Вопросы юристу


ВС пришлось распутывать сложный хозяйственный спор между собственником и арендатором пивзавода

Возвращая дело на новое рассмотрение, Суд указал на недопустимость принятия во внимание выводов Президиума ВАС, сделанных им при рассмотрении иного спора с участием тех же сторон почти десять лет назад, без оценки иных обстоятельств дела

ВС пришлось распутывать сложный хозяйственный спор между собственником и арендатором пивзавода

Один из экспертов согласился с позицией ВС о том, что было ошибочно ограничиваться выводами судебного акта от 2013 г., поскольку с момента его вынесения прошло большое количество времени и были приняты другие судебные постановления, затрагивающие права и обязанности сторон. По словам другого, при новом рассмотрении дела можно ожидать формирования правовой позиции о том, должны ли в отношениях сторон спора превалировать нормы вещного права либо нормы обязательственного права в части аренды.

28 марта Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС20-20813 по делу № А40-240087/2019, в котором рассмотрел спор между арендодателем и арендатором пивзавода, объекты недвижимого и движимого имущества которых были признаны нижестоящими судами неделимой вещью на основании решения Президиума ВАС РФ, вынесенного в 2013 г.

Обстоятельства дела

31 января 2018 г. АО «Гамбринус» арендовало у ООО «УК Капитал-Инвест» (доверительный управляющий ЗПИФ недвижимости «Ритейл-инвест») помещения Ижевского пивобезалкогольного завода, принадлежавшие на праве общей долевой собственности инвесторам фонда, на срок до 30 ноября того же года.

По условиям договора после окончания срока аренды, а также при досрочном его расторжении арендатор обязался возвратить арендодателю имущество со всеми произведенными изменениями и улучшениями, являющимися неотъемлемой частью имущества и неотделимыми без нанесения вреда его конструкции, в исправном состоянии, пригодном для его дальнейшего использования, в день окончания срока аренды по акту приема-передачи. Также в случае, если арендатор не возвратил помещение либо возвратил его несвоевременно, он обязался внести двойной размер арендной платы за все время просрочки передачи помещения.

По окончании срока аренды АО «Гамбринус» не вернуло имущество по акту приема-передачи, кроме того, оно погасило только часть задолженности по арендной плате. В связи с этим ООО «УК Капитал-Инвест» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности, пени и двойного размера арендной платы за невозврат нежилых помещений на общую сумму 162,3 млн руб., а также об обязании ответчика возвратить имущество.

Суды посчитали имущество арендатора и арендодателя неделимой вещью

Решением суда иск был удовлетворен частично: с ответчика в пользу истца взыскана задолженность в размере 11,1 млн руб., неустойка в размере 5,9 млн руб., а также неустойка, начисленная на сумму долга начиная с 18 ноября 2020 г. по ставке 0,1% за каждый день просрочки по дату фактического исполнения обязательства. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Суд установил, что в объектах недвижимого имущества общества «УК Капитал-Инвест» размещено принадлежащее обществу «Гамбринус» производственное оборудование пивоваренного завода. При этом он исходил из обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными актами по делам № А71-572/2011 и № А71-565/2011 об отказе в удовлетворении виндикационного иска об истребовании (выселении) собственника оборудования из помещений. В частности, он принял во внимание выводы, изложенные в Постановлении Президиума ВАС РФ 24 декабря 2013 г. № 12505/13 по делу № А71-572/2011. Так, в нем было установлено, что спорный объект изначально создан не как простое соединение отдельных объектов – здания и оборудования, – сохраняющих и после такого соединения статус самостоятельных объектов оборота, а как единая вещь, части которой после их соединения не могут рассматриваться как самостоятельные вещи.

