елхов и партнёры 

Задержанным предлагается предоставить право позвонить родственнику, не обязательно являющемуся близким

При этом согласно проекту поправок в Закон о полиции, в круг лиц, которых задержанный может уведомить о случившемся с ним, адвокаты не включены

Задержанным предлагается предоставить право позвонить родственнику, не обязательно являющемуся близким

Эксперты «АГ» поддержали законопроект, при этом отметив, что поправки не являются радикальными, а носят скорее уточняющий характер. Некоторые аспекты, по их мнению, требуют доработки.

17 апреля в Госдуму внесен проект поправок в Закон о полиции (№ 690852-7), направленных, как сообщается в пояснительной записке, на усиление гарантий защиты прав и законных интересов граждан, совершенствование практической деятельности сотрудников ОВД по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и иных правонарушений.

Информирование родственников пострадавших о принятых мерах помощи и розыск лиц, пропавших без вести

Так, поправки в п. 3 ст. 12 Закона о полиции предусматривают обязанность полицейских информировать близких родственников (родственников) пострадавших от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев о принятых мерах помощи, а при необходимости – об их направлении в медучреждение. На сотрудников ОВД предлагается также возложить обязанность осуществлять розыск лиц, которые исчезли внезапно, без видимых причин, местонахождение и судьба которых остаются неизвестными или утративших связь с родственниками.

Комментируя «АГ» данные новеллы, адвокат АП г. Москвы Андрей Рагулин отметил, что проект предлагает существенное уточнение содержания обязанности полиции относительно розыска исчезнувших лиц. «Используемый в ст. 12 Закона “расплывчатый” и неоднозначно трактуемый правоприменителями термин “лица, пропавшие без вести” планируется заменить на более конкретные термины “лица, исчезнувшие внезапно, без видимых к тому причин, местонахождение и судьба которых остаются неизвестными” и “лица, утратившие связь с близкими родственниками (родственниками), отсутствие которой подтверждается длительным несообщением им или близким лицам о своем местонахождении и судьбе”», – пояснил он.

По мнению эксперта, данное изменение, порожденное правоприменительными проблемами, очевидно, будет способствовать ускорению розыска соответствующих лиц силами сотрудников полиции, а также ускорению пресечения и раскрытия ряда противоправных посягательств на жизнь, здоровье и личную свободу человека и гражданина.

Юрист юридической службы «Апология протеста» Александр Передрук также считает, что возложение обязанности на полицейских сообщать о принятых мерах помощи, а также информировать о направлении гражданина в медицинскую организацию, безусловно, в некоторых ситуациях может быть достаточно важным.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачева поддержала данную позицию. При этом в отношении новеллы о розыске лиц, пропавших без вести, эксперт задалась вопросом: что понимать под «длительным несообщением» лица о своем местонахождении и судьбе? По ее мнению, все будет зависеть от усмотрения конкретного сотрудника полиции.

Обязанность сообщить собственнику участка о незаконном проникновении полиции на его территорию

Законопроект также усиливает защиту граждан и юридических лиц при проникновении полицейских на принадлежащие им земельные участки и территории – дополнительным пунктом (6.1) в ст. 15 Закона о полиции предусматривается обязанность сотрудников ОВД информировать собственника участка о таком проникновении в срок не позднее 24 часов, если это произошло в его отсутствие.

Данное предложение, как отметил Андрей Рагулин, направлено на усиление защиты прав собственников участка, которые, будучи своевременно уведомленными о совершенном проникновении на принадлежащую им собственность, смогут при необходимости оперативно оценить возможный ущерб от этих действий и обжаловать их в рамках ведомственной подчиненности, а также в прокурору или суд. «В то же время, поскольку положения действующего законодательства содержат не только нормы о защите права собственности, но и положения о защите прав владельцев, представляется необходимым уточнить проект положением об обязанности уведомления не только собственников, но и владельцев земельных участков, на которые сотрудниками полиции осуществляется проникновение», – добавил он.

Кому звонить в случае задержания?

