Вопросы юристу


ВС уточнил срок давности привлечения к ответственности за предоставление недостоверных сведений ФАС

Суд указал, что наложение штрафа по ч. 5 ст. 19.8 КоАП является мерой ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, за которое предусмотрен увеличенный срок давности привлечения к ответственности

ВС уточнил срок давности привлечения к ответственности за предоставление недостоверных сведений ФАС

По мнению одного эксперта «АГ», примененный Верховным Судом расчет срока давности привлечения к ответственности полностью соответствует подходу, сформированному в практике, а ранее на практике, действительно, были неоднозначные мнения о том, какой срок давности по таким правонарушениям является корректным – годичный или двухмесячный. Другая отметила, что Верховный Суд обеспечил единство судебной практики.

Верховный Суд опубликовал Определение
№ 301-ЭС21-24234 от 1 апреля по делу № А79-9240/2020, в котором разъяснил, какой срок давности следует применять к правонарушениям, предусмотренным ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ.

В сентябре 2020 г. Управление ФАС по Чувашской Республике оштрафовало ООО «МВК «Экоцентр» на 50 тыс. руб. за предоставление недостоверной информации по запросу антимонопольного органа. Общество оспорило постановление в арбитражный суд.

Суд встал на сторону общества и удовлетворил его требования, посчитав, что в его действиях хотя и имеется состав вменяемого ему административного правонарушения, однако им допущено нарушение в сфере порядка управления. Соответственно, срок давности привлечения к административной ответственности за такое правонарушение по общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, составляет два месяца, и этот срок истек на момент вынесения антимонопольным органом оспариваемого постановления о привлечении общества к ответственности в рамках ч. 5 ст. 19.8 Кодекса. Апелляция и кассация поддержали решение нижестоящего суда.

Региональное УФАС обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что предусмотренная ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ ответственность наступает при несоблюдении обязанности, установленной антимонопольным законодательством, а именно ст. 25 Закона о защите конкуренции. Согласно ч. 1 ст. 4.5 Кодекса срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства установлен в один год.

«Таким образом, невыполнение предусмотренной ст. 25 Закона о защите конкуренции обязанности по представлению в антимонопольный орган (его должностным лицам) соответствующих сведений (информации), а равно представление заведомо недостоверных сведений (информации), является нарушением антимонопольного законодательства, за которое ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ установлен годичный срок давности привлечения к административной ответственности», – отмечено в определении Суда.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 17 января 2013 г. № 1-П Верховный Суд напомнил, что наложение штрафа в соответствии с ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ является мерой административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, поэтому за это нарушение предусмотрен увеличенный срок давности привлечения к административной ответственности. Правовая позиция о том, что такое правонарушение является нарушением, в отношении которого ч. 1 ст. 4.5 Кодекса устанавливает годичный срок давности привлечения к административной ответственности, также отражена в п. 47 Обзора
судебной практики ВС РФ № 3 (2019), в п. 17 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере.

Как заключил Суд, «МВК «Экоцентр» нарушило требование антимонопольного законодательства, за совершение такого правонарушения установлен годичный срок давности привлечения к административной ответственности. Нижестоящие суды установили наличие в действиях общества вменяемого ему состава административного правонарушения, а предусмотренный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ годичный срок давности привлечения к административной ответственности за совершенное им правонарушение не истек на момент вынесения антимонопольным органом оспариваемого постановления. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявления общества.

Юрист антимонопольной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Анастасия Яремчук
полагает, что примененный Верховным Судом расчет срока давности привлечения к ответственности полностью соответствует подходу, сформированному в практике. «Стоит признать, что ранее действительно были споры и неоднозначные мнения о том, какой срок давности по правонарушениям, ответственность за которые предусмотрена ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ, является корректным – годичный или двухмесячный. Годичный срок поддерживали суды и антимонопольные органы, руководствуясь тем, что названной нормой предусмотрена ответственность за нарушения антимонопольного законодательства, к которым применяется срок давности, равный году. Позиция о двухмесячном сроке давности основывалась на том, что ст. 19.8 КоАП РФ относится не к нарушениям антимонопольного законодательства, а к нарушениям порядка управления (гл. 19 КоАП РФ), а потому годичный срок не подлежит применению», – пояснила она. 

По словам эксперта, подход о двухмесячном сроке некоторое время назад применялся также и к ст. 19.5 КоАП РФ с аналогичным обоснованием. «Во избежание дальнейших споров, относится ли неисполнение предписания антимонопольного органа к нарушению антимонопольного законодательства, в ст. 51 Закона о защите конкуренции были внесены соответствующие изменения. В части применения ст. 19.8 КоАП РФ проблемы правоприменения были разрешены много лет назад, в том числе путем закрепления позиции об обоснованности применения именно годичного срока в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2019) как единообразного подхода. Тем не менее суды до сих пор не всегда применяют правильный срок давности, что нередко становится основанием для направления ВС РФ дела на новое рассмотрение с отменой судебных актов нижестоящих судов (дело
№ А69-2047/2020 и пр.)», – отметила Анастасия Яремчук.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва напомнила, что Постановлением КС РФ № 1-П/2013 давалась оценка конституционности положений ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ. «Установление для юрлиц штрафа, заметно превосходящего по размеру штрафы за административные правонарушения в иных областях правового регулирования, наряду с увеличением срока давности привлечения к административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства свидетельствует об особой защите государством отношений по поддержке конкуренции как одного из условий эффективного функционирования товарных рынков. В рассматриваемом случае Верховный Суд РФ обеспечил единство судебной практики», – заметила она.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о