Экономколлегия защитила кредиторов «исчезнувшей фирмы»


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Компания обанкротилась и ликвидировалась, но долги так и остались невыплаченными – как оно обычно и бывает. Другие лица купили права требования и решили встать в реестр кредиторов. Но суды им отказали, потому что исключение фирмы из ЕГРЮЛ обозначает прекращение всех её обязательств. Верховный суд был другого мнения. Он объяснил, почему долги ликвидированной фирмы продолжают «жить». Нижестоящие инстанции толковали закон буквально, но экономколлегия обратилась к смыслу норм, говорит эксперт. Её разъяснения помогут кредиторам в борьбе против недобросовестных должников.

Если компания обанкротилась и была ликвидирована, а долги так и не заплатила, то они остаются, разъяснил Верховный суд в одном из недавних дел. Такое решение он принял в деле о несостоятельности «ДжиТиЭм-Груп». Его завели в 2013-м году, поскольку компания не смогла вернуть кредит Россельхозбанку. Летом 2018-го дело о банкротстве завершилось и «ДжиТиЭм-Груп» была исключена из Единого реестра юрлиц. А осенью 2018-го права требования по 77,3 млн руб. каждый приобрели Рустам Мешвез и Андрей Титов. Они обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлениями о правопреемстве (дело № А32-14909/2013). Заявители считали, что заменить кредитора можно и после завершения конкурсного производства.

Но первая инстанция им отказала, в чём её поддержали апелляция и кассация. Они указали, что все заявления и ходатайства рассматриваются до ликвидации должника-банкрота. А после того как запись внесена в ЕГРЮЛ, все производства прекращаются. К тому же Мешвез и Титов вообще не могли получить свои права требования, ведь после ликвидации все её обязательства прекратились, согласились три суда.

Долги не исчезают

Поскольку должник-банкрот ликвидирован, действительно бессмысленно предъявлять к нему требования, согласился Верховный суд. Но если кредитор так и не получил назад своих денег, то законодательство о несостоятельности даёт ему возможность предъявить требования к другим лицам, если есть основания. Это могут быть контролирующие лица, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности, конкурсный управляющий, с которого взыскивают убытки, а также третьи лица, незаконно получившие имущество должника, перечисляет в своём определении коллегия судей под председательством Сергея Самуйлова. Но кредитор может реализовать эти права, только если имеет соответствующий статус, то есть его требования ранее подтверждены в деле о банкротстве, говорится в определении ВС. Поэтому его нельзя лишать возможности встать в реестр лишь только потому, что компания-банкрот ликвидирована.

Некоторые обязательства не прекращаются с ликвидацией юрлица, подчеркнула экономколлегия. Ведь в этом случае по его долгам по закону могут отвечать другие лица, в том числе причинившие вред при управлении должником (ст. 419 Гражданского кодекса). С такими указаниями спор направили на пересмотр.

Подобные разъяснения Верховный суд давал в деле о банкротстве Татьяны Озеровой (№ А32-37685/2015) в августе 2019 года, рассказывает советник
Saveliev, Batanov & Partners

Saveliev, Batanov & Partners

Федеральный рейтинг

I
группа
Арбитражное судопроизводство

Профайл компании

×

Радик Лотфуллин. Там он признал возможность процессуального правопреемства после того, как закончилась процедура реализации имущества. Гражданина освободили от исполнения обязательств. Но в деле «ДжиТиЭм-Груп», по словам Лотфуллина, экономколлегия ещё и высказалась о судьбе обязательства при завершении нереабилитационной процедуры банкротства – его нельзя считать прекращённым. Делая противоположный вывод, нижестоящие инстанции толковали закон о банкротстве и Гражданский кодекс буквально, поясняет адвокат АК
Бородин и партнеры

Бородин и Партнеры

Региональный рейтинг

II
группа
Уголовное право и процесс

II
группа
Банкротство

III
группа
Арбитражное судопроизводство

9-12
место

По количеству юристов

15
место

По размеру выручки

×

Дарья Захарова. Ведь ликвидация юрлица означает его прекращение без перехода прав и обязанностей, а долги, не выплаченные по причине недостаточности имущества, считаются погашенными.

Нижестоящие инстанции толковали закон буквально, но Верховный суд сместил акцент на смысл процессуального правопреемства. Его подход согласуется с последними тенденциями дать кредиторам максимум прав в отношении должника и его контролирующих лиц.

Дарья Захарова, АК
Бородин и партнеры

Бородин и Партнеры

Региональный рейтинг

II
группа
Уголовное право и процесс

II
группа
Банкротство

III
группа
Арбитражное судопроизводство

9-12
место

По количеству юристов

15
место

По размеру выручки

×

 

Иногда права требования к должнику выкупают у независимых кредиторов сами контролирующие лица, а по факту они платят по долгам своей обанкротившейся компании, делится руководитель группы антикризисного управления и банкротства «Дювернуа Лигал» Карина Епифанцева. Юрист проанализировала открытые материалы дела. У неё сложилось впечатление, что такая ситуация могла иметь дело в банкротстве «ДжиТиЭм-Груп». В частности, это объясняет поведение банка, который сначала активно выступал против должника, но затем не возражал против завершения процедур, считает Епифанцева. А поздний переход прав по цессии мог объясняться тем, что требования передаются после полной оплаты, говорит юрист.

Контролирующие лица выкупают долги, потому что могут чувствовать себя неуверенно, ведь к субсидиарной ответственности можно привлечь и после ликвидации компании, утверждает Епифанцева. ВС защитил не только кредиторов, но и должника, хотя решение логичное и обоснованное, считает эксперт.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о