Суд посчитал, что, несмотря на формальное существование двух собственников – собственника здания и собственника оборудования, – отношения между ними могут быть квалифицированы как отношения между сособственниками неделимой вещи, между которыми сложился определенный порядок пользования этой вещью. Поэтому стороны вправе использовать предусмотренные законом способы защиты своих прав на спорный неделимый объект, в том числе и в отношениях между собой; в частности, они не лишены права требовать признания общей долевой собственности на данный неделимый объект. Они также могут требовать определения размера принадлежащих им долей в праве собственности на неделимый объект и внесения соответствующих изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также определения порядка владения, пользования и распоряжения этим объектом. Аналогичная позиция отражена в Определении ВАС РФ от 23 июня 2014 г. № ВАС-7326/14.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что переданные ответчику по договору аренды объекты недвижимого имущества в совокупности с установленным в них оборудованием являются неделимой вещью, а требование об их возврате направлено на разделение неделимого объекта. По мнению судов, отсутствуют правовые основания для применения ст. 622 ГК РФ, а также положений договора аренды, предусматривающих обязанность арендатора вернуть арендодателю спорное недвижимое имущество и внести арендную плату в двойном размере за просрочку передачи имущества. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с данным решением.

ВС подчеркнул, что нельзя признать вещь неделимой, не проверив, имеются ли у нее соответствующие признаки

С кассационной жалобой в Верховный Суд обратились владелец инвестиционных паев и арендодатель, которые просили отменить обжалуемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение.

Рассмотрев дело, Экономколлегия ВС отметила, что Постановление Президиума ВАС РФ № 12505/13, на которое ссылались суды, содержит важные положения, однако с даты его принятия и до принятия состоявшихся по настоящему делу судебных актов прошел длительный период времени, в котором сторонами совершались определенные действия, влияющие на их взаимоотношения, подлежащие правовой оценке при разрешении настоящего спора.

Верховный Суд подчеркнул, что между сторонами по делу, несмотря на выводы Президиума ВАС РФ о наличии у спорных объектов признаков единой вещи, впоследствии были заключены договоры аренды в 2014, 2016, а также в 2018 г. о предоставлении недвижимого имущества во временное пользование ответчику с обязанностью возвратить помещения по окончании срока аренды. В сложившейся ситуации и при наличии длительного конфликта между сторонами их воля на заключение последующих договоров срочного пользования имуществом, подлежащим, по их условиям, возврату истцу, с учетом указания Президиумом ВАС РФ об избрании ими дальнейших способов урегулирования спора судами не была исследована. Суды также не проверили вопрос о причинах заключения договоров аренды, фактического их исполнения и намерения возвратить имущество при заключении очередного договора аренды, отметил ВС.

Кроме того, обратил внимание Верховный Суд, Президиум ВАС РФ предложил сторонам ввиду сложившегося порядка пользования недвижимым и движимым имуществом воспользоваться предусмотренными законом способами относительно возможности признания общей долевой собственности на имущество как неделимый объект.

В судебном заседании представитель ответчика указал, что он обращался в суд с иском о признании права общей долевой собственности в равных долях за собственником оборудования и владельцами инвестиционных паев на единый недвижимый комплекс пивзавода. Однако постановлением апелляционного суда от 27 января 2016 г. по делу № А71-4970/2014 ему было отказано в удовлетворении иска ввиду отсутствия какого-либо договора, выражающего волю собственников объектов недвижимого имущества и установленного оборудования на возникновение общей долевой собственности на спорное имущество как единый неделимый объект.

ВС подчеркнул, что было установлено, что собственник недвижимого имущества желал разделить спорное имущество и реализовал это путем отчуждения объектов недвижимости и оборудования в собственность разным лицам, после чего указанные объекты собственности участвовали в гражданском обороте раздельно. Однако суды не учли это при разрешении рассматриваемого спора и также не дали оценку намерению ответчика о предъявлении указанного иска, а также его основаниям.

Верховный Суд также указал, что ответчик в 2021 г. заявил еще один иск о признании общей долевой собственности на основании ст. 133 ГК РФ (№ А71-5516/2021), считая недвижимое и движимое имущество единой вещью, но производство по делу было прекращено, так как суды пришли к выводу о тождестве дела с делом № А71-4970/2014, поскольку требования по ним направлены на признание общей долевой собственности.

