Вопросы юристу


ВС РК «засилил» административный арест адвоката, указав, что гриф «дсп» не является основанием для неисполнения приказа

Вторая инстанция посчитала неправомерной аудиофиксацию адвокатом происходящего с доверителем в коридоре МВД, где полицейские записывали на видео его отказ пройти в кабинет для составления административного протокола без защитника

ВС РК «засилил» административный арест адвоката, указав, что гриф «дсп» не является основанием для неисполнения приказа

В комментарии «АГ» председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Республики Крым Константин Манаков, который также защищает Эдема Семедляева, рассказал, что с такой ситуацией палата столкнулась впервые. Также он добавил, что после обжалования судебных решений по данному делу будут выработаны общие рекомендации адвокатам.

18 ноября Верховный Суд Республики Крым отказал в удовлетворении жалобы на постановление Центрального районного суда г. Симферополя, которым адвокат был признан виновным в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, за что ему было назначено наказание в виде 12 суток административного ареста.

История конфликта

Напомним, 25 октября Эдем Семедляев прибыл в отдел полиции «Центральный» г. Симферополя для оказания юридической помощи доверителям, задержанным полицейскими. Защитник предъявил полицейским ордер и удостоверение. Когда один из доверителей попросил Эдема Семедляева присутствовать при составлении административного протокола, сотрудники полиции стали кричать на задержанного и угрожать ему составлением протокола о неподчинении законному распоряжению сотрудника правоохранительного органа. При этом полицейские стали снимать происходящее на видео.

Адвокат сообщил полицейским о намерении зафиксировать нарушения прав его доверителей на мобильный телефон, однако сотрудник Центра по противодействию экстремизму потребовал от него прекратить съемку. На это Эдем Семедляев ответил, что не снимает видео, а будет фиксировать происходящее на диктофон, но и вести аудиозапись ему запретили.

После этого защитник позвонил в АП Республики Крым, сообщив о нарушении его профессиональных прав и попросив оказать помощь. По поручению палаты для оказания помощи коллеге в отдел полиции прибыл адвокат Айдер Азаматов. В это время в отношении Эдема Семедляева составлялся протокол по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции. Тогда же от защитника потребовали пройти личный досмотр на предмет возможного выявления на его теле запрещенных татуировок – например, экстремистского толка. Полицейский сказал, что нужно раздеться догола.

Эдем Семедляев отказался раздеваться полностью, так как это не соответствует его религиозным взглядам и к тому же порочит статус адвоката. В связи с отказом в отношении адвоката был составлен второй протокол по ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

В тот же день Эдем Семедляев письменно уведомил палату об инциденте. Айдер Азаматов также подал заявление в Комиссию по защите прав адвокатов АП Республики Крым, в котором подтвердил обстоятельства произошедшего.

Выводы первой инстанции и Совета АП Республики Крым

26 октября судьи Центрального районного суда г. Симферополя вернули административный материал в отдел полиции для устранения недостатков. После этого судья Александр Вороной расценил отказ адвоката прекратить видеосъемку и аудиозапись на режимном объекте УМВД России по г. Симферополю как неповиновение законному требованию начальника отдела ЦПЭ МВД по РК. Суд подчеркнул, что адвокат не имел права осуществлять аудио- и видеозапись в помещении ОП № 3 «Центральный» УМВД г. Симферополя и не получал разрешения на это.

Таким образом, судья признал Эдема Семедляева виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 19.3 КоАП и назначил ему наказание в виде административного ареста на 12 суток, исчисляемых с момента фактического задержания адвоката. По второму делу адвокату был назначен штраф в 4000 руб.

Вечером того же дня Совет АП Республики Крым вынес Решение по обращению Эдема Семедляева, в котором указывалось, что адвокат, являясь участником дела об административном правонарушении, не имеющего грифа секретности, с помощью собственного мобильного телефона осуществлял аудиофиксацию своих действий.

В документе отмечается, что, несмотря на отсутствие в КоАП запрета на осуществление гражданами видео- или аудиозаписи в ходе производства по делу об административном правонарушении, начальник отдела ЦПЭ МВД по РК выдвинул требование адвокату о прекращении записи по причине его нахождения на режимном объекте, без разъяснения основания для выдвижения такого требования со ссылкой на какой-либо закон или нормативно-правовой акт, запрещающий запись. Без разъяснения оснований для фактического задержания адвокату выдвинули требование предоставить к личному досмотру одежду.

