<


Факт передачи музею оригинала картины не означает переход к нему исключительного права на произведение

Как указал ВС, если условия о предоставлении музею исключительного права отсутствуют, то он в своей деятельности обязан соблюдать положения ГК в части соблюдения прав авторов (правообладателей) произведений, охраняемых авторским правом

Факт передачи музею оригинала картины не означает переход к нему исключительного права на произведение

По мнению одного эксперта «АГ», Верховный Суд фактически обобщил нормативную базу и судебную практику в сфере споров об авторских правах в части музейного дела. Другой считает, что следует полностью согласиться с выводом ВС о том, что нормы ГК РФ и принципы права интеллектуальной собственности в полной мере действуют и в отношении произведений, находящихся в музейном фонде.

Верховный Суд опубликовал Определение от 23 августа по делу № 5-КГ22-54-К2, в котором разбирался, нарушает ли музей, который продает продукцию с изображением картин из его музейного фонда, исключительные права наследников художника.

Олег Гусев и Анна Смирнова являются наследниками художника Александра Дейнеки, каждому из них принадлежит по 1/2 доли авторских прав на его произведения. Они обратились в суд с иском к Государственному научно-исследовательскому музею архитектуры им. А.В. Щусева о нарушении их исключительных прав. В иске отмечалось, что в здании музея продавалась продукция (толстовки, футболки и сумки) с изображением картин Александра Дейнеки «Футбол. 1924» и «Футбол. 1928», другая картина художника, «Бег с препятствиями», также использовалась на сайте музея в анонсе выставки «Контуры глобальной эпохи», посвященной его творчеству, которая проводилась осенью 2018 г. Кроме того, некоторые произведения художника были использованы в буклете с расписанием лекционной программы, посвященной аспектам его творчества в разные периоды времени. Истцы требовали взыскать с ответчика компенсацию за нарушение исключительных имущественных прав в размере 340 тыс. руб., судебные расходы на уплату госпошлины в 7,6 тыс. руб. и издержки на приобретение продукции с произведениями художника в размере 8 тыс. руб.

Суд удовлетворил заявленные требования, взыскав с музея 340 тыс. руб. и судебные расходы на общую сумму в 7,8 тыс. руб., поскольку истцы не давали согласия или разрешения на использование, переработку и совершение иных действий в отношении произведений Александра Дейнеки и не заключали лицензионных договоров с музеем.

Впоследствии апелляция отменила решение нижестоящего суда, присудив каждому истцу по 15 тыс. руб. в качестве компенсации за нарушение исключительного права и 258 руб. в качестве компенсации судебных расходов, в удовлетворении остальной части иска было отказано. Апелляция отметила, что использование произведений Александра Дейнеки в буклете и на сайте музея в объявлении о лекциях полностью отвечает критериям цитирования, не требует согласия правообладателя и не предполагает выплаты ему вознаграждения за такое использование. Апелляционный суд добавил, что картина «Футбол. 1928» находится в государственной собственности и входит в состав государственной части Музейного фонда РФ, право на использование этого произведения получено от Ивановского областного художественного музея, где находится это произведение. Следовательно, сумки и толстовки с изображенным на них произведением были правомерно введены в гражданский оборот без согласия истцов и без выплаты им вознаграждения. Вместе с тем, указала апелляция, музей не представил доказательств правомерности использования рисунка Дейнеки «Футбол. 1924». Кассация поддержала определение апелляционного суда.

Олег Гусев и Анна Смирнова не согласились с этим решением и обратились в Верховный Суд с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что Закон о музейном фонде РФ и музеях, устанавливая особенности публикации музейных предметов и музейных коллекций, не содержит какого-либо правового регулирования, касающегося исключительных прав на использование произведения. Если произведение не перешло в общественное достояние, то есть если срок действия исключительного права не истек, то музей может стать обладателем исключительного права на произведение только на основании соответствующего договора с автором произведения или правообладателем.

При этом факт передачи музею оригинала произведения не означает переход к музею исключительного права на произведение. Положение о предоставлении исключительного права музею может быть зафиксировано в договоре купли-продажи произведения, договоре дарения и т.д. или предоставлено в рамках отдельного лицензионного договора или договора отчуждения, согласно ст. 1233 ГК РФ. Если условия о предоставлении или передаче музею исключительного права отсутствуют, музей в своей деятельности обязан соблюдать положения ГК в части соблюдения прав авторов (правообладателей) произведений, охраняемых авторским правом.

Таким образом, для правильного разрешения спора в части эпизодов использования музеем произведений Александра Дейнеки «Футбол. 1928» и «Футбол. 1924» путем продажи продукции суду надлежало установить, кому и в каком объеме принадлежат исключительные права на эти произведения. Для этого суду следовало установить наличие и содержание договоров, согласно которым произведения были переданы в Музейный фонд РФ, а в случае необходимости привлечь к участию в деле Минкультуры России. Эти обстоятельства были юридически значимыми для определения принадлежащего сторонам объема прав, защищаемых в судебном порядке, однако не были определены нижестоящими судами в качестве таковых.

