Вопросы юристу


ВС Республики Башкортостан освободил из-под стражи адвоката в связи с волокитой прокуратуры

Суд также вынес частное постановление в адрес заместителя прокурора, указав на нарушение им разумных сроков судопроизводства, что привело к возбуждению перед судом необоснованного ходатайства о повторном продлении меры пресечения по одним и тем же основаниям

ВС Республики Башкортостан освободил из-под стражи адвоката в связи с волокитой прокуратуры

В комментарии «АГ» адвокат Рамиль Гизатуллин отметил, что, отменяя меру пресечения, суд не избрал в отношении Фаила Якшигулова какую-либо иную меру пресечения, тем самым, по мнению защитника, ВС РБ подтвердил, что изначально отсутствовали основания для ее избрания.

Как стало известно «АГ», 24 января Верховный Суд Республики Башкортостан отменил постановление первой инстанции, которая в нарушение УПК продлила адвокату АП Республики Башкортостан Фаилу Якшигулову меру пресечения в виде заключения под стражу, а также вынес частное постановление в отношении заместителя прокурора, нарушившего положения ст. 221 УПК.

Как ранее писала
«АГ», Фаил Якшигулов заключил соглашение с Ю. об оказании юридической помощи ее сыну, обвиняемому в изнасиловании несовершеннолетней (п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ). Он познакомил доверительницу с А., которого представил как правозащитника. Потом, посчитало следствие, у Якшигулова и А. возник совместный преступный умысел на хищение денежных средств у Ю. путем предложения ей обеспечения принятия судом решения об изменении меры пресечения ее сыну с заключения под стражу на домашний арест. Для этих целей А. якобы предложил своему знакомому К. представиться сотрудником ФСБ, который сможет поспособствовать изменению меры пресечения. Таким образом, они получили от Ю. 250 тыс. руб. по расписке, составленной адвокатом.

По данному делу Фаил Якшигулов проходил свидетелем. Однако 2 ноября 2021 г. ему предъявили обвинение в мошенничестве по ч. 2 ст. 159 УК, при этом постановление о привлечении в качестве обвиняемого датировано 12 октября. Адвокат АП РБ Рамиль Гизатуллин, защищающий коллегу, рассказывал
«АГ», что 17 ноября ему позвонил Фаил Якшигулов и сообщил, что его задержали сотрудники ФСБ у здания республиканского Верховного Суда, когда он вышел на обед, и доставили в следственный отдел, сорвав при этом судебное заседание, в котором он участвовал.

В тот же день следователь ходатайствовал об избрании адвокату меры пресечения в виде помещения под стражу. В документе отмечалось, что Фаилу Якшигулову были вручены повестки о явке в следственный отдел 5, 8, 10 и 11 ноября, однако в указанные дни он не явился, тем самым нарушив избранную в его отношении 2 ноября меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. При этом, как рассказывал «АГ» Рамиль Гизатуллин, об избрании следователем меры пресечения в виде подписки о невыезде ни ему, ни его подзащитному не было известно вплоть до ходатайства об избрании новой меры пресечения. Ходатайство следователя было удовлетворено Кировским районным судом г. Уфы: суд изменил меру пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей до 12 декабря 2021 г. В последующим суд продлил меру пресечения до 12 января, а затем и до 12 февраля 2022 г.

Фаил Якшигулов подал апелляционную жалобу в Верховный Суд Республики Башкортостан. Адвокат указал, что дело вместе с обвинительным заключением поступило заместителю прокурора 10 декабря 2021 г., однако он в нарушение ст. 221 УПК не принял никакого решения в течение 10 суток. При этом заместитель прокурора обратился в суд с ходатайством от 28 декабря 2021 г. о продлении срока содержания под стражей Фаила Якшигулова на один месяц. 30 декабря суд ходатайство удовлетворил, проигнорировав нарушение ст. 221 УПК. Дополнительно первая инстанция отметила, что адвокат может скрыться или оказать давление, однако заместитель прокурора в ходатайстве на это не указывал. Не была проверена и законность ходатайства, поскольку срок содержания под стражей не может превышать два месяца. Также суд не предоставил Фаилу Якшигулову право на последнее слово, где он хотел напомнить о нарушении ст. 221 УПК, о чем свидетельствуют протокол и аудиозапись судебного заседания. Адвокат попросил отменить постановление суда и отказать в удовлетворении ходатайства заместителя прокурора.

