Ваш маяк


Иркутский адвокат три месяца не может увидеться с подзащитным

С 21 июля адвоката Платона Ананьева не допускают в СИЗО под предлогом того, что он не является защитником заключенного

Иркутский адвокат три месяца не может увидеться с подзащитным

В комментарии «АГ» Платон Ананьев назвал ситуацию вопиющей и сообщил, что возлагает большие надежды на удовлетворение судом его административного иска к администрации СИЗО-6. Президент АП Иркутской области Олег Смирнов сообщил, что в ответах на его обращения прокуратура и СКР сообщили, что не выявили нарушений прав адвоката, мотивировав это тем, что Роман Нефедьев сам отказался от помощи Платона Ананьева, не захотев общаться с последним.

Адвокат АП Иркутской области Платон Ананьев по-прежнему не может увидеться со своим подзащитным Романом Нефедьевым, содержащимся в местном СИЗО-6. 

Недопуск и обращение в палату

Напомним, ранее «АГ» сообщала о том, что с проблемами недопуска к заключенным в иркутский следственный изолятор этим летом столкнулись адвокаты АП ИО Платон Ананьев, Елена Ананьева и Любовь Яушева, которым было отказано в предоставлении свиданий с Романом Нефедьевым и Сергеем Зыряновым, обвиняемыми по уголовному делу о беспорядках в ИК-15 в Ангарске в апреле этого года.

В августе Платон Ананьев обратился в Адвокатскую палату Иркутской области, сообщив, что соглашение об оказании юридической помощи Ананьеву заключено с его бабушкой. К адвокату родственники Ананьева обратились в связи с опасениями за его жизнь и здоровье. О вступлении в дело защитник уведомил руководителя Следственного управления СКР по Иркутской области, приложив копию ордера и удостоверения.

30 июня Платон Ананьев посетил СИЗО-6, где содержится Роман Нефедьев, который одобрил вступление в дело нового защитника, подписав соответствующее заявление. Заключенный также сообщил о намерении отказаться от услуг адвоката О., которая была ему назначена в качестве защитника органом следствия. 21 июля Платон Ананьев вновь встретился с подзащитным, и тот еще раз подтвердил свое желание о сотрудничестве с ним.

Однако 23 июля Платон Ананьев получил по почте постановление следователя по особо важным делам Евгения Карчевского от 9 июля, которым тот отказал в удовлетворении «ходатайства адвоката о допуске в качестве защитника». Со ссылкой на ст. 45 и 50 УПК РФ следователь указал, что защитник приглашается подозреваемым (обвиняемым) и в подтверждение своей личности, а также наличия полномочий предъявляет ордер и удостоверение адвоката, после чего следователем выносится постановление о допуске адвоката к защите подозреваемого (обвиняемого).

«В рамках предварительного следствия какие-либо ходатайства и заявления от обвиняемого Нефедьева о допуске его защитника адвоката Платона Ананьева в адрес Следственного управления по Иркутской области не поступали, – отмечалось в этом документе. – Представленный адвокатом Ананьевым ордер не содержит в себе информации, в рамках какого уголовного дела им (адвокатом) взяты на себя обязательства по оказанию юридической помощи Роману Нефедьеву, по каким статьям подозрения-обвинения и с кем у него заключено соглашение на оказание юридических услуг».

Адвокат обжаловал действия следователя о в рамках ст. 125 УПК, однако суд вернул жалобу, указав, что орган следствия представил заявление Нефедьева о том, что у него имеется защитник по назначению О. и он не поручал представление своих интересов в правоохранительных органах и суде иному адвокату. «При таких обстоятельствах, поскольку полномочия адвоката Платона Ананьева на подачу жалобы в интересах Романа Нефедьева в порядке ст. 125 УПК РФ не подтверждены, она подлежит возвращению заявителю с разъяснением права вновь обращаться в суд после устранения имеющихся недостатков», – отмечено в документе.