При этом начальник отдела ЦПЭ МВД по РК проигнорировал, что законодательство не запрещает гражданам иметь на теле какие-либо изображения, за исключением случаев публичного демонстрирования ими запрещенной федеральным законом символики, что не инкриминировалось задержанному, указал Совет палаты.

Кроме того, как следует из п. 16 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, сотрудник полиции вправе осуществлять в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, находящихся при них вещей, а также их транспортных средств при наличии данных о том, что эти граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества, изымать указанные предметы, средства и вещества при отсутствии законных оснований для их ношения или хранения. Данный перечень, подчеркивается в документе, является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит, что свидетельствует о том, что у начальника отдела ЦПЭ МВД по РК отсутствовали основания для личного досмотра адвоката и его вещей с целью обнаружения неизвестных изображений.

Несмотря на то что Эдем Семедляев представил все имеющиеся в одежде предметы, заявил, что не будет препятствовать тактильному досмотру через нательную одежду, начальник не стал досматривать адвоката и его одежду. Совет палаты обратил внимание, что телефон адвоката также не изымался – то есть предметом обнаружения не являлся.

По мнению АП Республики Крым, Эдем Семедляев фактически подвергся давлению с целью воспрепятствования в осуществлении им функций защиты. В связи с этим Совет палаты решил обратиться в Генпрокуратуру и МВД России, а также в их территориальные подразделения. О неправомерном воздействии на адвоката также было решено проинформировать Президента РФ, Уполномоченного по правам человека, Полномочного представителя Президента в Южном федеральном округе, главу Республики Крым и ФПА.

Обжалование ареста

Коллеги Эдема Семедляева обжаловали избранную ему меру пресечения (имеется у «АГ») в Верховный Суд РК. Жалобу подписали 18 адвокатов. В документе указывалось, что согласно подп. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокату гарантировано право фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

Отмечалось, что Эдем Семедляев, основываясь на принципе открытости и публичности деятельности полиции, с помощью собственного мобильного телефона осуществлял аудиозапись своих действий и происходящих с его участием событий в служебном помещении отдела полиции с целью их объективной фиксации. При этом законодательство об административных правонарушениях не содержит норм, предоставляющих лицу, осуществляющему производство по делу, полномочия разрешать или запрещать проведение такой записи иному участнику по делу, если это не касается сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну.

Заявители подчеркнули, что действия Эдема Семедляева по ведению аудиозаписи были основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, и во исполнение права, предоставленного подп. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, в то время как полномочия должностного лица, осуществляющего производство по делу, строго ограничены конституционным принципом совершения действий, только прямо предписанных законом (ч. 2 ст. 15 Конституции).

Более того, 26 апреля 2016 г. законом № 114-ФЗ были внесены поправки в ст. 26.7 КоАП, согласно которым материалы видео- и звукозаписи относятся к доказательствам по делу об административном правонарушении.

Заявители жалобы обратили внимание, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если не были официально опубликованы для всеобщего сведения. Однако примененный судом приказ начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г. № 20дсп «Об утверждении Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю», нарушение которого фактически установлено в действиях адвоката, официально не опубликован и тем самым до сведения неограниченного круга лиц не доведен. До сведения Эдема Семедляева приказ также не доводился, его нарушение адвокату не инкриминировалось.  

Кроме того, в качестве доказательства суд использовал второй протокол об административном правонарушении, материал по которому был возвращен для устранения недостатков. На это отведено не более трех дней, однако в МВД Эдема Семедляева вызвали по истечении 15 дней. При этом был изготовлен новый протокол, но внесены «старые» данные. Таким образом, неясно, каким протоколом руководствовался суд, поскольку реквизиты остались прежние.

В этом же протоколе, заметили заявители жалобы, необоснованно указано, что Эдем Семедляев нарушил положения ст. 19 и 20 Закона о государственной тайне, которые не имеют отношения к осуществлению записи. Кроме того, в материалах дела отсутствует информация о том, что требование начальника сопряжено с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что исключает квалификацию действий адвоката как неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции.

Суд, подчеркивается в жалобе, не дал оценку факту административного задержания Эдема Семедляева после составления протокола. Таким образом, заявители просили суд отменить решение первой инстанции и прекратить производство по делу за отсутствием в действиях адвоката Семедляева состава административного правонарушения.

Суд не нашел оснований для прекращения дела

ВС РК согласился с выводами нижестоящего суда о том, что положения Закона о полиции во взаимосвязи с Законом о государственной тайне допускают возможность запрета видео- и аудиозаписи в помещениях органов внутренних дел без разрешения руководителя территориального отделения. При этом действия сотрудника полиции суд посчитал законными и обоснованными.