Изучив материалы дела, ВС РБ сослался на п. 1 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» согласно которому при принятии решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия судам необходимо обеспечивать соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, гарантированных ст. 22 Конституции и вытекающих из ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как указал ВС РБ, в нарушение этих норм закона суд первой инстанции не предоставил обвиняемому возможность выступить, довести до суда свою позицию относительно ходатайства, несмотря на его участие в судебном заседании, что подтверждается аудиозаписью и протоколом судебного заседания, чем также нарушено право на защиту. Заместитель прокурора в течение 10 суток после поступления дела никакого решения не принял, материалы дела продолжали находиться в его распоряжении, при этом судебное решение о продлении срока содержания обвиняемого под стражей до 12 января сохраняло свою силу и в случае направления дела заместителем прокурора в суд в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

Апелляция отметила, что спустя 20 суток со дня поступления дела в прокуратуру, т.е. за пределами 10-суточного срока, установленного ст. 221 УПК, заместитель прокурора 30 декабря 2021 г. обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей на один месяц. Суд ходатайство удовлетворил. При этом он не учел, что для тех же целей и по тем же основаниям по ходатайству следователя уже был продлен срок содержания Фаила Якшигулова под стражей до 12 января 2022 г.

Апелляция посчитала, что нарушение заместителем прокурора процессуальных сроков, предоставленных для принятия решения, волокита в ходе производства по делу не могут быть компенсированы вынесением произвольных повторных ходатайств, а затем решений о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

ВС РБ также указал, что, рассматривая вопросы о продлении меры пресечения, суд не обсудил возможность применения более мягкой меры пресечения. Так, заместитель прокурора не представил, а суд не привел конкретные обстоятельства того, что цели мер принуждения могут быть достигнуты лишь применением исключительной меры пресечения. Имеются лишь ссылки на то, что Фаил Якшигулов обвиняется в совершении преступления средней тяжести и нарушил прежнюю меру пресечения, что послужило основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, и что он может скрыться от органов следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу, оказать давление на потерпевшую и свидетелей. Между тем, отметил ВС РБ, ст. 99 УПК предусматривает учет при избрании меры пресечения сведений о личности обвиняемого, тяжести обвинения лишь при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК. Поэтому категория тяжести сама по себе не может выступать единственным основанием для содержания лица под стражей длительное время. Апелляционный суд удовлетворил жалобу адвоката и отказал в продлении меры пресечения.     

Кроме того, Верховный Суд Республики Башкортостан вынес частное постановление (есть у «АГ»), в котором указал, что заместитель прокурора нарушил требования ст. 221 УПК, допустил волокиту и нарушил разумные сроки уголовного судопроизводства, что привело к возбуждению перед судом необоснованного ходатайства о повторном продлении по одним и тем же основаниям Фаилу Якшигулову меры пресечения в виде заключения под стражу. Апелляция указала, что уголовное дело не представляет особой сложности. Каких-либо событий, связанных с действием непреодолимой силы, иных уважительных причин, препятствовавших выполнению уполномоченным должностным лицом требований УПК, не установлено. ВС РБ постановил обратить внимание заместителя прокурора на допущенные нарушения.

В комментарии «АГ» Рамиль Гизатуллин отметил, что основным доводом для суда стало бездействие прокуратуры в установленный уголовно-процессуальным законом 10-дневный срок. «Ранее мы указывали суду, что мера пресечения в виде подписки о невыезде Якшигулову и его защитнику не объявлялась, что подтверждается отсутствиями наших подписей или подписей понятых, которые подтвердили бы факт отказа от вручения постановления. Также мы заявляли доводы о возможности применения альтернативных мер пресечения, не связанных с лишением свободы, например личного поручительства 10 адвокатов. К сожалению, эти доводы суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание», – отметил он.

«Отменяя меру пресечения, суд не избрал в отношении Фаила Якшигулова какую-либо меру пресечения. Тем самым он подтвердил, что изначально отсутствовали основания для ее избрания, в том числе пресловутой подписки о невыезде», – посчитал защитник.

Рамиль Гизатуллин указал, что о том, обжаловала ли прокуратура постановление ВС РБ, неизвестно.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о