В тот же день Платон Ананьев направил еще одно уведомление о вступлении в уголовное дело руководителю областного СУ СКР, к которому приложил и имевшееся у него заявление Нефедьева о допуске к участию в деле в качестве защитника. Тем не менее все дальнейшие посещения СИЗО-6 для встречи с Романом Нефедьевым не принесли результатов: сотрудники учреждения не допускали Платона Ананьева к подзащитному под предлогом того, что тот отказался от него.

В обращении в АП ИО адвокат просил оказать содействие в связи с возникшей ситуацией и нарушением его профессиональных прав и прав его подзащитного.

Правоохранители не нашли нарушений

3 сентября президент АП Иркутской области Олег Смирнов направил обращения (есть у редакции) прокурору Иркутской области, региональным СУ СКР и ГУФСИН, в которых он сообщил о жалобах адвокатов и правозащитных организаций по фактам незаконного ограничения доступа защитников СИЗО-6 Иркутской области для свидания с их подзащитными.

«В силу положений ч. 1 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Указанная статья, таким образом, закрепляет процедуру приглашения защитника, а не порядок допуска его к делу. В соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, – отмечено в обращениях. – Согласно правовой позиции, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 за 2020 г., выполнение процессуальных обязанностей защитника предполагает наличие у него ордера на ведение уголовного дела конкретного лица и не ставится в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится дело. Следовательно, действующее правовое регулирование закрепляет уведомительный, а не разрешительный порядок вступления адвоката в дело. Полагаю, что органами предварительного следствия в указанных случаях проигнорированы как нормы процессуального закона, так и разъяснения высшей судебной инстанции».

Олег Смирнов назвал незаконной и недопустимой ситуацию, когда органы следствия путем воздействия на обвиняемых определяют, кто из адвокатов должен осуществлять их защиту. Он также предположил, что отказ Зырянова и Нефедьева от адвокатов мог носить вынужденный характер и был сделан под давлением.

Тем не менее, как рассказал «АГ» Олег Смирнов, в ответах на его обращения прокуратура и СКР сообщили, что не выявили нарушений прав адвоката, мотивировав это тем, что Роман Нефедьев сам отказался от помощи Платона Ананьева, не захотев общаться с последним.

«К сожалению, правоохранительные органы фактически проигнорировали наши обращения. Адвокату все равно нужно встретиться с заключенным и убедиться, что с его стороны реально имел место быть добровольный отказ от помощи защитника», – подчеркнул он.

Ситуация так и не сдвинулась с «мертвой точки»

3 сентября заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Иркутской области вынесла постановление об отказе в удовлетворении ходатайства Платона Ананьева об отводе следователя Евгения Карчевского от расследования уголовного дела. При этом 14 сентября она же отменила постановление следователя об отказе в допуске Платона Ананьева в качестве защитника Нефедьева. «Данное решение следователя подлежит отмене и повторному разрешению, поскольку следователем при принятии решения не учтено мнение обвиняемого Романа Нефедьева о желании в допуске в качестве его защитника адвоката Платона Ананьева», – указывалось в соответствующем постановлении.

Попытка обжаловать постановление об отказе в удовлетворении его ходатайства об отводе следователя не увенчалась успехом. «Обвиняемым Романом Нефедьевым ходатайство об отводе следователя Евгения Карчевского не заявлялось, кроме этого, адвокат Платон Ананьев никогда не являлся адвокатом обвиняемого Нефедьева, уполномоченным представлять его защиту и представлять интересы в установленном законом порядке», – сообщалось в постановлении об отказе в удовлетворении жалобы.