Как указал ВС, вывод суда о том, что нахождение произведения Александра Дейнеки «Футбол. 1928» в государственной собственности, в составе государственной части Музейного фонда РФ, само по себе означает право Ивановского областного художественного музея на выдачу разрешения на использование изображения этого произведения для создания сувенирной продукции без разрешения правообладателей, без заключения лицензионного договора и без выплаты вознаграждения, является ошибочным. «Соответственно, вывод суда апелляционной инстанции о том, что товары с изображенным на них произведением «Футбол. 1928» на основании ст. 1272 ГК РФ правомерно введены в гражданский оборот, также нельзя признать правильным», – заметил ВС.

Он добавил, что, согласно п. 1 и 2 ст. 1274 ГК, допускается свободное использование произведения без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора и источника заимствования. Цитирование любого произведения возможно, если оно было правомерно обнародовано и осуществлено в целях и в объеме, указанных в этой норме.

В рассматриваемом случае, отметил Суд, ссылаясь на правомерность цитирования музеем произведений Александра Дейнеки в спорном буклете, апелляция не установила в качестве имеющего значение обстоятельства и не обсудила вопрос о наличии или отсутствии указания автора и источника заимствования, то есть названия произведения. Как указала апелляция, в спорном буклете представлен график шести лекций, посвященных разным аспектам творчества Александра Дейнеки в разные периоды времени, с описанием содержания каждой лекции и иллюстрацией одной из картин Дейнеки или фрагментов мозаичного панно, под которыми указано, где находится использованное для иллюстрации произведение.

В отношении фрагментов мозаичного панно суд указал, что они доступны для всеобщего обозрения, поскольку расположены на станции Московского метрополитена «Маяковская» и в фойе актового зала МГУ. «Между тем судом не обращено внимание на то, что автор и источник заимствования при использовании музеем произведений Александра Дейнеки, в том числе на сайте для анонса цикла лекций, которые перечислены в буклете, указаны не везде», – подчеркнул ВС, отменив судебные акты апелляции и кассации и вернув дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат АП Ростовской области Сергей Скавронский полагает, что Верховный Суд фактически обобщил нормативную базу и судебную практику в сфере споров об авторских правах в части музейного дела. «Определение ВС примечательно тем, что в нем рассмотрены как спорные вопросы в части неимущественных прав автора, цитирования произведений, так и спорные положения в части принадлежности исключительного права на произведение. Ключевыми выводами в данном случае являются выделенные Судом обстоятельства, юридически значимые для разрешения споров по этой категории дел. Это вопросы наличия договоров с авторами (правообладателями) и их условий в части рассмотрения вопросов об исключительном праве, а также вопросы цитирования в части соблюдения неимущественных прав авторов», – отметил он.

По его мнению, Верховный Суд справедливо отметил, что музеи могут стать обладателями исключительного права на произведения только при наличии договора с автором (правообладателем) произведения. «Этот вывод дополнительно подчеркнул значимость договорных отношений с правообладателями. По сути, ВС дополнительно разъяснил, что только таким договором может регулироваться использование произведения музеем и что такой договор становится ключевым источником регулирования», – пояснил адвокат.

Сергей Скавронский добавил, что ВС напомнил и о том, что неимущественные права автора являются неотчуждаемыми, а это значит, что они должны соблюдаться вне зависимости от места нахождения произведения и исключительных прав на него, а при цитировании для целей соблюдения неимущественных прав автора должны быть везде указаны как сам автор, так и источник цитирования. «Важно отметить значимость этого судебного акта, ведь только музеев в системе Минкульта РФ более 2 тысяч, а количество авторов и произведений, которые выставляются в музеях, составляет несколько миллионов», – заключил эксперт.

Руководитель практики авторского права и рекламы патентно-правовой фирмы «А. Залесов и партнеры», патентный поверенный РФ, к.ю.н. Александр Липкес полагает, что определение ВС РФ разрешает «музейную» коллизию. Он пояснил, что, с одной стороны, есть нормы части IV Гражданского кодекса, предусматривающие основания для распоряжения исключительным правом. «С другой стороны, есть "специальная" норма ст. 36 Закона о музейном фонде РФ и музеях, согласно которой за музеями закрепляется право первой публикации музейных предметов и музейных коллекций, необходимость получения третьими лицами разрешения дирекции музеев для производства изобразительной и иной продукции с использованием изображений музейных предметов. Ранее на основании последней нормы представители музеев обращались в суд к третьим лицам о нарушении их исключительных прав», – отметил он. 

По словам эксперта, в этом определении Верховный Суд «поставил точку», сославшись на общие принципы права интеллектуальной собственности, подчеркнув, что переход права собственности на вещь не влечет перехода или предоставления интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности. «Музей может стать обладателем исключительного права только на основании договора с автором, а факт передачи музею оригинала произведения не означает перехода к музею исключительного права на произведение. При решении вопросов о правомерности использования и выдаче разрешений на использование объектов авторских прав следует руководствоваться содержанием договоров, в соответствии с которыми произведения были переданы в музейный фонд. Следует полностью согласиться с выводом Верховного Суда о том, что нормы ГК РФ и принципы права интеллектуальной собственности в полной мере действуют и в отношении произведений, находящихся в музейном фонде», – подытожил Александр Липкес.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о