Основывая свои выводы по основному требованию об освобождении имущества от оборудования, принадлежащего ответчику, на состоявшемся постановления Президиума ВАС РФ, суды не проверили наличие в настоящий момент признаков единой вещи у спорных объектов, подчеркнул ВС. Они не установили, сохранилась ли невозможность извлечения оборудования из помещений, принадлежащих истцу. В деле имеется лишь экспертное заключение от 19 апреля 2011 г., ранее представленное в дело № А71-572/2011.

В связи с этим ВС пришел к выводу, что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, и отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он подчеркнул, что при новом рассмотрении следует дать надлежащую оценку доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, а также представленным по делу доказательствам, при необходимости учитывая вступившие в законную силу судебные акты по делу № А71-4970/2014, разрешить вопрос о проведении судебной экспертизы.

Комментарии экспертов

Адвокат практики банкротства Адвокатского бюро «Инфралекс» Андрей Мазуркевич отметил, что по большей части позиция ВС сводится к тому, что нижестоящие суды неполно исследовали обстоятельства, в том числе с учетом большого количества судебных актов с участием сторон, включая акты ВАС РФ. По этой причине сложно выделить в этом деле какую-либо явно выраженную правовую позицию по вопросам неделимых вещей или аренды, указал эксперт.

Тем не менее, по мнению Андрея Мазуркевича, отдельный интерес представляет сама по себе ситуация, сложившаяся между сторонами за несколько лет. Он пояснил, что стороны спора являются долевыми сособственниками имущества (как отметил Президиум ВАС РФ) и, видимо, должны регулировать свои отношения через институты долевой собственности: например, посредством соглашения о пользовании имуществом в порядке 246 ГК РФ. Президиум ВАС РФ еще в 2013 г. в деле № А71-572/2011 отметил, что стороны фактически являются сособственниками, но оформляют свои отношения через договоры аренды, заметил эксперт.

С другой стороны, добавил он, последние несколько лет, в том числе после вынесения постановления Президиума ВАС РФ, стороны заключали договоры аренды в отношении имущества, а аренда предполагает, что титула у арендатора нет. «Верховный Суд РФ не стал комментировать вопрос, должны ли в отношениях сторон превалировать нормы вещного права (и тогда все отношения сторон следует квалифицировать как соглашения сособственников по смыслу 246 ГК) либо нормы обязательственного права в части аренды. Данный вопрос с учетом направления дела ВС РФ на новое рассмотрение будет исследоваться АС г. Москвы, поэтому по итогам дела может быть сформирована интересная с точки зрения права позиция», – полагает Андрей Мазуркевич.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Куркин подчеркнул, что Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в очередной раз исправила ошибки судов нижестоящих инстанций, которые вновь стали следствием формального подхода к рассмотрению очень сложного хозяйственного спора: «В очередной раз разочаровало откровенно пассивное поведение судов апелляционной и кассационной инстанций по проверке законности и обоснованности решения, вынесенного судом первой инстанции».

Николай Куркин отметил, что суды последовательно самоустранились от полного и всестороннего исследования обстоятельств рассматриваемого спора, ограничившись выводами Президиума ВАС РФ. Эксперт полностью разделяет позицию ВС РФ о том, что ограничиваться выводами судебного акта от 2013 г. ошибочно, поскольку с момента его вынесения прошло большое количество времени, были приняты другие судебные постановления, затрагивающие права и обязанности сторон спора, а также изменился фактический порядок использования спорного имущества. «Вместе с тем считаю, что само рассматриваемое определение ВС РФ ввиду индивидуальных особенностей спора и его специфики навряд ли будет иметь какое либо прикладное значение для правового сообщества, при этом судебная коллегия своим определением не выработала новых критериев и признаков, раскрывающих содержание неделимой вещи», – заключил Николай Куркин.

Анжела Арстанова

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о