Наконец, проектом предложено расширить круг лиц, которым вправе позвонить задержанный, чтобы сообщить о об этом и о своем месте нахождения. Согласно предлагаемой новелле право на телефонный звонок может быть распространено на родственников, не являющихся близкими задержанному, причем разговор предполагается проводить в присутствии сотрудника полиции.

Александр Передрук отметил, что расширение прав лиц, лишенных свободы и находящихся под полным эффективным контролем правоохранительных органов, безусловно, можно только приветствовать, поскольку эти инициативы направлены на обеспечение защиты прав человека. По мнению эксперта, корректировка положения закона, в новой редакции которого предлагается разъяснять задержанным дополнительные права, фактически воспроизводит аналогичные нормы УПК и КоАП.

«Что касается права на звонок, формально нынешняя редакция закона не предусматривает уведомления просто родственников, однако если опираться на дефиниции Уголовного кодекса РФ, то логично, что при наличии права уведомить “близких лиц” аналогичное право есть и в отношении родственников. Так что скорее это техническая правка», – пояснил он.

Андрей Рагулин подчеркнул, что проект, в первую очередь, направлен на технико-юридическое совершенствование регламентации уже предусмотренного в законодательстве права задержанного на телефонный звонок. «В действующих положениях ч. 1 ст. 96 УПК РФ указано, что подозреваемый в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента доставления в орган дознания или к следователю, имеет право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, о чем делается отметка в протоколе задержания», – пояснил он.

Эксперт добавил, что исходя из содержания положений ст. 5 УПК (подп. 3 и 37), к близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки, а к родственникам – все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве. «В настоящее время нормы Закона о полиции (ст. 14) формально не позволяют задержанному в рамках ст. 91 УПК в полной мере реализовывать право на телефонный разговор с родственниками, которые не относятся к числу близких, что, очевидно, создает проблемы в полноценной практической реализации закрепленного в ст. 96 УПК права», – подчеркнул он. Аналогичные проблемы, добавил адвокат, имеются у лиц, задержанных в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

Эксперт полагает, что предлагаемое уточнение, – разумеется при неукоснительном исполнении предписаний закона, – будет способствовать повышению уровня охраны прав и свобод задержанных, а также более действенной реализации права на квалифицированную юридическую помощь за счет увеличения возможностей для оперативного приглашения к задержанному лицу адвоката, с целью организации и осуществления защиты прав, свобод и законных интересов этого лица. Наряду с этим уточнение о том, что разговор должен производится в присутствии полицейского, призвано, как полагает эксперт, устранить несоответствие между положениями ч. 1 ст. 96 УПК и ст. 14 Закона о полиции относительно правомерности присутствия третьих лиц при соответствующем разговоре.

По мнению Александра Передрука, чтобы предлагаемые новеллы функционировали, крайне важно добиться того, чтобы неисполнение такой обязанности сотрудниками означало для их руководства – в первую очередь, надзорных ведомств, – необходимость проведения безотлагательной, беспристрастной и эффективной проверки соблюдения прав задержанного, в особенности абсолютного права не подвергаться пыткам и жестокому обращению. «Представляется, что все предлагаемые в законопроекте поправки имеют позитивный потенциал влияния на правоприменение и способны в некоторой степени усилить процессуальные гарантии защиты прав и свобод граждан и организаций», – подытожил Андрей Рагулин.

Напомним, что в 2017 г. член СПЧ, советник ФПА РФ Юрий Костанов и адвокат АП г. Москвы Мария Серновец разработали поправки в КоАП РФ, касающиеся права на защиту подозреваемого или обвиняемого в административном правонарушении с момента доставления и задержания. Проект включал, в том числе, предоставление задержанным права на один телефонный звонок – адвокату либо родственнику, чтобы обеспечить своевременное информирование защитника о начатом административном производстве.

Отметим, что документ был передан Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, которая поддержала инициативу. В декабре 2017 г. поступила информация о готовящихся Аппаратом Уполномоченного поправках в КоАП с учетом предложений адвокатов, однако дальнейшая судьба документа неизвестна.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о