван Хорев отметил, что, насколько ему известно, энергетические компании в большом количестве взыскивают относительно небольшие суммы с организаций, которые в действительности перестают существовать как таковые (фирмы-«однодневки», операционные компании, которые создавались на небольшой срок, брошенные фирмы с директорами-номиналами и т.д.). «У таких фирм отсутствуют какие-либо активы, на которые впоследствии возможно обратить взыскание для реального исполнения судебного акта, но при этом далее нести расходы для их банкротства для компании-истца нецелесообразно, поскольку расходы на банкротство компании могут превысить сумму требований. Таким образом, получается, что суды свою работу выполняют, однако в конечном счете дисбаланс в хозяйственном обороте продолжает существовать, масса неисполненных судебных актов так и остаются таковыми, создавая лишь убыток для компаний-истцов», – разъяснил эксперт.

Иван Хорев согласился с выводами исследователей о том, что с учетом полученных данных необходимо провести работу по совершенствованию различных внесудебных или квазисудебных механизмов защиты своих прав по таким спорам, что позволит освободить суды от неэффективной работы и повысить качество правосудия, что в конечном счете окажет исключительно положительное влияние на хозяйственный оборот и экономику в целом. Такими механизмами, по его мнению, могут быть как усовершенствование работы третейских судов, так и законодательные изменения в соответствующих отраслях. Например, проработка законодательных механизмов быстрого реагирования энергетической компании при однократном неисполнении обязательств контрагентом (приостановка поставки электроэнергии и пр.), уточнил он.

«Также, безусловно, хотелось бы видеть реакцию приведенных лидеров судебной нагрузки на такое исследование и их анализ данной ситуации, в частности какие механизмы видятся эффективными для них как непосредственных участников таких споров, глубоко знающих все существующие проблемы своей отрасли в сфере работы с контрагентами. Диалог государства и профессионального сообщества по данному вопросу мог быть служить положительным импульсом для корректировки ситуации в лучшую сторону», – заключил Иван Хорев.

По мнению юриста практики разрешения споров Lidings Элины Изоткиной, выводы исследований кажутся довольно однозначными и интуитивно понятными. Представленные данные также подтверждают общее отношение юридического сообщества к участию в спорах по некоторым категориям дел против оппонентов из конкретных отраслей, отметила она.

Элина Изоткина назвала вполне ожидаемым вывод о том, что большее количество дел выигрывают именно банки (финансовые организации). Локальный анализ судебной практики демонстрирует тот же результат. По мнению эксперта, подобная статистика может быть вызвана несколькими факторами:

1) бесспорное взыскание задолженности по кредитным договорам;

2) почти столь же бесспорное включение требований банков в реестр требований должника в рамках банкротных дел;

3) репутационно-административная составляющая, при которой суды склонны удовлетворять требования банков даже по спорам, напрямую не связанным с отношениями по кредитованию.

По мнению Элины Изоткиной, вывод о том, что большое количество споров имеет место между сторонами из одной и той же отрасли экономики, является интересным, тем более что авторы исследования полагают, что это противоречит логике хозяйственных отношений. «С практической точки зрения данный вывод напрашивался на подтверждение статистикой давно. Большая часть компаний работают по агентским, дистрибьюторским или субподрядным договорам. Делегирование части функций компаний во многих отраслях является основой как горизонтальных (две независимые компании), так и вертикальных взаимоотношений (материнская и дочерняя компания). Неудивительно, что в процессе реализации таких договоров возникают вопросы, требующие судебного разрешения. Особенно когда один из контрагентов такой цепочки допустил дефолт по обязательству», – подчеркнула эксперт.

В очередной раз исследование подчеркнуло тренд на доминирование государственных органов в споре с юридическими лицами, отметила Элина Изоткина. «Является ли это показателем неспособности юрлиц исполнять требования законодательства или мерой некоего фаворитизма судебной системы по отношению к исполнительной власти – ответ на данный вопрос требует отдельного детального исследования», – считает эксперт.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о