17 сентября Евгений Карчевский вынес новое постановление (есть у «АГ») об отказе в допуске Платона Ананьева в качестве защитника. «В рамках предварительного следствия какие-либо ходатайства и заявления от обвиняемого Романа Нефедьева о допуске в качестве его защитника – адвоката Платона Ананьева в адрес Следственного управления по Иркутской области не поступали. Вместе с тем в рамках предварительного следствия от обвиняемого Нефедьева неоднократно поступали письменные заявления об его отказе от услуг защитника Ананьева, которые следователем были приняты <…>. Кроме того, допрошенный 17 сентября обвиняемый Роман Нефедьев пояснил, что адвокат Платон Ананьев навязывает ему свои услуги, при этом не разъясняет суть своей работы», – отмечалось в документе.

22 сентября прокуратура Иркутской области сообщила Платону Ананьеву, что Роман Нефедьев сам настоял на том, что его защитником является только адвокат О., в своем заявлении заключенный также просил «оградить его от иных защитников (адвокатов) и не допускать их к уголовному делу».

«За период нахождения в ФКУ СИЗО-6 физическая сила и специальные средства к Нефедьеву не применялись, телесные повреждения у него не выявлялись, с заявлениями и жалобами о нарушении его прав, оказании на него какого-либо давления сотрудниками следственного изолятора он в Ангарскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях к администрации ФКУ СИЗО-6 ГУФСИН России по Иркутской области не обращался», – отмечалось в ответе прокуратуры, которая пришла к выводу, что содержание заключенного осуществляется в следственном изоляторе в соответствии с требованиями закона, а потому не имеется оснований для принятия мер прокурорского реагирования. 

23 сентября адвокаты Платон и Елена Ананьевы вновь попытались увидеть своего подзащитного, однако сотрудники СИЗО-6 в очередной раз не пустили их к нему. На следующий день ФКУ СИЗО-6 ГУФСИН России по Иркутской области сообщило адвокатам, что интересы Романа Нефедьева представляет лишь адвокат О., другие защитники к нему не допускаются.

1 октября судья Восьмого кассационного суда общей юрисдикции вынесла постановление об отказе в рассмотрении кассационной жалобы адвоката на возвращение ему жалобы в рамках ст. 125 УПК. В судебном акте указано на голословность доводов о недобровольном отказе Нефедьева от помощи защитника. «Отсутствие в представленном материале постановления об отводе адвоката по уголовному делу не влияет на правильность и обоснованность выводов суда об отсутствии у адвоката Платона Ананьева полномочий на подачу жалобы в интересах Романа Нефедьева на момент решения вопроса о ее принятии судом. При таких обстоятельствах суд обоснованно возвратил жалобу адвокату Платону Ананьеву для устранения препятствий ее рассмотрения, руководствуясь требованиями уголовно-процессуального закона и мотивировав свои выводы», – отмечено в постановлении.

Административный иск к СИЗО

Поскольку ситуация так и не разрешилась, Платон Ананьев обратился в Ангарский городской суд Иркутской области с административным иском к администрации СИЗО-6. В нем он оспорил действия сотрудников следственного изолятора, препятствующих во встречах заключенного с адвокатом, подчеркнув, что право на получение юридической помощи закреплено федеральным законодательством. «Каких-либо дополнительных, носящих ограничительный характер предоставления осужденному свиданий с адвокатом, закон не предусматривает. Между тем свидания с осужденным Романом Нефедьевым не состоялись. Не предоставлено такое свидание с осужденным и в последующем до настоящего времени», – отмечено в иске.

В комментарии «АГ» Платон Ананьев сообщил, что в последний раз видел Романа Нефедьева 21 июля. «Это вопиющая ситуация по нарушению профессиональных прав адвоката и права заключенного на защиту. Адвокаты должны проходить в СИЗО беспрепятственно к своим доверителям. Ранее я никогда не сталкивался с такой странной ситуацией с длительным недопуском по надуманным причинам. Я возлагаю большие надежды на удовлетворение ангарским судом моего административного иска к ФКУ СИЗО-6, так как в нашем регионе имеется положительная судебная практика по этому вопросу», – отметил он.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о