Суд указал, что аудиозапись относится к оперативно-разыскной деятельности, осуществление которой возложено на полицию в целях выявления, предупреждения и раскрытия преступлений, обеспечения собственной безопасности, а также в иных целях. Согласно ч. 4 ст. 20 Закона о гостайне, органы госвласти, предприятия, учреждения и организации обеспечивают защиту сведений, составляющих государственную тайну, в соответствии с возложенными на них задачами и в пределах своей компетенции. Ответственность за организацию защиты гостайны возлагается на руководителей. Защита гостайны является видом основной деятельности органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации.

Таким образом, отметил суд, сведения в области ОРД являются гостайной, а ОРД, связанную с получением сведений, составляющих гостайну, осуществляют в том числе органы полиции, руководители которых в силу закона ответственны за организацию защиты этих сведений.

ВС РК указал, что здание полиции является режимным объектом. Приказом МВД от 10 февраля 2017 г. № 58дсп предусмотрен ряд мер по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов МВД. В соответствии с приказом была издана Инструкция по осуществлению пропускного режима в административных зданиях территориальных органов МВД, которой запрещена фото- и видеосъемка без согласования с руководителем отдела. Производство фото- и видеосъемки, а также аудиозаписи осуществляется на основании письменного разрешения руководителя ОМВД.

Кроме того, заметил суд, в соответствии с п. 26 Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю, утвержденной приказом начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г. № 20дсп, производство на территории объектов УМВД киносъемки и фотосъемки, звукозаписи и видеозаписи осуществляется только на основании резолюции начальника УМВД на соответствующих рапортах, в сопровождении сотрудников отделения по связям со СМИ.

Верховный Суд РК обратил внимание, что Приказ № 58дсп содержит служебную информацию ограниченного распространения, отнесен к категории документов «для служебного пользования», а потому его официальное опубликование не требуется. Таким образом, он носит организационный внутриведомственный характер и не затрагивает прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Вместе с тем отсутствие официального опубликования не свидетельствует о неправомерности требований сотрудника полиции о необходимости выполнения установленных в приказе ограничений и запретов.   

Вторая инстанция посчитала требования начальника отдела законными, поскольку запись осуществлялась не в ходе производства по делу об административном правонарушении в отношении подзащитного, не в служебном помещении, где составляются процессуальные документы, а в коридоре здания, в связи с чем оснований полагать, что Эдемом Семедляевым осуществлялась аудиофиксация порядка привлечения подзащитного к административной ответственности, нет.

Со ссылкой на п. 4 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» Суд указал, что восполнение неполноты (в том числе получение новых доказательств по делу) после возвращения судьей протокола должностному лицу, составившему его, а также устранение недостатков протокола путем внесения изменений или составления нового протокола не является нарушением порядка привлечения лица к административной ответственности. Кроме того, согласно этому же пункту постановления, несущественными являются недостатки протокола, которые могут быть восполнены в суде, а также нарушение сроков составления протокола, поскольку они не являются пресекательными.

Относительно административного задержания Эдема Семедляева суд указал, что оно было обусловлено дерзким поведением адвоката, свидетельствующим, что он может возобновить противоправные деяния, наличием у полицейского обоснованных подозрений, что он может уклониться от явки в судебное заседание. Кроме того, процессуальные действия требовали личного участия задержанного.

При этом ВС РК не посчитал наказание в виде административного ареста суровым, поскольку оно основано на данных, подтверждающих необходимость применения к адвокату такой меры ответственности и ее соразмерность предусмотренным ч. 1 ст. 3.1 КоАП целям наказания.

Иные доводы жалобы правового значения не имеют и не влияют на законность и обоснованность принятого по делу судебного постановления, отметил ВС РК, оставив жалобу без удовлетворения.

В комментарии «АГ» председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Республики Крым Константин Манаков, который также защищает права Эдема Семедляева, с сожалением отметил, что ВС РК не нашел оснований для удовлетворения жалобы. «Судебный акт изучается. По результатам подготовим жалобу в вышестоящий суд», – указал он.

Константин Манаков добавил, что после обжалования решений по делу Эдема Семедляева будут выработаны рекомендации адвокатам.

Комментарий председателя Комиссии ФПА по защите прав адвокатов Генри Резника будет опубликован позднее.

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о